Импичмент Дональда Трампа: от суда Сената США к общенародному суду

Москва, 08.11.2019
Наталья Травкина, Д.п.н., руководитель Центра внутриполитических исследований США, Институт США и Канады РАН (ИСКРАН), эксперт РСМД
Процесс импичмента — ни что иное, как снятие единственного кандидата республиканцев с дистанции президентской гонки. Ни один американский президент в новое и новейшее время не сталкивался с такой оппозицией и таким противодействием своей внутренней и внешней политике со стороны «глубинного государства» как Дональд Трамп.

AP/TASS Автор: Evan Vucci

24 сентября 2019 года спикер Палаты представителей Конгресса США Нэнси Пелоси объявила о начале процедуры юридического запроса Палатой представителей Конгресса США о возможности импичмента президента Дональда Трампа, о необходимости которого демократы и наиболее ярые сторонники антитрамповских сил стали говорить сразу же после объявления итогов президентских выборов 8 ноября 2016 года, т.е. еще даже до вступления Д. Трампа в должность президента в январе 2017 года.

В целом, несмотря на всю возможную значимость обвинений, которые могут быть предъявлены Д. Трампу, степень их серьезности будет решена не в недрах юридических комитетов Палаты представителей или Сената США, а американским общественным мнением. Пока замеры отношения большинства американцев к импичменту Д. Трампа и их оценок убедительности обвинений, выдвинутых против Д. Трампа, проведенные в период с 25 сентября по начало ноября текущего года, продемонстрировали достаточно равновесную картину: если 25 сентября 50,1% американцев выступали против импичмента Д. Трампа и 40,9% — за  его импичмент, то в конце сентября произошел перелом в настояниях, выразившийся в том, что 47,0% опрошенных американцев поддерживало импичмент Д. Трампа и 45,6% выступало против. К началу ноября 48,5% поддерживало идею импичмента Д. Трампа, а 44,6% выступало против его отрешения от власти.  

Хотя число сторонников импичмента Д. Трампа возросло, однако пока нельзя говорить о том, что они преодолели психологически важный рубеж в 50,0% голосов в пользу отрешения Д. Трампа от власти. Возможно, что самым существенным в этих опросах является то, что демократам не удалось расколоть электорат Республиканской партии по вопросу импичмента президента; за его импичмент выступало и выступает не более 10,0% избирателей, причисляющих себя к Республиканской партии. А это значит, что по крайней мере за год до президентских выборов 2020 г. республиканцы и в Конгрессе США постараются сохранить единство рядов в этом центральном вопросе современной американской политической жизни. 

Если согласиться с мнением американских историков, дипломатов и специалистов по внешней политике, согласно которому обвинения, выдвинутые против  45-ого президента США, являются «беспрецедентными» в американской истории судебных разбирательств против хозяев Белого Дома, то не менее справедливым является утверждение, что ни один американский президент в новое и новейшее время не сталкивался с такой оппозицией и таким противодействием своей внутренней и внешней политике со стороны «глубинного государства» как Д. Трамп. Какая из этих точек зрений в конце концов восторжествует, станет ближе и яснее к ноябрю 2020 г.

Его университеты

24 сентября 2019 г. спикер Палаты представителей Конгресса США Н. Пелоси объявила о начале процедуры юридического запроса Палатой представителей Конгресса США о возможности импичмента президента Д. Трампа, о необходимости которого демократы и наиболее ярые сторонники антитрамповских сил стали говорить сразу же после объявления итогов президентских выборов 8 ноября 2016 г., т.е. еще даже до вступления Д. Трампа в должность президента в январе 2017 г

Более того, в академической литературе США уже осенью 2016 г. появилась рукопись эссе профессора права Университета штата Юта К. Петесона «Университет Трампа и президентский импичмент», опубликованная в конце 2017 г. в  академическом журнале «Орегонский обзор права», в которой подробно рассматривался возможный механизм импичмента (отрешения от власти) Д. Трампа на основе злоупотреблений в деятельности основанного Д. Трампом университета в том случае, если он будет избран и вступит в должность президента страны[1].

