Назад в прошлое или вперед в будущее?

Сергей Мануков
корреспондент Expert.ru
3 июля 2012, 10:42

«Я хочу, чтобы в этот день победителем стал народ», — заявил Пена Ньето, приехав в минувшее воскресенье на избирательный участок с женой Анжеликой Ривера, известной в Мексике звездой «мыльных опер», и их шестью детьми. Однако победителем на выборах стал в первую очередь сам Ньето. Что же касается народа, то здесь, как говорится, время покажет. Однако опыт предыдущего пребывания у власти партии, которую представляет новый глава крупнейшего государства Центральной Америки, говорит, что рассчитывать на молочные реки и кисельные берега мексиканцам особенно не стоит.

Фото: AP
Мексиканцы выбрали президента и теперь гадают, что их ждет

Впечатляющее возвращение

Энрике Пена Ньето стал новым президентом Мексики. За бывшего губернатора штата Мехико из Институционно-революционной партии (PRI), больше похожего не на политика, а на кинозвезду, проголосовали, по данным Избиркома после обсчета 97% бюллетеней, почти 38% мексиканцев, пришедших в воскресенье на избирательные участки.

У ближайшего соперника — Андре Мануэля Лопеса Обрадора, лидера Партии демократической революции (PRD), — 31%. Первая женщина среди кандидатов в президенты Мексики Джозефина Васкес Мота, представляющая Партию национального действия (PAN) нынешнего президента Фелипе Кальдерона, набрала 26%. Окончательные результаты могут отличаться от предварительных, но, по словам представителей Избиркома, совсем незначительно.

Джозефина Мота поражение уже признала, а вот Андре Обрадор решил подождать несколько дней до объявления окончательных результатов. По словам его сторонников, он собирается обжаловать результаты выборов в суде. PRI, утверждают бывший столичный градоначальник и его помощники, превысила все допустимые и недопустимые лимиты расходов и пользовалась явной благосклонностью СМИ.

Андре Лопесу Обрадору не привыкать проигрывать и не привыкать бороться с несправедливыми и нечестными, по его мнению, результатами. Совсем немного проиграв на президентских выборах 2006 года, он отказался признавать свое поражение. Результатом упрямства стали несколько месяцев очень бурных демонстраций протеста по всей Мексике.

Однако, в отличие от событий шестилетней давности, Обрадор сейчас уже не кричит на всю Мексику о вселенском заговоре, а спокойно говорит о «дефиците справедливости и беспристрастности».

Возврат к власти PRI, которая держала Мексику в своих железных объятиях большую часть XX века, а если быть точнее, 71 год, производит впечатление. Партия вновь стала правящей, несмотря на то что ее систему правления перуанский писатель Марио Варгас Льоса назвал «безупречной диктатурой». Оправдал себя смелый поступок руководства «институционистов», которое после только третьего места на выборах 2006 года сделало ставку на новое телегеничное лицо — 45-летнего Пену Ньето — и, похоже, не прогадало.

Но даже сейчас говорить о безусловной поддержке народа не приходится, потому что PRI поддерживают лишь четыре из десяти мексиканцев. Выступая перед своими сторонниками уже в качестве победителя, Ньето сказал, что Институционно-революционная партия получила второй шанс и что она должна показать избирателям, что может управлять лучше, чем раньше, когда ее в буквальном смысле этого слова накрыл девятый вал коррупционных скандалов. 

Экономика и война

В чем причины победы «институционистов»? Ответ, вернее, ответы на поверхности. Десятки миллионов мексиканцев устали от топтания экономики на месте за то десятилетие, что у власти находились консерваторы из PAN: начиная с 2000 года экономический рост в среднем составлял 2%. Европе сейчас такие темпы показались бы астрономическими, но для Латинской Америки это черепашья скорость. Медленное движение вперед привело к тому, что Мексику, в конце 90-х годов прошлого столетия считавшуюся наиболее перспективной из развивающихся стран, сейчас обошли конкуренты: Китай, Бразилия и другие.

Ньето выиграл предвыборную гонку, каждый из участников которой пытался убедить избирателей, что именно он (или она) и никто не другой сможет вновь вернуть Мексике поступательное движение.

Но куда большее разочарование испытывают мексиканцы от насилия, которое правит бал в стране. В результате необъявленной войны, которую правительство Кальдерона вот уже шесть лет ведет против наркомафии, и вакханалии насилия, устроенного наркобаронами, успевающими воевать не только с армией и полицией, но и между собой, погибли около 55 тыс. человек. Эта война тоже в значительной мере тормозит рост мексиканской экономики. 

Медленное развитие экономики и война с наркомафией стали главными причинами худшего результата PAN на выборах с 1988 года. Партия национального действия опустилась на третье место и потеряла кресло не только президента, но и губернаторов в штатах Морелос и Халиско, которые всегда считались ее вотчиной.

Пена Ньето похвалил президента Кальдерона за объявление войны наркобаронам и заявил, что продолжит борьбу с наркомафией, но акцент будет делать на борьбу не с наркокартелями, а с обычной уличной и иной преступностью, которая больше всего мешает жить простым мексиканцам. Он опроверг слухи, что PRI может пойти на сделку с наркокартелями для ослабления насилия в стране.

«Я хочу, чтобы меня все четко поняли, — заявил новый президент Мексики. — В вопросе с организованной преступностью не может быть никаких пактов и перемирий».

Пустые обещания?

В ходе избирательной кампании PRI обещала проводить «ответственные перемены и реформы» и утверждала, что она безопаснее популистской PRD и деятельнее и энергичнее PAN.

Ньето обещает провести все экономические реформы, оставленные без внимания предшественниками, включая открытие закрытого с 1938 года энергетического сектора, пересмотра Налогового кодекса с целью увеличения крайне низких доходов федерального правительства и изменения законов о труде, чтобы облегчить работодателям как наем рабочей силы, так и ее увольнение.

«Наступило время для перехода из страны, в которой мы находимся, — подытожил свою программу Пена Ньето, — в страну, в которой мы могли жить и которой заслуживаем».

Однако все выглядит легко и гладко лишь на бумаге и словах. Добиться заявленных перемен и реформ будет нелегко, потому что PRI, так же как ее предшественнице, придется иметь дело с разделенным конгрессом. Правящая партия большинством в нем не обладает, поэтому ей потребуется поддержка PAN для проведения любых мало-мальски значимых реформ. С подобным «институционистам» уже пришлось столкнуться полтора десятилетия назад, когда они утратили контроль над главным законодательным органом Мексики. Через три года после этого PRI потеряла власть. Что будет теперь, покажет время.