Неизбежен ли банковский кризис?

Анна Королева
корреспондент Expert.ru
20 апреля 2020, 12:09

Экономический спад, вызванный пандемией коронавируса, сильно подорвет «здоровье» банков, но запас прочности есть, считает глава ВТБ.Эксперты определили факторы устойчивости кредитных организаций

Евгений Разумный/Ведомости/ТАСС
Если карантин по коронавирусу продлится долго, бизнес многих банков покатится под откос

По оценке главы ВТБ Андрея Костина, российский банковский сектор из-за пандемии коронавируса может столкнуться с неплатежами по кредитам со стороны пострадавших отраслей и в результате потерять до 2,5 трлн рублей. Впрочем, подчеркнул банкир, это пессимистичная оценка, сам он надеется на более благоприятный исход — что банки сумеют справиться с ситуацией.

«Мы понимаем, что главный риск — кредитный. На отрасли, которые уже признали пострадавшими, российский банковский сектор выдал 3 триллиона рублей и еще 1,5 триллиона рублей на лизинговые компании в сфере повышенного риска, например, авиатехника, вагонный парк и так далее. Поэтому, когда эти предприятия не смогут оплачивать в срок кредиты, удар будет серьезным. Мы это все понимаем. Самая пессимистичная оценка — банковский сектор России может потерять 2,5 триллиона рублей. Это сильный удар», — заявил Андрей Костин в интервью РБК.

По его подсчетам, принятый правительством комплекс мер может стоить банковскому сектору порядка 400 млрд рублей. Однако он подчеркнул, что это посильная ноша для банков с учетом того, что чистая прибыль банковского сектора в прошлом году составила 1,7 млрд рублей. Дальнейшее же развитие событий «будет зависеть от того, насколько быстро восстановится производство, и в том числе в тех секторах, которые сегодня находятся под особым давлением».

Как заявил Андрей Костин, он не считает банковский кризис в России неизбежным. Однако, полагает он, нельзя перекладывать проблемы других отраслей на кредитные организации, поскольку тогда придется на каком-то этапе лечить сами банки, что может стоить дороже, чем те вливания, которые будут в другие отрасли экономики. «Когда болеют банки — они перестают кредитовать, значит, останавливается экономический рост. Поэтому надо осторожно относиться к банкам. Они сегодня не оказались в череде первых, кто попал под удар, в отличие, от 2008-го или 2014 года. И есть все шансы при государственной поддержке ключевых отраслей, граждан, занятости и так далее не довести до того, чтобы нам пришлось спасать костяк банковского сектора», — заключил банкир.

Факт неизбежности столкновения банковского сектора с финансовыми потерями теперь многим экспертам стал очевидным, хотя это было понятно и ранее, говорит заместитель директора Казначейства РГС Банка Владимир Волков. Единственным дискуссионным вопросом является масштаб этих потерь и, как следствие, устойчивость отдельно взятой кредитной организации. Ее определяют несколько факторов. 

Первое – это неопределенность продолжительности действия карантина, указывает эксперт. В настоящий момент его сроки лишь продлеваются, а количество заболевших нарастает. Представители МСБ в своих интервью неоднократно указывали на свой финансовый запас прочности, рассчитанный на срок 1-2 месяца. Сейчас представляется, что карантин продлится весь второй квартал и доля вернувшихся представителей МСБ составит не более 50%.

Второе - профиль и структура заемщиков. При отсутствии диверсификации в структуре кредитования концентрация в основном на секторе МСБ максимально жестко нанесет удар по финансовой устойчивости отдельно взятой кредитной организации. Третье – это кредитные, арендные и другого вида каникулы – это не освобождение от обязанности бизнеса оплачивать счета, а лишь отсрочка. При этом надо понимать, что начисление обязательных платежей сохранилось, а источников для их осуществления в период карантина нет. Таким образом, налицо отложенный кассовый разрыв.

Четвертое – это всё, что кому то стоит ноль, для второй стороны стоит в полном объеме. Другими словами, все расходы, связанные с кредитованием, лягут на финансовый сектор, о чем и говорит Андрей Костин. То есть банки должны часть своей прибыли перераспределить в пользу компенсации расходов бизнеса.

«Еще раз повторюсь, как крупным банкам, так и предприятиям государство в лице финансового регулятора, министерства финансов поможет в той или иной форме. Мелкие, средние банки и сектор МСБ понесут существенные потери. Размер этих потерь трудно сейчас просчитать, поскольку не ясен процент возврата этих кредитов», – заключает Владимир Волков.

Между тем, вся экономика и банки, как ее кровеносная система, начинают нести потери, констатирует глава люксембургского офиса консалтинговой группы KRK Group Никита Рябинин. Банки зависят от благосостояния своих заемщиков. Банки уже сталкиваются с серьезными проблемами в рамках переоценки кредитных портфелей. Многие отрасли отказались под ударом: недвижимость, транспорт, horeca, индустрия развлечений, нефтегазовый сектор. Корпоративные департаменты банков уже начали работать в антикризисном режиме. Фактически, у многих корпоративных клиентов уже наступил дефолт по текущим обязательствам из-за несоответствия ковенантным обязательствам.

Во избежание фактических дефолтов банкам необходимо пойти на реструктуризации, продлив сроки кредитов, снизив ставки, отнести часть процентов в конец срока кредита, ввести новый график платежей, в партнерстве со своими корпоративными клиентами, полагает аналитик. Если ситуация со стоимостью нефти и газа не изменится в лучшую сторону, режим карантина будет продлён на несколько месяцев, банковская система будет под большим давлением.

С другой стороны, говорит Никита Рябинин, в десяти крупнейших банках практически не осталось частных, эти банки будут поддерживать. В то же время риски для вкладчиков по суммам, превышающих более 1,4 миллиона вполне существуют, если ситуация пойдет по пессимистичному сценарию, можно проанализировать опыт кризиса на Кипре и посмотреть, какие были последствия для вкладчиков.

Глава ВТБ прав в том, что, если начнется падение даже отдельных банков, признает аналитик ГК «Алор» Алексей Антонов, то спасать их придется государственными деньгами, то есть деньгами налогоплательщиков, нашими с вами. Эксперт полагает, что проблемы в банковском секторе начнутся с запозданием в 2-3 месяца к банкротствам компаний, которые идут сейчас. Это связано с тем, что должна накопиться просрочка по кредитам, которые затем будут проданы коллекторам или переведены в статус невозвратных, требуя 100%-ного резервирования банками.

«Я не думаю, – говорит аналитик, – что, получив 1,7 трлн прибыли в прошлом году, банковский сектор способен в этом выдержать масштабные неплатежи кредиторов и банков-контрагентов — банковский сектор, как и другие, не живет с большим запасом прочности, он тоже в некоторой степени завязан на величину оборотки, которую он старается любыми средствами выдать в кредит или инвестировать».

Многие инвестиции банков, особенно в компании небольшой капитализации, в сектор услуг могут превратиться в нули. Сейчас видно, добавляет Алексей Антонов, что банки стараются заволокитить выдачу льготных кредитов, которые они должны выдавать в силу государственных директив: они спасают свою рентабельность. Для банков позитивно, что не был введен режим ЧС, он бы вообще уронил выплаты по кредитам почти до нуля.

По прогнозам аналитика, банкам в любом случае придется создать дополнительные резервы в общей сумме на 1-2 трлн рублей, а убыток сектор по итогам года может составить 500-600 млрд рублей. Нужно понимать, что в условиях возможного падения российского ВВП на 7-10% по итогам этого года банки не смогут чувствовать себя хорошо даже при госпомощи.