Антибиотики будут отпускать строго по рецепту

Дмитрий Машенских
корреспондент Expert.ru
24 декабря 2020, 21:32

Принятый в четверг Госдумой закон о биологической безопасности в чем-то является весьма общим и сложным для восприятия, а в чем-то, напротив, предельно конкретным. Таково ужесточение отпуска ряда лекарств, которое, впрочем, войдет в жизнь лишь через год. В целом закон продолжает линию законодателя на регулирования все новых вопросов, как относящихся к сфере безопасности

Коллаж: Тамара Ларина

Биология в рамках закона

Сразу в двух окончательных чтениях 24 декабря Государственная Дума приняла закон о биологической безопасности. В нем прописаны правовые основы и основные принципы обеспечения таковой, полномочия госорганов, различные меры, права, обязанности и запреты.

Граждане, например, имеют теперь право получать от органов власти информацию об угрозе инфекционных заболеваний, а также о том, какие меры они предпринимают для борьбы с ней. То же касается любых иных угроз, относящихся к предмету нового закона. Ответить на вопросы граждан представителям государства будет тем легче, что закон предусматривает «формирование государственной информационной системы в области обеспечения биологической безопасности», а также «создание и развитие системы мониторинга биологических рисков».

Закон также поощряет изучение свойств «возбудителей новых, редких или ранее не встречавшихся на территории РФ болезней». В этой норме видится прямое следствие разразившегося в этом году эпидемии ранее не встречавшегося на территории РФ, да и за ее пределами коронавируса COVID-19.

А вот и новшество, затрагивающее практически каждую семью: для снижения уровня распространения инфекционных болезней, вызываемых возбудителями, устойчивыми к лекарствам и химическим и биологическим средствам, вводится ограничение отпуска лекарств для лечения инфекционных и паразитарных болезней, вызываемых патогенными микроорганизмами. Ограничения вводятся в целях исключения приема таких лекарств при отсутствии медицинских показаний, — так излагает ТАСС норму об ужесточении отпуска определенных лекарств. Впрочем, дату ее вступления в силу закон переносит на год вперед — на 1 января 2022 года.

«Будет более подконтрольна продажа антибиотиков населению. Вопрос антибиотикорезистентности сегодня очень остро строит. Когда продажа антибиотиков подпрыгивает в десятки раз, что даже фармацевтическая промышленность не справляется с объемами производства, это ненормально», — цитирует ТАСС члена комитета Госдумы по охране здоровья и одного из авторов поправок к проекту Александра Петрова.

Что такое «биологическая безопасность»

За комментарием «Эксперт Оnline» обратился к кандидату социологических наук, доценту кафедры общественных связей института государственной службы и управления (ИГСУ) РАНХиГС, член-корреспонденту РАЕН Вере Захаровой.

«В современных условиях распространения коронавирусной инфекции по всему миру принятие данного закона — безусловно, важный шаг,» — сказала она. — «Однако для обывателя положения закона очень сложны для восприятия, и простых людей интересует, как будут защищены их интересы. Так, закон содержит определение биологической безопасности Российской Федерации, как “состояние защищенности населения и окружающей среды от воздействия опасных биологических факторов, при котором обеспечивается допустимый уровень биологического риска”».

Но не понятно, какие конкретные практические меры будут для этого приняты, хотя закон и предусматривает определенные полномочия органов государственной власти всех уровней в области обеспечения биологической безопасности, говорит эксперт. Возможно, это будет конкретизировано в подзаконных актах.

«Также непонятно, — продолжила Вера Захарова, — по каким критериям будет оцениваться состояние защищенности населения и окружающей среды от воздействия опасных биологических факторов. И какие конкретные меры, направленные на защиту населения и охрану окружающей среды от воздействия опасных биологических факторов, на предотвращение биологических угроз (опасностей) будут приниматься соответствующими уполномоченными органами.»

Эксперт обращает внимание на то, что, как следует из норм закона, в области обеспечения биологической безопасности граждане обязаны «не осуществлять действия, влекущие за собой нарушение права других граждан на охрану здоровья и охрану окружающей среды от опасных биологических факторов». Однако, отмечает она, закон не раскрывает сущности данного запрета и не дает четкой ориентации, какие именно действия могут повлечь за собой нарушение прав граждан на охрану здоровья и охрану окружающей среды.

«И, соответственно, у граждан возникает недопонимание того, что они могут делать, а что нет, и какие наказания они за это будут иметь. Тогда, получается, что изменения должны были вноситься и в КоАП, и в Уголовный кодекс. Данную неопределенность и неоднозначность толкования правовых норм, по сути своей, можно отнести и к коррупциогенным факторам» — добавила доцент РАНХиГС.

Высказала свой взгляд Вера Захарова и по поводу прописанных в принятом законе ограничительных мер, касающихся отпуска антибиотиков: «Что касается вопроса ограничений отпуска антибиотиков населению, я бы его поддержала, поскольку считаю, что любое лекарство вредно для здоровья человека, а, тем более, если люди занимаются самолечением с применением сильных антибиотиков и иных препаратов. И еще государство должно строго заботиться о здоровье граждан не только в период пандемии, но и в реальной, обыденной жизни. И для этого важно жестко контролировать все лекарственные препараты и БАДы, которые распространяются на территории нашей страны, а также вести контроль за поддельными лекарствами и продуктами питания, содержащими вредные для здоровья вещества».

Новая отрасль права

Своё видение сути и перспектив применения закона «Эксперт Оnline» высказал также общественный омбудсмен по защите прав предпринимателей в свете фито-санитарного и ветеринарного контроля Владислав Корочкин.

«В целом, какого-либо ущемления прав данный федеральный закон не несет», — считает он, отмечая, что все будет зависеть от трактовки и правоприменения.

Например, в статье 5 (пункт 2) говорится: «В области обеспечения биологической безопасности граждане обязаны не осуществлять действия, влекущие за собой нарушение права других граждан на охрану здоровья и охрану окружающей среды от опасных биологических факторов». По мнению омбудсмена, здесь не хватает определения «умышленно».

«Ведь если кто-то чихнул в сторону другого гражданина, будучи заразен, но не зная об этом, то это будет считаться указанным “действием”? Или нет?», — задается он вопросом, добавляя, что на практике все будет зависеть от того, какие санкции будут за это прописаны в КОАП, а также от того, насколько чётко будут прописаны те действия, которые нельзя осуществлять.

Слишком общими видятся эксперту «Требования к безопасности продукции». Это общая, размытая норма, под которую можно подвести все, что угодно, говорит он.

«Перечисление подвидов законодательства в контексте данного ФЗ фактически делает его головным, формируя, конституируя целую отрасль права. И теперь придется, применяя, к примеру, закон о карантине или ветеринарии, постоянно оглядываться на достаточно широко и неопределенно трактуемую “биобезопасность”», — заключает Владислав Корочкин.

Итак, принятый Госдумой закон представителями экспертного сообщества оценивается как полезный, но в ряде моментов содержащий ряд вопросов по практическому его применению. Вскоре станет ясно, возникнут ли аналогичные вопросы у вышестоящих законодательных инстанций, следующая из которых — Совет Федерации.