Чиновники хуже, чем санкции

Александр Лабыкин
обозреватель журнала «Эксперт»
15 апреля 2014, 21:28

В своем докладе президенту бизнес-омбудсмен Борис Титов предложит создать при Совбезе «одно окно» для защиты российского бизнеса за рубежом. А для защиты от российских чиновников попросит запретить проверять предприятия малого и среднего бизнеса чаще, чем раз в три года. Коррупционеров, которые по-прежнему штампуют уголовные дела для отъема бизнеса, он предлагает отстранять от должности при первых подозрениях.

Более 50% предприятий малого и среднего бизнеса России работают «в тени», потому что государственные органы по-прежнему оказывают чрезмерное давление на бизнес. Это, пожалуй, ключевой тезис проекта ежегодного доклада президенту страны бизнес-омбудсмена Бориса Титова. Сегодня он представил в Общественной палате проект доклада на конференции «Федеральный ситуационный анализ по обсуждению ежегодного доклада уполномоченного при президенте РФ по защите прав предпринимателей».

Бизнес-омбудсмены хотят отстранять коррупционеров

Несмотря на то, что в последние годы существенно усилены полномочия делового сообщества, его представители введены в органы власти, созданы институты развития вроде «Открытого правительства» и Агентства стратегических инициатив при президенте, российский бизнес пока остается скорее в роли потерпевшего.

«Государство оказывает давление, практически разрушая стоимость бизнеса. Из-за давления создается «вторая» — теневая — экономика, в которой работает до 51% малого и среднего бизнеса», — заявил Борис Титов.

Впрочем, есть и очевидные положительные результаты, которые можно отметить как победу бизнеса. По словам Титова, число уголовных дел, возбужденных в отношении предпринимателей, в этом году снизилось. Во-первых, за полгода было амнистировано 2466 предпринимателей, осужденных по экономическим статьям. Во-вторых, бизнес-омбудсменам в регионах и «Центру общественных процедур «Бизнес против коррупции» «Деловой России» удается регулярно отбивать атаки силовиков и органов власти на бизнес. В результате на свободу вышли несколько десятков предпринимателей, незаконно осужденных в результате рейдерских атак, совершенных при участии местных властей, силовиков и судей.

«Но дела все равно возбуждаются в большом количестве, и многие из них не доходят до суда», — говорит Борис Титов. По его данным, только четверть уголовных дел по статье за мошенничество доходят до суда. А значит возбуждение уголовных дел по-прежнему остается излюбленным методом вымогательства, нечестной конкуренции и отъема бизнеса. По мнению Бориса Титова, об этом говорит то, что «за несколько лет около 700 тысяч дел были приостановлены и "висят"».

В качестве одной из возможных мер противодействия произволу чиновников и силовиков, Титов предложил отстранять временно от должности заподозренных в коррупции должностных лиц. Он пояснил, что омбудсмены должны иметь право требовать отстранения. По его мнению, это будет наиболее эффективный способ пресечь коррупцию.

«Самое главное, что сделано уполномоченными — это те, кто все же вышли из тюрем и кто не сел в тюрьму, — отозвался на это генеральный директор Агентства стратегических инициатив Андрей Никитин. — Я бы с этого начал доклад президенту. Все таки это явный первый эффект от создания института бизнес-омбудсменов».

Земля стала неподъемной

Как следует из проекта доклада Титова, предпринимателей в России становится все меньше. «Сегодня невыгодно производить, серьезно выросли издержки. Также в РФ зарплата растет быстрее, чем производительность труда, эффективность работы падает», — сосредоточился Борис Титов на экономической стороне дела.

Омбудсмен по земельным и имущественным вопросам Марина Карпова сообщила, что одной из причин увеличения издержек является непомерно выросшая арендная и выкупная стоимость земли. На это как на главную проблему указали 36% обратившихся с жалобами предпринимателей. Напомним, что в России кадастровую стоимость стали устанавливать, в том числе с учетом рыночной — для повышения налогооблагаемой базы местных бюджетов. Соответственно, ставки аренды и цена муниципальной недвижимости стали привязаны к рыночной стоимости. Но, по словам Карповой, с проблемами больше всего столкнулся столичный бизнес, где местный бюджет бедствий и так не терпел. Проблема распространяется и на регионы, которые обычно ориентируются на практику Москвы.

