В неформальной сфере все еще трудится каждый пятый

Анна Королева
корреспондент Expert.ru
14 декабря 2020, 15:44

Аудиторы СП считают, что стимулировать рост числа самозанятых может распространение на них антикризисных мер господдержки, предоставленных другим субъектам предпринимательства, в том числе, льготных кредитов, и введение коэффициента-дефлятора доходов. Почему же эти меры вызывают сомнения у экспертов?

Коллаж: Тамара Ларина

В Счетной палате считают, что для повышения привлекательности введенной в России системы регистрации самозанятых, в основе которого — уплата налога на профессиональный доход, нужно продумать дополнительные стимулы. Этот вывод в контрольном ведомстве сделали по результатам мониторинга режима для самозанятых, который с октября этого года, после тестирования в ряде регионов, действует во всей стране, сообщило на минувшей неделе агентство РБК.

Хотя уже и нынешняя система подходит для легализации широкого круга неформальных предпринимателей, считают в Счетной палате. Со ссылкой на Федеральную налоговую службу РБК уточняет, что на 1 декабря число официально самозанятых составило 1,434 млн человек. при этом в 2019 году на учет встали 390 тыс. самозанятых.

«Известия», в свою очередь, обнародовали в понедельник «неофициальную статистику неофициальной сферы» — неформальной занятости, с которой газету познакомила консалтинговая сеть FinExpertiza. По данным из ее исследования, число неофициально занятых в июне насчитывало 13,57 млн человек, что составляет 19,4% от общей численности занятых на рынке труда. Таким образом, в серой с точки зрения права зоне трудится почти каждый пятый работающий.

И если сопоставить это число с числом самозанятых, то окажется, что последних все еще почти вдесятеро меньше, чем занятых неформально. И хотя статистика по неформальной занятости в данном случае неофициальная, но и официальным лицам случалось называть схожую и даже большую численность неофициально работающих.

Счетная палата предлагает: тем, кто получил официальный статус самозанятого и, соответственно, начал платит налог, надо дать возможность получить льготный кредит или рассчитывать на меры поддержки непосредственно от государства.

Кроме того, аудиторы предложили индексировать планку доходов самозанятых с помощью коэффициента-дефлятора. Он стал бы двигать ее вверх на уровень инфляции. Сейчас самозанятым можно стать с доходом не свыше 2,4 млн рублей в год.

По сведениям самой Счетной палаты, эти предложения поддержали в ФНС. Их польза для государства в том, что они помогут расширить круг самозанятых, то есть — налогоплательщиков.

Учитывая, что сейчас эксперимент по выводу самозанятых из тени уже перешел в стадию «закрепления» во всех регионах – налог на профдоход введен с октября везде по стране, то можно ожидать некой стагнации по притоку новых пользователей в системе, полагает Алим Бишенов. Сейчас, по данным ФНС, она прирастает не более чем на 5 тыс. человек в день, но учитывая сложную ситуацию в экономике.

И, вероятнее всего, считает он, дальнейший прирост будет более медленным — сдерживающих факторов не делиться с государством доходами пока все же больше, чем факторов, привлекающих их обелить. Цены на продукты и услуги, очевидно, обгоняют официальную инфляцию, при этом не добавляют оптимизма ограничительные меры из-за коронавируса. Поэтому ожидать активности от самозанятых можно лишь через некоторое время – когда нормализуется эпидемиологическая обстановка в регионах, а предлагаемые новые меры стимуляции самозанятых будут опробованы теми, кто доверится обещаниям.

Преждевременно говорить о неуспехе режима для самозанятых, основываясь на сравнении их числа с уровнем неформальной занятости, считает гендиректор платформы «Рокет Ворк» Анастасия Ускова, нужно развивать инфраструктуру предложений для самозанятых, менять структуру не только коммерческих маркетплейсов для поиска работы, но и государственных служб занятости.