Едва вступив в должность президента США, Д. Трамп был фактически «поставлен на счетчик» его противниками из Демократической партии США в Палате представителей, которые в тот период и вплоть до промежуточных выборов в ноябре 2018 г. находились в меньшинстве. Первоначально роль демократических обвинителей взяли на себя конгрессмен от штата Техас Э. Грин и от штата Калифорния Б. Шерман, которые уже в мае и в июне 2017 г. соответственно опубликовали проекты резолюций Палаты представителей об импичменте президента Д. Трампа. 6 декабря резолюция Э. Грина была поставлена на голосование на пленарном заседании Палаты представителей и провалена в соотношении голосов 58 «за» и 364 «против». За импичмент Д. Трампа голосовали исключительно члены демократической фракции.

Смысл «демократического счетчика» был предельно прост — отслеживать отношение членов демократической фракции к идее импичмента президента Д. Трампа и вовремя зафиксировать достижение критической массы недовольства деятельностью, да и личностью президента, т.е. как минимум большей частью фракции Демократической партии. Через полтора месяца — 19 февраля 2018 г. — Э. Грин повторно ставит свою резолюцию на голосование в Палате Представителей, которая проваливает её, однако уже в соотношении голосов 66 «за» и 355 «против». Таким образом, процесс прогрессирующего формирования «партии импичмента» в рядах Демократической партии оказался успешно запущенным.

Ситуация коренным образом изменилась в ноябре 2018 г., когда в ходе промежуточных выборов демократы установили достаточно прочный контроль над Палатой представителей, получив большинство в 233 голоса против 197 у Республиканской партии. Установление контроля над Палатой представителей открывало для Демократической партии и теоретическую, и практическую возможность начала процесса импичмента, ибо для вынесения обвинительного вердикта для последующей его передачи в Сенат по Конституции США требуется простое большинство голосов, т.е. голоса 218 депутатов, в то время как в Сенате для окончательного  судебного решения по импичменту президента требуется квалифицированное большинство в 2/3 голосов, т.е. голоса 67 сенаторов, после чего президент страны должен оставить свою должность.

С самого начала работы Конгресса 116 созыва «партия импичмента» в Палате представителей поставила перед собой задачу отрешения Д. Трампа от президентской должности в качестве центральной задачи деятельности палаты в 2019 – 2020 гг. В период с января по сентябрь 2019 г. (в январе, в марте, в мае и в июле) в Палате представителей было внесено 4 резолюции, содержавших требования начать процесс импичмента Д. Трампа. Автором или соавтором этих резолюций был уже упоминавшийся конгрессмен Э. Грин. Резолюция, внесенная Э. Грином в июле 2019 г. была немедленно поставлена на голосование и провалена в соотношении голосов 95 «за» и 332 голоса «против». Таким образом, в середине лета 2019 года уже почти 100 членов демократической фракции Палаты представителей поддерживали идею импичмента Д. Трампа против 137 депутатов, дистанцировавшихся от этой идеи.

Основная причина вялотекущего роста сторонников импичмента Д. Трампа в рядах демократической фракции Палаты представителей была проста: ей активно сопротивлялась спикер палаты Н. Пелоси и верхушка руководства фракции, которые мотивировали свой отказ поддержать инициативы по импичменту, исходившие от рядовых членов фракции, опасениями того, что развертывание масштабной политической кампании по импичменту Д. Трампа в канун президентских выборов 2020 г. может скорее навредить Демократической партии и её кандидатам, нежели принести ощутимые политические дивиденды.

Большинство американских избирателей по мере развертывания процесса импичмента Д. Трампа вполне могло прийти к выводу, что неспособность Демократической партии и её основных потенциальных кандидатов на пост президента победить Д. Трампа в «честной» политической борьбе в ходе избирательной компании вынуждает руководство демократов, по крайней мере в Палате представителей, прибегать к «грязным методам» ее ведения. По существу, процесс импичмента развивается в условиях предвыборной гонки и в ситуации, когда действующий президент является единственным и бесспорным кандидатом Республиканской партии. Процесс импичмента Д. Трампа в этих условиях является ничем иным, как простым снятием единственного кандидата республиканцев с дистанции президентской гонки.