«В 2006 году в Москве рост цен на землю и недвижимость составил 100%, потом рост замедлился. В 2010—2012 год видим всего лишь 12—25% увеличение стоимости. А в 2012—2014 годах почти не было роста цен на землю. Так откуда взялся рост кадастровой цены и соответственно арендная плата?! — недоумевает Марина Карпова. — Мало того, договоры аренды стали заключать сроком всего на 11 месяцев, чтобы не регистрировать их».

По ее мнению, в докладе президенту следует отразить, что ставки аренды муниципальные и государственные учреждения не должны повышать более чем на 30% в год, а договоры следует заключать сроком не менее чем на три года. Только так бизнес сможет просчитывать свои планы. «А если арендатор уже является собственником земельного участка под этой недвижимостью, то ни о каком краткосрочном договоре речи быть не должно», — говорит Карпова.

Кстати, с такой проблемой уже столкнулись многие столичные предприятия. Наиболее яркий пример — предупреждение о выселении, полученное от окружной администрации Портхладокомбинатом, который является участником программы обеспечения продовольственной безопасности страны.

«Одно из предприятий получило задним числом уведомление о повышении ставок аренды в 8 раз. Это они, оказывается, еще с прошлого года должны были столько платить», — добавил Борис Титов.

«Я удивлен непритязательности ваших требований, — откликнулся на предложение Карповой советник президента, министр РФ по вопросам работы «Открытого правительства» Михаил Абызов. — На мой взгляд ставка аренды должна повышаться не более чем на 6% в год, а срок договора не должен быть меньше семи лет. Мне трудно представить малое предприятие, которое может программировать свой бизнес-план при такой индексации. Это же какая рентабельность должна быть? Вы делайте амбициозные предложения, потому что всегда найдутся те, кто захочет их подрезать. Крупный бизнес же планирует по территориям опережающего развития получить налоговые льготы на 10,5 лет».

Марина Карпова и Борис Титов согласились внести более смелые изменения в проект доклада. Карпова при этом добавила, что отразить следует и проблему не внесенных в государственный кадастр земель. Как правило, это бывшие территории Минобороны и закрывшихся сельхозпредприятий.

«На сайте госкадастра вы увидите много серых пятен, а это не введенные в экономический оборот земли. Если бы государство быстрее их выводило на рынок, то и ставки аренды могли бы снижаться», — добавила Карпова.

По мнению предпринимателей, показатель наведения порядка в кадастре следует внести как отдельную позицию в проект «Рейтинг регионов», который сейчас реализует АСИ. Тогда губернаторы и главы муниципалитетов будут более заинтересованы в этом. Андрей Никитин заметил, что в «продвинутых» регионах именно так и происходит:

«Если бы у нас, к примеру в Тульской области нашли такое серое пятно в кадастровой карте, то власти сразу бы предложили бизнесу набор индустриальных парков, которые здесь можно разместить», — заверил директор АСИ.

Михаил Абызов предложил немедленно составить законопроект по этому поводу и заверил, что Минэкономразвития и «Открытое правительство» готовы лоббировать его принятие.

Лучше платить только милиции, а не всем подряд

Согласно мартовскому исследованию ВЦИОМ, среди проблем, мешающих развитию бизнеса, предприниматели помимо высокой налоговой нагрузки отметили сложность бюрократических процедур и неопределенность экономической политики. По словам Уполномоченного по правам предпринимателей в Псковской области Петра Слепченко, только в их области в год приходится до 18 проверок в среднем на одно предприятие малого и среднего бизнеса. Виной тому возможность для надзорных и контрольных органов проводить проверки по обращению других предприятий и граждан. При этом отсутствует четкий набор требований к предприятиям, а сами контролеры «считают себя карательными органами, поскольку у них есть план по штрафам».

«Органы ветеринарного надзора закрыли одно предприятие, поскольку там находились во время проверки посторонние. А посторонними оказались сотрудники полиции, которые проводили свою проверку», — привел возмутительный пример Петр Слепченко.

Он предложил, и «Деловая Россия» это уже поддержала, пойти на революционную меру: проводить проверки от каждого ведомства не чаще одного раза в три года. А для начинающего бизнеса следует вовсе ввести мораторий на любые проверки в течение трех лет.

«Иначе предпринимателю проще платить одному милиционеру и оставаться нелегалом, чтобы потом не платить всем подряд», — говорит Слепченко.

