Энергетический кризис: Китай намерен решать проблему с углем "любой ценой"

Сергей Мануков
корреспондент Expert.ru
30 сентября 2021, 09:27
Zuma\TASS

КНР - крупнейший в мире импортер многих видов сырья, включая уголь. Сейчас китайцам очень не хватает этого самого грязного вида ископаемого топлива, мировой спрос на который из-за сверхдорогого газа резко подскочил. Усугубляет ситуацию низкий обем запасов угля в хранилищах.

Поэтому, наверное, мало кого удивило заявление Китайского совета по электроэнергетике в начале этой недели о том, что Пекин будет увеличивать поставки угля «любой ценой». Проблема с китайским углем состоит еще и в том, что более 90% его добывается на местах, из-за чего быстро увеличить добычу крайне трудно.

Цены на уголь из-за высокого спроса тоже растут, хотя и не так быстро, как на газ. В Европе, например, цена угля сейчас достигла 13-летнего максимума. Цена австралийского угля марки Newcastle выросла по сравнению с прошлым сентябрем в 2,5 раза и достигла максимума после 2008 года.

Еще каких-то несколько месяцев назад китайские покупатели жаловались на чересчур высокие цены на уголь на спотовом рынке и поэтому вели себя пассивно. Сейчас же, когда в стране начался энергетический кризис, ситуация, конечно, изменилась. Покупатели из КНР готовы платить за уголь любые деньги.

В этом тоже нет ничего удивительного, если знать, что запасы угля в шести главных энергетических компаниях КНР сейчас почти на треть (31,5%) ниже по сравнению с прошлым годом. В 2021 году они оказались самыми низкими после 2017 года.

Крайне сложная обстановка с углем сложилась и в Индии, где более чем на половине электростанций, работающих на угле, его осталось менее чем на неделю.

Однако с учетом китайского спроса пополнить запасы угля индийцам также, как и представителям других азиатских стран, сейчас будет непросто, считает главный экономист Trafigura Group Саад Рахим.

Обычно на долю Поднебесной приходилась почти половина угля, добываемого в Азии. Однако в прошлом году ситуация изменилась. Главная причина – резкое ухудшение отношений между Китаем и Австралией, одним из главных поставщиков угля для китайцев. Китаю пришлось срочно перестраиваться на поставщиков из Южной Азии и Европы. В Южной Африке китайские импортеры, например, за неполных девять месяцев 2021 года купили 4,4 млн тонн коксующегося и термального угля. Для сравнения: в 2015 -20 гг. китайцы не купили ни одной тонны южноафриканского угля. Вдвое вырос в этом году и импорт угля из России, но больше всего – в 7 (!) выросли поставки угля из США.

За уголь сейчас, кстати, развернулась настоящая война. Европа, например, активно пытается перехватить азиатский уголь. Импортеры из Восточной Европы сейчас едва ли не впервые в жизни покупают уголь в Австралии.

Несмотря на то, что Китай добывает половину мирового угля, ему его все равно не хватает из-за астрономического потребления. Производство термальной энергии в августе 2021 года выросло по сравнению с тем же месяцем прошлого года на 14%, а добыча угля увеличилась за год на 4,4%. Импорт с начала июня увеличился более чем на 20%, но брешь все равно необходимо чем-то заполнять.

Крайне сложная ситуация с углем сложилась и в других странах. Резко упала добыча в Колумбии и Индонезии, одних из самых главных его производителей. Работе сильно мешали проливные дожди. К тому же, часть шахт закрылась из-за пандемии.

Не хватает и денег. Инвестиции в новые угольные проекты в последние годы упали почти до ноля, а банки на волне всемирной борьбы с глобальным потеплением начали ограничивать кредитование угольных компаний.

Проблем у угольной отрасли хватает. Сейчас, на волне резкого роста спроса на уголь самое, казалось бы, время для резкого увеличения добычи, но добывать дополнительный уголь, ставший едва ли не золотым, некому, потому что не хватает рабочих.

У Китая небогатый выбор средств борьбы с энергетическим кризисом. Конечно, Пекин может ослабить или совсем отменить запрет на покупку австралийского угля, но это чревато геополитическими неприятностями. К тому же, на Востоке и в Китае, наверное, особенно до сих пор не любят, что называется, терять лицо.

Правительство КНР могло бы ограничить снабжение фабрик и заводов углем, но это чревато потерей темпов восстановления экономики, а это Пекину, конечно, тоже не нужно.