Помимо этого, на поверхности причин противодействия началу процесса импичмента со стороны спикера палаты лежал личный интерес Н. Пелоси, которая прекрасно помнила и даже упоминала об этом в своих выступлениях, что инициатор процесса импичмента У. Клинтона в 1998–1999 гг. спикер Палаты Представителей республиканец Н. Гингрич перед угрозой его неизбежного провала в Сенате США был вынужден подать в отставку и уйти с поста  не только спикера палаты, но и сложить с себя полномочия конгрессмена в начале 1999 г. Именно такого бесславного конца своей политической карьеры и опасалась Н. Пелоси, и эта угроза, похоже, будет сохраняться и в дальнейшем.

К концу лета 2019 г. около 140 членов демократической фракции в Палате представителей поддерживали либо идею импичмента Д. Трампа, либо считали возможным начать процедуру юридического запроса в палате о возможности импичмента президента Д. Трампа. К этому моменту и была достигнута «критическая масса» конгрессменов, «жаждавших крови» Д. Трампа. Игнорировать мнение большинства членов демократической фракции в Палате представителей Н. Пелоси уже не могла, и именно на этом фоне в сентябре 2019 г. и разразился всеамериканский политический скандал, спровоцированный звонком Д. Трампа президенту Украины В. Зеленскому 25 июля 2019 г. 

 

«Спасти кандидата Байдена»

 

Формально общая фабула этого звонка, не очень-то скрываемая Белым домом, который 26 сентября опубликовал стенограмму переговоров Д. Трампа и В. Зеленского, была довольно проста: американский президент пообещал своему украинскому коллеге выделение уже утвержденного Конгрессом пакета американской помощи Украине, в том числе и военной, на сумму в 250 млн долл. «в обмен» на дружескую услугу — предоставление украинской  стороной всей имеющейся у нее информации о бизнес-интересах и бизнес-активности Дж. Байдена, занимавшего до января 2017 г. пост вице-президента США, и его сына Р. Хантера, который вплоть до января 2019 г. входил в состав совета директоров нефтегазовой украинской кампании «Бурисма». Партитура звонка была составлена достаточно театрально: 18 июля Д. Трамп дал указание заморозить пакет американской помощи Украине, о чем он, естественно, не сообщил В. Зеленскому, а просьба о предоставлении украинской стороной компромата на Байденов фигурировала как второстепенная для американской стороны. Приостановка американской помощи Украине мотивировалась необходимостью экономии бюджетных средств на фоне стремительно растущего дефицита федерального бюджета, составившего почти 1 трлн долл. Под конец текущего финансового года, окончившегося 30 сентября. Впоследствии в американской печати появились сообщения, что 11 сентября пакет американской помощи был «разморожен» по указанию Белого Дома.

Однако в интерпретации демократов звонок Трампа Зеленскому представлял собой не что иное, как использование государственных активов для достижения личных политических интересов в духе известно выражения «quid pro quo», которое в вольном переводе звучит как «услуга за услугу»: Трамп пообещал Украине помощь только в обмен на предоставление украинской стороной компрометирующей информации о главном кандидате от Демократической партии на пост президента США Дж. Байдена. Следует при этом отметить, что следование принципу «quid pro quo» давно стало важнейшей составной частью американской внешней политики[2], и поэтому раскручивание процесса импичмента Д. Трампа по обвинению в использовании этого принципа и доведение его до логического конца, по всей видимости, имеет определенные ограничения и по соображениям обеспечения стратегических внешнеполитических интересов США в долгосрочной перспективе.