Абызов предложил единый портал предстоящих проверок

Михаил Абызов идею ограничения проверок поддержал, продемонстрировав проблему запутанности самих органов власти показательным примером:

«Мы были в Ульяновской области, и там председатель правительства рассказал, что ему как-то потребовалось заполнить одну из форм налоговой декларации, но инструкцию, как это сделать, он нигде в открытом доступе найти не смог. Поручили главе налоговой службе найти ее. Так ей сутки потребовались, чтобы разыскать. А ведь у нас налоговая служба считается наиболее продвинутой. И если даже там такие проблемы, то что говорить о других», — выразил озабоченность куратор «Открытого правительства».

Абызов также отметил, что предложение о снижении числа проверок до одной раз в три года в самом деле является революционным, но оно потребует многолетней перестройки всей системы надзорно-контрольных органов:

«Чтобы так радикально изменить ситуацию, надо провести глобальную революцию в контрольно-надзорной политике. Возможно, сделать это надо в несколько этапов. Часть предложений уже есть в «Дорожной карте» АСИ, но они связаны с сокращением барьерных контрольно-надзорных мероприятий, а не всех вообще. Хотя и другие сильно мешают. Но согласен, есть задачи, которые уже можно решить и в этом году».

В частности, Михаил Абызов предложил сделать единый портал о всех планируемых проверках. Это позволит минимизировать коррупционные риски и повысить дисциплину самих предприятий:

«Бизнесмен должен посмотреть туда и понять, какие проверки его ждут, какие последствия могут быть, и по каким критериям будут проверять, какие документы требовать. Вот это Минэкономразвития вполне может уже в этом году с вами начать делать», — заверил он.

Напомним, что аппарат уполномоченного по правам предпринимателей уже создает совместно с прокуратурой портал, в котором будут собраны все прошедшие проверки и копии решений и предписаний.

Крымчане просят легитимности товаров

Пожалуй, труднее всех разобраться с особенностями и противоречиями российского законодательства придется бизнесу вошедшего в состав России Крыма. Назначенный недавно уполномоченный по правам предпринимателей Крыма Алексей Брынцевич сообщил, что все больше украинские партнеры расторгают договоры, а заключать их с российскими компаниями удается далеко не всегда. Заметим, что ранее президент Владимир Путин уже дал правительству поручение организовать скорейшую перерегистрацию крымских и севастопольских компаний в России. Но проблем еще много.

«В России не действуют сертификаты и прочие документы украинского образца на товары, поэтому возникают уже перебои с поставками продуктов питания, медикаментов и даже строительных материалов, — посетовал Алексей Брынцевич. — Мы со предлагаем на переходный период ввести временное разрешение хождение украинских сертификатов и лицензий».

Другая проблема — отсутствие лицензий Минздрава РФ и Ростуризма у Крымских санаторно-курортных учреждений, которые рискуют остаться без прибыли в этом сезоне, если российские ведомства не проявят оперативность.

С пожарными больше проблем нет?

Омбудсмен в сфере фитосанитарного и ветеринарного надзора Владислав Корочкин шокировал тем, что только в отрасли производства и розничной продажи сельхозпродукции на снижении проверок ветеринарной службы можно сэкономить до 100 млрд рублей в год.

«Это при том, что правительство уже разграничило функции этих служб, — говорит Корочкин. — Ветеринары не должны проверять розницу, только Роспотребнадзор может. Следует исключить лишь пять контрольных мероприятий из перечня их проверок, которые вытаскивают из бизнеса порой до 80 процентов затрат на организацию торговли».

Но Михаил Абызов обратил внимание на другую проблему:

«Мы с главой МЧС Владимиром Пучковым договорились, что за год число проверок предпринимателей они сократят в десять раз. И вы подписывали это соглашение, беря на себя функцию контроля исполнения пожарными этих договоренностей, — обратился министр к Борису Титову. — И где же результат, где в докладе итоги мониторинга — выполнили они соглашение и в какой степени где не выполнили?»

«В таком мониторинге не было необходимости, поскольку наши региональные уполномоченные не заявляли о таких проблемах», — ответил бизнес-омбудсмен.

«Тогда надо зафиксировать это как положительный опыт, что МЧС выполнило свои обязательств на сто процентов и ставить их в пример другим ведомствам», — напирал Михаил Абызов.

«Подтверждаю, жалоб нет, в докладе фиксировать нечего», — удивил Борис Титов.

