Нефтехимии не будет

Екатерина Шохина
21 ноября 2007, 20:24

Сегодня на заседании правительства рассматривался вопрос о развитии нефтехимии. Государство предложило компаниям налоговые льготы по НИОКР и 3 млрд рублей. Но это проблему стагнации отрасли не решит. Для возрождения нужны новые заводы стоимостью несколько миллиардов долларов. Реализовать такие проекты можно только при наличии длинных денег, землеотводов, достаточного количества газа и электричества и налоговых преференций. А пока химикам выгоднее ремонтировать старые предприятия.

«Правительство РФ одобрило стратегию развития химической и нефтехимической промышленности до 2015 года», -- сообщил министр промышленности и энергетики РФ Виктор Христенко журналистам по итогам заседания правительства.

Как отмечается в докладе Минпромэнерго, сегодня доля химического комплекса в ВВП страны составляет 1,7%. Доля комплекса в промышленном производстве России находится на уровне 10,2%, в налоговых платежах во все уровни бюджетов -- 0,8%, доля химической и нефтехимической продукции в общероссийском экспорте составляет 4,4%. Это очень мало. По словам Христенко, реализация стратегии развития российской химической промышленности до 2015 года позволит обеспечить рост этой отрасли в 3,4 раза. «Действительно, притом что рынком нефтехимическая продукция крайне востребована, импорт изделий из тех же полимеров стремительно растет (в 2004 году было завезено 525 тыс. тонн, а в 2006-м -- уже 660 тыс. тонн), то есть мы даже внутренний спрос не удовлетворяем, отрасль стагнирует», -- соглашается председатель совета директоров компании «Никохим» Михаил Баранов. Хотя, по его словам, потенциально Россия может производить в 10 раз больше нефтехимической продукции.

Христенко отметил, что основной задачей стратегии станет изменение структуры химической промышленности. В настоящее время около 70% химической продукции -- это сырье и полуфабрикаты для последующей переработки, только 30% -- продукция высоких переделов. «Мы должны эту тенденцию ровно переломить наоборот», -- отметил министр.

Для разрешения системной проблемы и инновационного развития отечественной химической и нефтехимической промышленности государство готово пожертвовать деньгами и поощрить разработчиков высоких технологий налоговыми льготами.

Однако основные инвестиции должны обеспечить частные компании. Минпромэнерго считает, что для развития отрасли от них потребуется 4 трлн рублей. Само же государство внесет гораздо более скромную лепту -- 3 млрд рублей на научные исследования и разработки. Помимо этого правительство обязуется освободить затраты на НИОКР от налога на прибыль, упростить механизм возмещения НДС при экспорте, увеличить до одного квартала продолжительности налогового периода по НДС в целях увеличения располагаемых финансовых ресурсов предприятий.

Эксперты отмечают, что программа Минпромэнерго вряд ли будет способствовать реальному развитию нефтехимии в стране. Скорее, это больше похоже на советские лозунги пятилетки – увеличить, углубить, расширить, но не затрагивает истинных причин стагнации отрасли. Возможно, планы правительства порадуют инноваторов, научных работников, которые ведут разработки новых технологий для нефтехимии, но ситуацию в реальном секторе вряд ли изменят.

Инвестиции, которые правительство предлагает выделить из бюджета, – капля в море. За последние шесть лет суммарные инвестиции в отрасль составили 14 млрд долларов. При этом, по оценкам, не более 5 млрд из них были вложениями в новое оборудование и новые производства, под остальным надо понимать лишь затраты на текущий технологический ремонт или иные расходы. Для полной замены устаревшего оборудования и создания хотя бы базовых производств мирового уровня в отрасль нужно вложить как минимум 30 млрд долларов, то есть примерно в шесть раз больше, чем это было сделано за последние шесть лет. Что на этом фоне представляют 3 млрд рублей? Что же касается надежд на прорывной рост частных инвестиций, то они несколько неадекватны. Частные инвестиции растут в год в среднем чуть более чем на 1 млрд долларов, а предлагается, чтобы они ежегодно увеличивались на 20 млрд долларов. Но проблемы, существующие в нефтехимии, не дают возможности предприятиям привлекать такие деньги.

Освобождение от налогообложения НИОКР тоже вряд ли даст какой-то особенный эффект. Дело в том, что крайне мало нефтехимических компаний могут похвастаться своими разработками. Разработки есть, но делают их ученые, а потом они остаются на бумаге, поскольку инвесторы интересуются ими лишь в том случае, если они уже работают, на риск никто не идет. Что же касается нефтехимических предприятий, то для них на сегодняшний день главная проблема – это не отсутствие разработок, а дефицит сырья и трудности, связанные со строительством нефтехимических предприятий.

Начнем с сырья. Казалось бы, сырья в стране предостаточно, ведь оно (в первую очередь этилен) -- результат нефте- и газодобычи. «Объем производства этилена с 1991 года не увеличился и составляет 2 млн тонн, -- отмечает Баранов. – Эти мощности неадекватны российской экономике, они могут обеспечить лишь один-два крупных завода. Дело в том, что часть сырья просто сжигается, а часть его не отделяется от попутного газа и идет вместе с ним для потребления. Нужен завод для разделения фракций. Но проблема в том, что это огромные деньги – миллиарды долларов. Для того чтобы нефтяники и газовщики построили такой завод, у них должна быть гарантия того, что продукция будет востребована. То есть кто-то другой должен строить установку по производству этилена и дальше его перерабатывать. Но сейчас у нас в стране отсутствует система договоров, рассчитанная более чем на один год, что не позволяет никакого долгосрочного планирования. Это же не дает возможности предприятиям обращаться за инвестициями. Банки готовы дать деньги на это весьма рентабельное производство, но у них нет гарантий, что оно вообще заработает, а окупаемость заводов -- 10--15 лет». По мнению Баранова, государство должно скоординировать эту работу.

Другая проблема – законодательство не способствует строительству новых предприятий. «Действующее законодательство нацелено на поддержание работы существующих производств. Если я ремонтирую старую установку, то я получаю кучу льгот – весь ремонт ложится на себестоимость, немедленно списывается весь НДС, не возникает налога на имущество, потому что оно амортизировано до нуля. Как только я начинаю строить новую установку, то я сразу попадаю на НДС и на налог на имущество. Чем больше инвестиции, тем больше проблем», -- отмечает Баранов. Получается, гораздо выгоднее эксплуатировать технически старую установку, чем новую.

Помимо этих двух проблем есть и еще несколько. Землеотвод под строительство нового завода требует уровня правительства. «Я разговаривал с губернаторами, они говорят, что даже при их лоббировании процесс получения земли займет 2--3 года», -- говорит Баранов. При этом опять-таки если нет земли, невозможно взять деньги у банка на строительство.

Ужасно обстоят дела с подключением газа и электроэнергии к новой площадке. Это не только безумно дорого, но и часто просто неосуществимо. «Оплата подключения энергии стоит дороже, чем строительство новых мощностей, -- говорит Баранов. – При этом и по этой цене вы его не можете гарантированно подключить».

На локальном уровне все эти проблемы не решить, это требует вмешательства государства. Хотелось бы, чтобы после 3 млрд на НИОКР последовали бы и другие шаги.