По всей видимости, демократов поразило и уязвило тактическое политическое искусство Д. Трампа: использовать украинскую карту для того, чтобы вышибить своего главного конкурента и одновременно оставить Демократическую партию без ведущего центристски ориентированного кандидата, которому в настоящее время пока нет адекватной замены — этот ход Трампа стал своего рода красной чертой, переступить за которую Демократическая партия просто не могла ему позволить. Трамп довольно смело пошел на обнародование стенограммы своего телефонного звонка В. Зеленскому, ибо, по сути, он тем самым начинал фокусировать внимание американской общественности на том факте, что, если в 2016 г. демократы выдвинули своим кандидатом на пост президента США «насквозь коррумпированную» Х. Клинтон, то в ходе президентской кампании 2019 – 2020 гг. они наступают на те же грабли, выдвигая «не менее коррумпированного» Дж. Байдена. Благо в американской печати появились статьи, весьма убийственные для Дж. Байдена, о том, что он свою политическую карьеру использовал исключительно для целей семейного обогащения[3].

И следует признать, что с начала июля 2019 года степень общественной поддержки Дж. Байдена стала заметно уменьшаться, что было бы еще полбеды — но одновременно стала расти поддержка его основных конкурентов, главным образом сенатора от штата Массачусетс Э. Уоррен. В итоге к началу ноября в общенациональном масштабе Дж. Байдена, согласно средневзвешенным показателям основных опросов американского общественного мнения, поддерживало 30,0%, в то время как Э. Уоррен — около 21,0%, а близкого ей по левому флангу Демократической партии сенатора от штата Вермонт Б. Сандерса — 17,0%. Однако самым тревожным для Дж. Байдена стали опросы общественного мнения среди демократов в штате Айова, в котором 3 февраля 2020 г. пройдет партийное собрание по выдвижению кандидатов на пост президента от Демократической партии (распределению среди кандидатов подлежат голоса 41 члена делегации штата на партийном съезде), и в штат Нью-Гемпшир, где 11 февраля пройдут первые первичные выборы (распределению подлежат голоса 24 членов делегации штата).

В настоящее время Э. Уоррен опережает Дж. Байдена в штате Айова в соотношении голосов 22,3% против 15,7% у Байдена (в этом штате Байден отошел на третье место!), а в штате Нью-Гэмпшир — в соотношении голосов 25,0% против 21,0% у Байдена. При этом перелом в настроении избирателей обоих штатов произошел в конце сентября — начале октября. Известно, какую роль в США играет начальный период этапа первичных выборов — иногда судьба многих фаворитов президентских гонок решалась именно в начальном периоде первичных выборов. Две-три осечки, т.е. неспособность победить в штате, именно победить, а не прийти вторым, — и фаворит считался бесперспективным с точки зрения дальнейшей финансовой поддержки основных партийных спонсоров. 

 

Импичмент  — открытие «второго демократического фронта» в президентской кампании 2019-2020 годов 

 

Для понимания глубинной внутриполитической логики начала процесса импичмента президента Д. Трампа осенью 2019 г. надо иметь в виду то обстоятельство, что с конца июня в США стартовал процесс отбора кандидатов на пост президента США от Демократической партии в форме телевизионных дебатов, в которых приняло участи 20 политических и общественных деятелей. Всего запланировано проведение 12 дебатов, в том числе 6 до этапа первичных выборов, и 6 — после их начала с февраля по апрель 2020 г.

В ходе этих теледебатов и начался процесс селекции кандидатов; в частности, по итогам прошедших в июне-октябре четырех дебатов из президентской гонки выбыли семь претендентов, в том числе считавшиеся достаточно перспективными Б. О’Рурк, К. Джиллибранд, Дж. Хикенлупер.

Общая направленность прошедших и предстоящих дебатов достаточно проста, и в целом сводится к тому, что кандидаты достаточно активно критикуют друг друга, стремясь доказать избирателям, что именно они и заслуживают их доверия и симпатии. Поэтому отнюдь не случайно в американской печати по итогам прошедших дебатов появились язвительные комментарии, что их главным победителем стал ... Д.Трамп, которому досталось критики меньше всех остальных их участников. Именно после прошедших теледебатов заговорили о том, что Дж. Байден явно стар для того, чтобы занимать пост президента, «взошла звезда» Э. Уоррен, «закатилось солнце» сенатора от штата Калифорния К. Харрис, получил инфаркт Б. Сандерс.