Бизнесу нужен доступ к финансам

Другие предложения по улучшению предпринимательского климата, о которых Борис Титов доложит президенту, касаются доступа к финансам. Сопредседатель «Деловой России» Антон Данилов-Данильян сообщил, что на этот счет подготовлено уже более 50-ти инициатив. Наиболее эффективная — создание института проектного финансирования.

«Речь идет о банках, к которым регулятор не будет применять тех жесткие требования, как к другим, поэтому они будут более гибкими в кредитовании проектов, в том числе на модернизацию. Они будут использовать средства госбанков, но не смогут привлекать денге населения, чтобы исключить социальные риски», — говорит Данилов-Данильян.

Напомним, что крупные банки неохотно кредитуют малый и средний бизнес, поскольку издержки на обслуживание таких кредитов немногим меньше, чем при финансировании более доходных крупных проектов.

«Вторая важная мера — увеличение конкуренции среди банков путем выравнивания отношений между госбанками и частными. И третья — развитие системы госгарантий. Здесь уже подвижки есть, создается агентство кредитных гарантий, которое выработает единые правила игры для давно действующих региональных гарантийных фондов. Пока что у них процедуры непрозрачные, не ясны критерии отбора банков и прочее», — заключил сопредседатель «Деловой России».

Совбез защитит российский бизнес за границей

В условиях растущих угроз расширения санкций со стороны Евросоюза и США в отношении российских предприятий предприниматели поднимут перед президентом вопрос о защите отечественного бизнеса за рубежом. Омбудсмен по правам иностранных инвесторов Алексей Репик доложил, что уже есть два десятка заявлений о силовом выдавливании российских компаний с заграничных рынков.

«То что еще год назад казалось экзотическим, сегодня стало реальностью. Вчера была объявлена новая волна санкций, сегодня подвергли санкциям «Роснефть», которая дает работу сотням тысяч российских компаний, — говорит Репик. — Мы напрямую не можем защищать наших бизнесменов за рубежом. Вынуждены обращаться в МИД, посольства, в Минэкономразвития как к посредникам. Но у них нет единой цели и понимания, куда и зачем мы там идем. Как сказал представитель МТС, которая в прошлом году потеряла 1 млрд долларов в Узбекистане — помощь приходит, когда она уже не нужна».

По его словам, жалобы предпринимателей на нарушения прав за рубежом в США рассматривают в течение 16 часов, в Китае — в течение восьми. В России только ответа на письмо от госорганов можно ждать месяц, и не факт, что за ним последуют ноты в защиту бизнеса. Поэтому аппарат уполномоченного по правам предпринимателей инициирует создание единого межведомственного органа, который будет уполномочен именно на защиту интересов предпринимателей за рубежом.

«Эту идею поддержали уже предприниматели и депутаты. Есть мнение, что такой орган можно создать при Совете безопасности при президенте, — говорит Алексей Репик. — Он сможет по методу одного окна оперативно реагировать на все заявления бизнеса».

Уполномоченная по правам предпринимателей Свердловской области Елена Артюх обратила внимание, что российский бизнес проигрывает по конкурентоспособности даже в рамках родственного Таможенного союза с Белоруссией и Казахстаном. Регулярно вступают в силу новые технические регламенты, а наше законодательство за ними не поспевает.

«Мы уже не говорим о том, что в Казахстане и Белоруссии налоги значительно меньше и наша продукция уже неконкурентоспособна. Например, транспортный налог на грузовые автомобили у нас 36 тысяч рублей в год, в Казахстане три с небольшим, а в Белоруссии его вообще нет. Но из-за несовершенства закона за нарушение техрегламента нашим перевозчикам при въезде в Белоруссию и Казахстан приходится платить штрафы. И так по многим регламентам, их всего 34», — говорит Елена Артюх.

Подводя итоги конференции, Михаил Абызов отметил, что большинство предложений для включения в доклад президенту вполне рациональны и отвечают новым реалиям. «Открытое правительство» готово их продвигать, но не все сразу, а после определения приоритетов самим деловым сообществом. От себя он добавил, что готов и дальше добиваться снижения участия государства в экономике.

«У нас 50% экономики обеспечивают крупные госкомпании, мы помогаем им вести этот бизнес в ущерб частным предпринимателям. Этому надо уделить дополнительное внимание — как сделать так, чтобы постепенно государство пришло к минимальному участию в экономике», — заключил г-н Абызов.