К тому же, говорит эксперт, исследование учитывает не только фрилансеров и специалистов, работающих на себя. А скорее весь неформальный рынок труда. Оттуда и такие цифры. Сейчас четверть населения трудоустроена на предприятиях МСП — это сфера услуг, общественного питания, продуктовый и непродуктовый ритейл — здесь исторически всегда было много «зарплат в конверте». Такой подход продиктован в первую очередь нечистоплотностью самих работодателей, стремящихся оптимизировать кадровые издержки на налоги и страховые взносы, считает она.

Пришедший вместе с коронокризисом кризис экономический — резкое сокращение спроса среди населения и, как результат, падение выручки малого и среднего бизнеса с октября этого года на 14% в среднем, а в непродовольственном ритейле и сфере услуг до 20% (по данным компании онлайн касс «Эвотор»), опять же, не внушают оптимизма предпринимателям и заставляют их чаще обращаться к серым схемам, чтобы оставаться на плаву, говорит она.

Только с марта этого года, со стартом первой волны COVID 19, количество безработных по методологии МОТ выросло на 36%, или 1,25 млн человек, отмечает она. Фрилансеры точно так же зависят от конъюнктуры рынка, и им также следует оказывать поддержку в непростое для экономики время. Налоговые каникулы для самозанятых, например, уже помогли сэкономить плательщикам налога на профдоход по меньшей мере 13 млрд рублей. Новые налоговые отсрочки, вместе с введением гибкой верхней шкалы дохода, с высокой вероятностью помогут популяризировать новый налоговый режим.

Кроме этого, указывает эксперт, не стоит забывать, что самозанятые остаются одной из самых социально незащищенных групп на рынке труда, плательщики налога на профессиональный доход не могут претендовать на медицинскую страховку или страховую пенсию. Возможно, правильным было бы субсидировать часть затрат на здоровье и будущую пенсию самозанятых. К этому призывает и МОТ, предложившая руководствам стран в период коронакризиса поддержать занятых в неформальном секторе, обеспечив им доступ к здравоохранению и финансовой помощи.

Упрощенный доступ к кредитам также поможет увеличить популярность налога на профдоход, считает она. Уже сейчас доходы, декларируемые самозанятыми, учитываются банками при расчете кредита, однако, многие плательщики НПД даже не знают об этом. Поэтому силы правительства должны быть направлены не только на разработку мер поддержки, но и на достаточную информационную кампанию, чтобы донести их до населения.

В будущем тренд на альтернативные формы занятости будет только крепчать, уверена Анастасия Ускова. Для самозанятых сейчас появляется большое число вакансий. Это продиктовано и простотой регистрации нового налогового статуса, и выгодными налоговыми ставками для самих самозанятых и для бизнеса, который с ними сотрудничает, и возросшим спросом на удаленных специалистов на фоне пандемии, а также синих воротничков — например, курьеров и таксистов, спрос на которых в новых реалиях также продолжает расти.  Работа с самозанятыми обходится дешевле предпринимателям, позволяя сократить кадровые издержки, что в это непростое для бизнеса время особенно важно.

Предлагаемые Счетной палатой меры потребуют от государства дополнительных расходов и усилий, комментирует в свою очередь член генерального совета «Деловой России» Алим Бишенов. Например, чтобы создать условия для получения льготного кредита самозанятыми, необходимо договариваться с банками, которые будут готовы такие кредиты выдавать. И даже льготный кредит потребует выплаты процентов и 100% возврата, что в условиях пандемии и без того идея не самая лучшая.

Меры господдержки, говорит эксперт, в свою очередь, могут быть самыми разными. Однако все прекрасно понимают, что любая льгота или послабление достается через длительное хождение по кабинетам, сбор подписей и разрешений. Как считает Бишенов, люди, входящие в категорию самозанятых, не готовы к такому длительному пути для получения субсидий.

Инициативу Счетной палаты об индексации планки доходов самозанятых он характеризует как «стоящую». Но на деле, считает Алим Бишенов и это вряд ли будет эффективно, поскольку в среднем, по данным самого контрольного ведомства, основная часть доходов таких трудящихся не превышает 500 тыс. руб. в год.