Партнеры и конкуренты в одном лице

Дмитрий Поддубный
13 декабря 2002, 00:00

"Российский рынок для нас самый главный", - заявляет генеральный директор харьковского ОАО "Турбоатом" Анатолий Бугаец

- Насколько сильны позиции "Турбоатома" на российском рынке?

- Они определяются прежде всего историческими реалиями. Дело в том, что примерно двадцать пять процентов всех установленных мощностей электростанций России были укомплектованы в свое время оборудованием "Турбоатома". Свыше девяноста процентов всех российских атомных энергоблоков работают на наших турбинах. Доля нашего оборудования на российских тепловых и гидростанциях скромнее, но все равно велика - примерно по двенадцать-тринадцать процентов.

- Какую долю занимают российские заказы в вашем объеме производства?

- Мы сейчас завершаем формирование плана на 2004 год. На российском рынке набирается работ примерно на девяносто миллионов гривен, а общий портфель составит двести пятьдесят миллионов гривен, то есть доля России дойдет до тридцати пяти процентов. В нынешнем году удельный вес российских заказов составляет примерно двадцать пять процентов. А в общем объеме нашего экспорта Россия займет около сорока процентов.

- Вы говорите, что четвертая часть российского энергетического оборудования изготовлена "Турбоатомом". Означает ли это, что данный сегмент рынка еще долго будет накрепко привязан к вам?

- Совершенно верно. Турбинное оборудование - это высокотехнологичная продукция, которая десятилетиями требует сопровождения разработчика и изготовителя. Сейчас мы надеемся, что новым импульсом для развития наших отношений с Россией станет создание Единого экономического пространства. Тогда, возможно, упростится прохождение товаров и денег, исчезнут таможенные преграды, будет снят НДС на импорт.

- Но тогда и россияне придут сюда со своей более дешевой продукцией.

- Так они и сегодня есть на украинском рынке. Как мы привлекались к оснащению российских АЭС, так наш конкурент, петербургский завод ЛМЗ, вошедший в состав концерна "Силовые машины", привлекался к оснащению украинских АЭС. Поэтому и наши атомные станции, те же Хмельницкая и Ровненская АЭС, комплектовались и продолжают комплектоваться за счет российских поставок. А те АЭС в России, которые помогали создавать мы, комплектуются и будут комплектоваться нашими турбинами: это и Балаковская, и Волгодонская АЭС, и другие. Потому что, если генеральный проект был разработан, например, под наше оборудование, он уже не может делаться по-другому. И российские, и украинские правительственные структуры прекрасно понимают: нечего лоббировать интересы собственных производителей в ущерб безопасности. На традиционно "наших" и на традиционно "их" станциях мы лбами не сталкиваемся. Так что по прошлому мы не соперники, а по новому оборудованию - да, будем конкурировать.

- Как вообще складываются ваши отношения с "Силовыми машинами" - для вас это больше конкурент или партнер?

- Интересный вопрос. В зависимости от обстоятельств мы и конкуренты, и партнеры. Вот сейчас получили хороший заказ в Мексике на поставку оборудования для гидроэлектростанции "Эль Кахон". Там мы выступили на тендере с россиянами в одном консорциуме. Мы поставим туда турбинное оборудование, а "Электросила", которая входит в состав "Силовых машин", - генераторы. Вот, пожалуйста, - пример партнерства. Но чаще мы, конечно, конкуренты. Недавно столкнулись на индийском рынке: выступали в составе разных международных консорциумов. Мы выиграли контракты для двух электростанций. Но "Силовые машины" - далеко не единственный наш конкурент на мировом рынке. Мы точно так же конкурируем со всеми мировыми производителями: американскими, немецкими, японскими.

- А возможно ли договориться с "Силовыми машинами" о разделе сфер влияния в третьих странах?

- Такой стратегической задачи ни у нас, ни у них нет. Рассматриваем каждый конкретный случай, исходя из интересов; в каждом из них - свои правила игры.

- "Силовые машины" объединили целый ряд российских предприятий энергомашиностроения. К тому же за ними стоит мощный инвестор. Как вам удается конкурировать?

- Конкурируем за счет высоких технических и экологических показателей. У нас есть очень хорошие проекты, не загрязняющие водную и воздушную среду. По срокам поставки конкурируем. Демпинговать мы не демпингуем, но рентабельность наша бывает очень умеренной.

- Известно, что российский конкурент интересуется участием в приватизации "Турбоатома". Как вы к этому относитесь?

- Я такой приватизации не понимаю, и она никому не нужна. Есть два предприятия, есть две разные школы турбостроения. Подчинять одно предприятие, имеющее свой авторитет, нишу на мировом энергетическом рынке, другому не вижу никакого смысла. К счастью, сегодня этот вопрос в повестке дня не стоит. А участвовать совместно в разных проектах, консорциумах - пожалуйста, мы всегда готовы.

- Какие главные трудности на российском рынке вы испытываете?

- Первое, с чем мы сталкиваемся, - это НДС на импорт наших товаров в Россию, а российских на Украину. Двадцать процентов стоимости продукции нужно заплатить сразу! Да какое предприятие выдержит такую нагрузку?! С одной стороны, не всякий покупатель нашей продукции может позволить себе такую предоплату. С другой стороны, нам усложняют приобретение комплектующих. А мы ведь много чего из России везем: лопатки, отливки, поковки, металл - закупаем там ежегодно примерно на пятнадцать-двадцать миллионов долларов продукции.

- Давайте сравним. Куда проще поставить турбину: в Россию или, например, в Индию?

- Если говорить откровенно, в Россию, конечно, проще. Но зато расчеты с Россией намного сложнее, потому что там, как правило, у заказчиков денег нет, а оборудование требуется. Зачастую такие поставки ложатся на нашу дебиторскую задолженность.

- То есть российский рынок для вас рискованный?

- В части получения платежей - да, это одна из серьезных проблем. Но с другой стороны, россияне, к примеру, не просят банковских гарантий на должное исполнение заказа. Все же российский рынок для нас - самый главный, самый близкий, самый понятный и самый освоенный.