Кто кого пересидит

Александр Ивантер
первый заместитель главного редактора журнала «Эксперт»
12 июня 2000, 00:00

У государства нет четкой позиции относительно участия в реструктуризации банковской системы, поэтому у банкиров остается надежда решить свои проблемы за казенный счет

Одним из ключевых факторов посткризисного оживления российской промышленности стало расширение банковского кредитования предприятий реального сектора экономики, способствующее повышению их ликвидности и инвестиционной активности. Однако резервы стихийного восстановления банков после тяжелого нокдауна осенью 1998 года близки к исчерпанию. Несмотря на то что совокупный капитал российской банковской системы в номинальном рублевом выражении почти вернулся к докризисному уровню, в валютном выражении он едва дотягивает до 5 млрд долларов (характерный размер капитала одного среднего американского банка). Понятно, что с такой карликовой банковской системой задач модернизации производственных мощностей не решишь. А ведь уйма денег требуется на окончательную санацию самой банковской системы - урегулирование обязательств перед кредиторами, включая иностранцев и пострадавших вкладчиков.

Несмотря на развернувшую кредитную экспансию и растущие прибыли выживших банков, понятно, что быстро накопить средства, необходимые для самооздоровления и заметной инвестиционной помощи реальному сектору экономики, российские банки не в состоянии. Отсюда их настойчивые призывы к правительству (недавно они были оформлены в принятые Ассоциацией российских банков "Концептуальные основы развития банковской системы России") оказать процессу реструктуризации банковской системы массированную государственную помощь, желательно наличными. Среди предлагаемых банкирами мер - возобновление практики выдачи стабилизационных кредитов, подпитка АРКО новыми источниками госфинансирования и ряд других.

Чуть более тонкую схему поддержки предлагает один из идеологов концепции АРБ президент Пробизнесбанка Сергей Леонтьев. Он считает реальной возможность поддержки государством ряда банков-партнеров через вхождение в капитал на три-четыре года. "Нам нужно создать целый пласт государственных банков и банков развития. На переходный период России не обойтись без политики государственного вмешательства, без определенного фондирования специальных программ и создания бюджета", - убежден Леонтьев.

Схема видится примерно так. На первом этапе государство разрабатывает требования к банкам, специализирующимся на кредитовании реального сектора, и путем конкурсного отбора создает группу примерно из тридцати банков-партнеров (как это делает в рамках сопровождения своих программ Мировой банк). Затем государство обменивает свои обязательства, допустим облигации, на акции этого банка, процентов 20-25. Если госбумаги окажутся ликвидными, банк получит рекапитализацию, идентичную проведенной в денежной форме. Одновременно банк-партнер получает право на участие во всех программах подъема экономики, реализуемых правительством. Если банк-партнер, по мнению государства, не выполняет функций, взятых на себя в рамках сотрудничества, оно имеет право продать пакет акций банка на рынке.

Кроме того, считает г-н Леонтьев, многое можно сделать в рамках того бюджета, которым располагает АРКО. Нужно просто сменить приоритеты финансирования и отказаться от идеи восстановления банков-банкротов. Со временем государство могло бы с выгодой для себя продать пакеты крепких, развивших свой бизнес банков.

"Как-то странно говорить о национализации банков ввиду стратегической задачи постепенного выхода из капиталов тех банков, в которых государство сегодня участвует, - недоумевает первый вице-президент фонда 'Реформа' Александр Хандруев, курировавший в свое время в ЦБ вопросы надзора. - Хотя опыт ряда стран - Норвегии, Чили - дает примеры временной национализации коммерческих банков с последующей приватизацией. Проблема заключается в том, что у государства сегодня нет денег для вхождения в капитал банков".

И все же, считает г-н Хандруев, политические решения о дальнейшей судьбе российской банковской системы должны быть приняты властями. Ведь по существу у любой страны, решающей проблему реструктуризацию банковской системы, выбор весьма ограничен: "Либо государство находит средства для решения этой задачи, либо национальная банковская система продается нерезидентам, как это произошло в Венгрии, Чехии, а сейчас - в Польше. Мы хотим реструктурировать систему, не проводя ни того, ни другого".

Пока же политических решений не принято, самое главное не мешать развитию естественного процесса очищения банков. "Правительству нужно создать институциональные и правовые условия для ускорения расчистки банковской системы", - убежден Александр Хандруев.

Серьезное упущение процесса реструктуризации в том, что в нашей стране не был создан вторичный рынок банковских долгов. Поэтому "расчистка" системы шла на выборочной и криминализированной основе.

В настоящее время 1050 банков никак не могут завершить процесс ликвидации. Многое было сделано для укрепления административно-правовых мер контроля за банками через механизм отзыва лицензий, введения института временных администраций. Однако сама процедура ликвидации банка, создания конкурсной массы, расчетов с кредиторами и вкладчиками занимает очень много времени. Поэтому было бы разумно создать специализированные компании по управлению проблемными активами банков, как это было сделано, например, в Швеции, которые могли бы объединиться в холдинг под эгидой АРКО. Эта работа может проводиться правительством совместно с АРКО при участии Банка России.

От государства нужны не только деньги

Главный управляющий директор Альфа-банка Алекс Кнастер считает, что участие государства в реструктуризации банковской системы необходимо:

- На данный момент банковская система России функционирует в основном как расчетная система, а не как катализатор экономического развития. Банки недостаточно капитализированы. Сама банковская система чрезмерно зарегулирована. При этом не всегда используются правильные критерии оценки. В России отсутствует межбанковский рынок и по существу нет рынков капитала. Поэтому, как нам кажется, если государство решит оказать поддержку национальной банковской системе, эта поддержка могла бы осуществляться по нескольким направлениям.

Нужно стремиться к повышению качества банковского надзора с использованием западных стандартов учета. Это по крайней мере приведет к выводу большого количества неэффективных банков из системы.

Государство может разработать ряд мер по стимулированию и развитию межбанковского рынка. Нам представляется правильным использовать при этом возможность кредитования Банком России коммерческих банков.

Следует прекратить поддерживать госбанки, превратившиеся в настоящих монополистов в кредитовании промышленности по субсидированным ставкам.

Хотелось бы видеть тенденцию к ослаблению бюрократических требований со стороны территориальных подразделений Банка России, а также более разумный порядок осуществления валютного контроля.

Важно понимать: если государство одновременно начнет стимулировать экономический рост, окажет поддержку реальному сектору, в том числе через усовершенствование Налогового кодекса и создание системы контроля над бюджетом, эти изменения благотворно повлияют на условия финансовой деятельности в стране.