«Прозрачная» труба

Али Алиев
25 мая 2010, 19:41

Федеральная служба по тарифам подготовила проекты постановлений правительства о стандартах раскрытия информации субъектами естественных монополий, оказывающих услуги по транспортировке нефти, газа и нефтепродуктов.

Текстуально проекты документов весьма схожи, и оба они устанавливают стандарты раскрытия информации субъектами естественных монополий, оказывающими услуги по транспортировке газа, нефти и нефтепродуктов по магистральным трубопроводам. При этом устанавливается, что Федеральная служба по тарифам (ФСТ) является органом, уполномоченным определять сроки, периодичность, формы раскрытия информации. Под раскрытием информации в настоящем документе понимается обеспечение доступа к ней неограниченного круга лиц независимо от цели получения указанной информации.

Согласно проектам регулируемые естественные монополии, а таковыми, по сути, являются в основном «Газпром», «Транснефть» и «Транснефтепродукт», должны будут раскрывать сведения о наличии или отсутствии технической возможности доступа к регулируемым услугам по транспортировке газа и нефти, количестве поступивших заявок на доступ к услугам по транспортировке и подключению к трубопроводам, а также количестве отклоненных и удовлетворенных заявок.

Кроме того, собственники систем газоснабжения должны будут раскрывать в составе информации о выручке данные о плановой выручке от оказания услуг по транспортировке газа, определяемой на основе общего планируемого объема оказания услуг, исходя из которого устанавливаются регулируемые тарифы. Раскрытию подлежат также сведения о структуре основных производственных затрат на оказание услуг по транспортировке газа, объемах транспортировки газа с детализацией по направлениям, выручке от транспортировки газа, а также структуре себестоимости транспортировки.

Закон о защите конкуренции запрещает занимающему доминирующее положение субъекту совершать действия, результатом которых являются или могут являться недопущение, ограничение, устранение конкуренции или ущемление интересов других лиц. Однако «Газпром», который является монополистом на российском рынке услуг по транспортировке газа, зачастую пользовался своим положением. Как напоминает Дмитрий Ширяев, ведущий консультант компании «Финэкспертиза», обязанность по раскрытию информации у «Газпрома» была и раньше, по ст. 8 закона «О естественных монополиях». «Но то, как именно это делать, указано не было, что давало возможность по разным основаниям и без какого-либо обоснования отказать в доступе как к информации, так и к трубе. Необходимость же разработки стандартов возникла в связи с включением в указанный закон статьи 8.1, где уже о них упоминалось», — говорит аналитик.

В нефтяных компаниях положительно отнеслись к инициативе ФСТ. Как заявили «Эксперту Online» в пресс-службе «ЛУКойла», информация о наличии транспортных мощностей очень важна для совершенствования логистики поставок компании. Кроме того, к 2012 году нефтяные компании обязаны довести уровень полезного использования попутного нефтяного газа до 95%, в связи с чем расширенная информация о возможности использования российской газотранспортной системы особенно актуальна, считают в пресс-службе.

Впрочем, по мнению Дмитрия Ширяева, дело не только в нуждах нефтекомпаний. «Газпром», в том числе из-за кризиса, стал хуже зарабатывать (особенно на внешнем рынке) и, соответственно, меньше пополнять бюджет. При этом те независимые производители газа, которые лучше вели продажи, к трубе могли и не допускаться из-за «отсутствия возможностей» у монополии. Теперь упрощение доступа к информации даст возможность заработать не только «Газпрому», но и бюджету за счет налогов независимых производителей газа и нефтекомпаний, догружающих газотранспортные мощности и увеличивающих налогооблагаемую прибыль», отмечает аналитик.

Что мешало добиться «прозрачности трубы» раньше? Какой смысл «Газпрому» был раньше это все скрывать, а вернее — не раскрывать эти данные? По словам аналитика ИК «Финам» Владимира Сергиевского, ничто особенно не мешало. «Просто не ставилось такой задачи. Большинство компаний в мире не стремятся раскрывать информацию, которую раскрывать не обязаны, — хотя бы потому, что подготовка этих данных к публикации требует лишних трудозатрат», — считает он. При этом аналитик тоже отрицает связь решения ФСТ с требованиями правительства к нефтекомпаниям по утилизации ПНГ. «В большинстве случаев утилизация ПНГ подразумевает его использование непосредственно в районе добычи, а прокладка новых веток газопроводов может сделать такие проекты нерентабельными», — говорит Сергиевский.

Некоторые участники рынка высказывают мысль о том, что решение ФСТ стало небольшой победой «Роснефти» над «Газпромом» в свете возможной покупки нефтекомпанией лицензии на разработку Ковыктинского газоконденсатного месторождения. Тем более что в прошлом году нефтяная компания уже высказывала претензии к «Газпрому» в ограничении приема в газотранспортную систему добываемого ею газа. «Не стал бы ставить вопрос таким образом, — говорит Владимир Сергиевский. — “Роснефть”, если будет принято решение о входе на газовый рынок, получит самые льготные тарифы на прокачку газа. Однако, учитывая, что сам “Газпром” не намерен расширять объемы добычи в России, в том числе и в связи с падением спроса на газ на мировом рынке, “Роснефти” сейчас такое направление не очень интересно».

Отвечая на вопрос, сможет ли ФСТ принудить «Газпром» к перекачке газа сторонних добытчиков, Дмитрий Ширяев говорит, что речь нужно вести не о принуждении «Газпрома», а о «стимулировании его работы за счет конкуренции внутри страны и о поощрении других, более эффективных компаний. Подход чисто экономический и в кризис вполне оправданный». «Не надо воспринимать этот процесс как борьбу, — утверждает, в свою очередь, Владимир Сергиевский. — Учитывая тесную связь “Газпрома” с государством и то, что политика компании тесно согласовывается с политикой правительства, это означало бы шизофрению. Меры по раскрытию информации скорее должны способствовать улучшению имиджа страны и снять некоторые вопросы относительно того, как формируются тарифы».