Фискальная стимуляция

Али Алиев
15 декабря 2010, 18:40

Министерство энергетики рассматривает возможность усиления фискальной нагрузки на нефтеперерабатывающие предприятия при сохранении общего объема налоговых поступлений от нефтяной отрасли. Таким путем правительство намерено стимулировать рост нефтедобычи.

Фото: ИТАР-ТАСС
Минэнерго пытается стимулировать рост добычи нефти повышением налогов на переработку

Как заявил глава Минэнерго Сергей Шматко, на сегодняшний день перерабатывающая отрасль является гораздо более доходной для нефтяных компаний по сравнению с добывающей сферой. В результате это приводит к снижению инвестиций в развитие нефтедобычи. «Мы хотим, чтобы фискальная нагрузка перенеслась на нефтеперерабатывающую отрасль, но при этом нагрузка в целом на нефтяную отрасль никоим образом не изменилась», — сказал он.

Кроме того, правительство будет принимать действия, направленные на уравнивание экспортных пошлин на светлые и темные нефтепродукты. В целом это позволит, с одной стороны, нефтяным компаниям сохранить экспорт нефти, а с другой стороны — направить инвестиции на повышение глубины переработки нефти. «Мы договорились по пошлинам и с Казахстаном, и с Белоруссией и теперь можем заниматься оптимизацией экспортных пошлин для внутреннего пользования России», — добавил Шматко

Как напоминает директор департамента НКГ «2К Аудит — Деловые консультации» / Morison International Александр Шток, правительством был задан курс на увеличение эффективности нефтепереработки. В соответствии с выбранной политикой формировалась и система налогообложения нефтяной отрасли. «Однако на сегодняшний день ситуация в переработке серьезно не изменилась — если в 2005 году средняя глубина переработки на российских НПЗ составляла чуть более 69%, то по итогам 2009 года этот показатель увеличился до 71,8%», — говорит аналитик.

По его мнению, очевидно, что введение понижающего коэффициента на экспорт нефтепродуктов не привело к мощному развитию российских НПЗ — глубина переработки на них изменилась незначительно. В результате сегодня, когда бюджету необходимы дополнительные поступления, льготы для переработки, которые не дали ожидаемого эффекта, решено отменить.

Учитывая, что именно нефтегазовая отрасль является ключевой для российской экономики в целом, именно здесь Минфин и начал искать дополнительные возможности для наполнения бюджета. При этом, считает Александр Шток, дополнительная нагрузка на добывающий сектор, который и без того серьезно пострадал в результате кризисного сокращения инвестпрограмм, в сложившихся условиях явно нежелательна, и нагрузка ляжет на переработку.

По данным Анастасии Сосновой, аналитика «Инвесткафе», в 2010 году доля ключевых налогов нефтяного сектора — НДПИ и экспортной пошлины — в цене нефти Urals составляет 65%, доля экспортной пошлины в цене нефтепродуктов — чуть более 40%. «Это объясняет, почему нефтепереработка в России считается более доходной по сравнению с нефтедобывающим сегментом, а также почему нефтяники не слишком заинтересованы в наращивании объемов добычи нефти, — говорит аналитик. — Поэтому для стимулирования нефтедобычи, то есть для того чтобы как-то сохранить существующие темпы добычи нефти на десятилетия вперед, в настоящее время в правительстве рассматриваются варианты сокращения налоговой нагрузки на нефтедобычу в виде снижения ставки НДПИ для старых и истощенных месторождений и введения льготного налогового режима (в основном по экспортной пошлине) для новых месторождений».

И для того чтобы нагрузка на нефтяную отрасль не изменилась — а доля нефтяных налогов только в 2009 году дала бюджету около 30% доходов, было решено переложить недостающую ее часть на нефтепереработку. Главным образом для этих целей рассматривается вариант уравнивания пошлин на темные и светлые нефтепродукты и доведения их до 85–90% от экспортной пошлины на нефть. В настоящее время из России экспортируются в основном низкооктановый и прямогонный бензины, а также топочный мазут — эти «полуфабрикаты» перерабатываются в дальнейшем на европейских НПЗ в высококачественное топливо. «Уравнивание пошлин на светлые и темные нефтепродукты не только может переломить данную тенденцию, так как утратится выгода от экспорта дешевого мазута, но и поставит вопрос о модернизации или закрытии всевозможных миниНПЗ, не входящих в ВИНКи», — считает Соснова.

Тем не менее, по мнению Ильи Ищука, партнера адвокатского бюро «Корельский, Ищук, Астафьев и партнеры», инициативу Минэнерго трудно назвать бесспорной. «Общеизвестным фактом является то обстоятельство, что нефтеперерабатывающие производства, за исключением единиц, требуют существенной модернизации, в том числе и для того чтобы выпускать топливо стандарта евро-5, — напоминает он. — В настоящее время эта работа хотя и ведется, но все же отнюдь не настолько активно, чтобы все действующие нефтеперерабатывающие заводы соответствовали современным требованиям. Увеличение налоговой нагрузки негативно повлияет на эту деятельность и существенно замедлит и без того небыстрый процесс модернизации».

Кроме того, у аналитика вызывает сомнение эффективность этой меры. «Совершенно неочевидным представляется, что увеличение налогового бремени в отношении нефтепереработки, его снижение в отношении нефтедобычи в конечном итоге приведет к увеличению инвестиций в последнюю. Причем неочевидно это как для ВИНК, так и для независимых нефтеперерабатывающих/нефтедобывающих компаний», — говорит Ищук.

В первом случае, считает он, с учетом декларируемого министерством сохранения прежней совокупной налоговой нагрузки на нефтяную отрасль в целом ВИНК в конечном итоге большего или меньшего количества налогов платить не станут. При этом им, как и прежде, в равной мере необходимо будет как модернизировать свою нефтепереработку, так и развивать нефтедобычу. Следовательно для ВИНК фактически не создается каких-либо экономических условий, способных побудить их к увеличению инвестиций в нефтедобычу.

Что касается мелких добытчиков и переработчиков, то ими, по мнению аналитика, такое изменение системы налогообложения, безусловно, будет воспринято позитивно. «Однако сомнительно, что между уменьшением налогов в добывающей отрасли и увеличением инвестиций в нее есть прямая причинно-следственная связь. Скорее нефтедобывающие компании просто станут более рентабельными для своих владельцев, — говорит Ищук. — Для не входящих в ВИНК нефтеперерабатывающих компаний такие новшества будут иметь негативный эффект — вряд ли повышение налогов кого-либо когда-либо радовало. При этом совершенно точно можно сказать, что увеличение налоговой нагрузки на независимых нефтепереработчиков не повлечет за собой увеличение инвестиций в добычу».

«Представляется, что государство для финансирования обычно сопутствующего выборам увеличения социальных расходов изыскивает любые резервы, — отмечает Дмитрий Ширяев, ведущий консультант компании «ФинЭкспертиза». — Учитывая то, что нефтепереработка входит в структуру нефтяных холдингов, стимулирование инвестиций в добычу и разведку точно не произойдет. Просто принимается чисто фискальное решение об увеличении доходов бюджета за счет тех отраслей, для которых дополнительная налоговая нагрузка не станет фатальной».