А поскольку этап первичных выборов по накалу страстей стоит гораздо выше этапа теледебатов 2019 г., то демократы отчаянно нуждались в площадке, на которой бы «с утра до вечера» в глазах избирателей разрушался образ действующего президента, по сути — площадка для его беспощадной демонизации и выдвижения обвинений во всех мыслимых и немыслимых смертных грехах. Именно такой площадкой и стали залы заседаний Палаты представителей.

 

Победа на поле общественного мнения — главная цель процесса импичмента Дональда Трампа

 

Запустив 24 сентября процедуру юридического запроса  о возможности импичмента президента, которая до конца октября происходила в полузакрытом режиме в шести профильных комитетах Палаты представителей (по финансовым операциям, по разведке, по юриспруденции, по международным отношениям, по налогообложению, по надзору за деятельностью органов исполнительной власти), демократы сравнительно быстро трансформировали их работу в систему открытых слушаний (читай: открытого судебного процесса) «по делу» Д. Трампа. В конце октября была подготовлена резолюция, согласно которой Постоянному комитету по разведке Палаты представителей было разрешено вести все свои заседания по «делу Трампа» в открытом режиме с последующей передачей полученных и наработанных материалов в другие пять профильных комитетов палаты, занимающихся импичментом Д. Трампа.

31 октября она была поставлена на пленарное заседание Палаты и ободрена в соотношении голосов 232 «за» и 196 голосов «против». Многие политологи и аналитики расценили это голосование как предварительное голосование по возможному обвинительному заключению в отношении Д. Трампа в том случае, если в конце концов Юридический комитет палаты подготовит и одобрит его.

 

Перспективы возможного отрешения от власти Дональда Трампа

 

Голосование в Палате представителей 31 октября внушило администрации Д. Трампа определенный оптимизм в отношении возможного исхода процесса импичмента, поскольку оно прошло строго по партийной линии. 232 депутата, проголосовавших «за», являлись членами демократической фракции палаты, в то время как к 194 республиканцам, проголосовавшим «против», присоединились два демократа. А это означает, что возможно и в Сенате демократам не удастся расколоть республиканское большинство, и тогда, если голосование будет проходить по партийному признаку, 53 сенатора-республиканца наверняка проголосуют «против», а сенаторы-демократы — «за». В 1999 г. в Сенате 55 сенаторам-республиканцам противостояло 45 сенаторов-демократов, и Д. Трамп может надеяться на повторение сценария голосования в феврале 1999 г. по импичменту У. Клинтона, когда 45 сенаторов-республиканцев проголосовали «виновен» и 55 сенаторов (45 сенаторов-демократов и 10 сенаторов-республиканцев) проголосовали «не виновен».

 

«Ура! Мы ломим — гнутся ...»

 

В целом, несмотря на всю возможную значимость обвинений, которые могут быть предъявлены Д. Трампу, степень их серьезности будет решена не в недрах юридических комитетов Палаты представителей или Сената США, а американским общественным мнением. Пока замеры отношения большинства американцев к импичменту Д. Трампа и их оценок убедительности обвинений, выдвинутых против Д. Трампа, проведенные в период с 25 сентября по начало ноября текущего года, продемонстрировали достаточно равновесную картину: если 25 сентября 50,1% американцев выступали против импичмента Д. Трампа и 40,9% — за  его импичмент, то в конце сентября произошел перелом в настояниях, выразившийся в том, что 47,0% опрошенных американцев поддерживало импичмент Д. Трампа и 45,6% выступало против. К началу ноября 48,5% поддерживало идею импичмента Д. Трампа, а 44,6% выступало против его отрешения от власти[4].

Хотя умножилось число сторонников импичмента Д. Трампа, однако пока нельзя говорить о том, что они преодолели психологически важный рубеж в 50,0% голосов в пользу отрешения Д. Трампа от власти. Возможно, что самым существенным в этих опросах является то, что демократам не удалось расколоть электорат Республиканской партии по вопросу импичмента президента; за его импичмент выступало и выступает не более 10,0% избирателей, причисляющих себя к Республиканской партии. А это значит, что по крайней мере за год до президентских выборов 2020 г. республиканцы и в Конгрессе США постараются сохранить единство рядов в этом центральном вопросе современной американской политической жизни.

Если согласиться с мнением американских историков, дипломатов и специалистов по внешней политике, согласно которому обвинения, выдвинутые против  45-ого президента США, являются «беспрецедентными» в американской истории судебных разбирательств против хозяев Белого Дома[5], то не менее справедливым является утверждение, что ни один американский президент в новое и новейшее время не сталкивался с такой оппозицией и таким противодействием своей внутренней  и внешней политике со стороны «глубинного государства» как Д. Трамп. Какая из этих точек зрений в конце концов восторжествует, станет ближе и яснее к ноябрю 2020 г.

 




[1] Peterson Ch. Trump University and Presidential Impeachment. - “Oregon Law Review”, 2017, N1, pp.57-121.

[2] См., в частности:  Nincic M.  Getting What You Want: Positive Inducements in International Relations. - “International Security”, Summer 2010, pp. 138-183; The Unoversity of Chicago. Filmus F. Sticks and Carrots in Coercive Diplomacy: Toward a Theory of Inducements. August 2015. 43 pp.

[3] См., в частности: Schreckinger B. The Biden family’s strange business history. - “Politico”, 8/5/19 (https://www.politico.eu/article/joe-biden-presidential-bid-family-business-history-democrats/).

[4] FIveThirtyEight. Do Americans Support Impeaching Trump? An updating calculation of support for and opposition to impeachment, accounting for each poll's quality, recency and sample size, since Aug. 1, 2018 (https://projects.fivethirtyeight.com/impeachment-polls/).

[5] Haltiwanger J. Trump's actions with Ukraine were 'profoundly stupid' and beyond anything any president has ever done, historians and veteran diplomats say. - “Business Insider”, Sep 28, 2019 (https://www.businessinsider.com/trump-behavior-with-ukraine-stupid-and-unprecedented-historian-2019-9).

У партнеров




    Мы хотим быть доступными для наших покупателей

    «Камский кабель» запустил франшизу розничных магазинов кабельно-проводниковой и электротехнической продукции

    «Ни один банк не знает лучше нас, как работать с АПК»

    «На текущий момент АПК демонстрирует рентабельность по EBITDA двадцать процентов и выше — например, производство мяса бройлеров дает двадцать процентов, а в растениеводстве и свиноводстве производители получают около тридцати процентов», — говорит первый заместитель председателя правления Россельхозбанка (РСХБ) Ирина Жачкина

    Столица офсетных контрактов

    Новый инструмент промышленной политики — офсетные контракты — помогает Москве снизить расходы на госзакупки и локализовать стратегически важное производство

    Скованные одной цепью

    Власть и бизнес сотрудничают для достижения целей нацпроекта «Экология»

    Сергей Кумов: «“Техпрорыв” уже позволил исключить из добычи и переработки миллионы тонн пустой породы»

    Одно из стратегических направлений развития ПАО ГМК «Норильский никель» — модернизация производства и соответствие современным мировым стандартам. В 2020 году «Норникель» переходит ко второму этапу «Технологического прорыва» — программы повышения операционной эффективности, стартовавшей в 2015 году
    Новости партнеров

    Tоп

    1. «СЛЕДСТВИЕ ОДНОЙ ПЛАСТИНКИ»
      4 декабря 2019, Основная сцена театра «Новая опера» к 120-летию со дня рождения Марии Юдиной
    2. На рынок сжиженного газа выходит новый крупный игрок
      Со своими астрономическими запасами газа Тегеран рано или поздно должен был взяться за экспорт сжиженного газа. В этом поможет Россия
    3. У американцев осталась в запасе еще одна мера против «Северного потока — 2»
      В конгресс США поступило 12 законопроектов о санкциях против России. Их обсуждение на уровне сенатского комитета назначено на 20 ноября. Аналитики скептически настроены в отношении перспектив этих инициатив, но называют одну, которая может еще раз осложнить строительство многострадального российского газопровода
    Реклама