Флорида и конституция

Владимир Абаринов
13 ноября 2000, 00:00

Избирательная система подвела американцев

Несмотря на мелкий дождик и ранний час, к избирательному участку в Арлингтоне, штат Вирджиния, уже в половине седьмого утра выстроилась очередь. Еще через полчаса хвост ее завернул за угол и растянулся на квартал. Завидев журналиста с микрофоном, недовольная дама решила довести до сведения общественности, в каких условиях проходит волеизъявление граждан. Ее возмущению не было предела: помещение тесное, кабин для голосования мало, полчаса в очереди - и все еще на улице. "Мэм, но ведь это час пик", - попробовал я возразить. "Час пик тут ни при чем - на этом участке так бывает всякий раз!" - с этими словами она гордо удалилась.

Тотчас перед журналистом предстал учтивый человек, назвавшийся Джеймсом Полом, сотрудником избирательной комиссии графства Арлингтон по шестому округу. Он признал обвинения совершенно справедливыми. "Это просто позор, - сказал он. - Ни парковки хорошей, ни помещения. А ведь у нас на участке зарегистрированы три тысячи избирателей, и голосовать придут, возможно, две тысячи".

Очередь

В Соединенных Штатах день выборов, даже президентских, никто выходным не объявляет. Участки открыты с шести утра до семи вечера, и основная масса голосует либо до работы, либо после. Лишь немногие частные работодатели предоставляют своим сотрудникам для этой цели два часа оплаченного рабочего времени. Отсюда и толчея. Существует и другая причина очереди: получив бюллетень, человек долго читает его и размышляет над прочитанным, стоя рядом с кабинкой. Помимо президента и вице-президента жители графства избирают сенатора, члена палаты представителей, шерифа, члена местной легислатуры, члена школьного совета и еще нескольких чиновников, а также отвечают на вопросы референдума о внесении двух поправок в конституцию Вирджинии (одна из них гарантирует вирджинцам право на рыбалку и охоту, другая разрешает проводить лотерею, доход от которой пойдет публичным школам) и о выпуске властями графства облигаций для финансирования ремонта дорог и дренажных систем, закупки новых пожарных машин и строительства нового корпуса университета Джорджа Мэйсона.

Из помещения выходит осанистый мужчина и зычно объявляет: "Дамы и господа! Демократы, которые не желают ждать, могут прийти завтра: очереди не будет!"

Публика смеется незатейливой шутке: демократов среди них немного. Большинство опрошенных мной голосовали за Буша и Чейни. Среди причин на первом месте "большое правительство", то есть бюрократы, число которых, по мнению республиканцев, собирается увеличить Гор. На втором - вопросы национальной безопасности, состояние вооруженных сил и международные дела. Это неудивительно: рядом Пентагон, среди окрестных жителей много отставных и действующих военных. "Слишком много наших парней служит за границей - они выполняют там полицейские функции, нам это ни к чему", - говорит один из них. "Буш, и особенно Чейни, понимают и военных, и их нужды", - полагает другой. Однако интересно, что ровно такой же аргумент приводит проголосовавший за Гора, хотя зарегистрировался он как республиканец: он сомневается в компетентности Буша в международных делах. Одна пара средних лет убеждена, что демократы виноваты в упадке общественной морали. "Буш вернет страну к моральным ценностям, на которых она была основана", - сурово говорит мужчина.

Вирджиния в итоге проголосовала за Буша. Этот результат прогнозировался. Зато в 15 или даже 18 других штатах никакие опросы так и не смогли определить лидера вплоть до дня выборов. Среди колеблющихся оказались штаты с большим числом выборщиков - Мичиган, Пенсильвания и Флорида. На последнем отрезке дистанции кандидаты прекратили кампанию там, где они выиграть не могли ни при каких обстоятельствах, и мобилизовали финансовые и человеческие ресурсы на борьбу в тех штатах, где шансы были велики или победить нужно было любой ценой. Последние дни дались обоим кандидатам исключительно тяжело, оба в полной мере продемонстрировали физическую выносливость, характер и волю.

Альтернативы

В понедельник накануне выборов Эл Гор отправился в город Ватерлоо (Айова). Такие названия случайно не выбирают. В тот же день в Сент-Луисе (Миссури) он выступил с апокалиптическим пророчеством: "Есть две альтернативы. Вот первая. Вы просыпаетесь. Голова раскалывается. С улицы доносится унылый шум ледяного дождя, и крупицы града бьют в стекло. Вставая, вы спотыкаетесь, болит коленка. Газета на пороге совсем промокла, а низ ее примерз к крыльцу. Вы пытаетесь оторвать ее и выдергиваете первую страницу. Вы поднимаете ее к свету и читаете: БУШ. Есть другое будущее. Раннее утро среды. За секунду до пробуждения вы чувствуете, как солнечный зайчик щекочет вам веки. За окном в саду поют птицы. Запах свежесрезанных цветов на тумбочке у кровати сливается с ароматом кофе. Будильник играет вашу любимую мелодию. Вы прыгаете с кровати, танцующей походкой направляетесь к двери. Вы распахиваете ее навстречу солнечному теплу. Поднимаете газету... А в ней написано: ГОР-ЛИБЕРМАН ПОБЕДИЛИ!". Это была последняя отчаянная попытка, последний довод, и довод, как бы абсурдно он ни звучал, убедительный.

Первые результаты голосования полностью подтвердили высокую надежность опросов: штаты голосовали именно так, как ожидалось. После шести часов вечера, когда начали закрываться участки, сообщения об итогах волеизъявления посыпались, как горох. Телеканалы соревновались друг с другом, стремясь опередить конкурента хоть на полминуты. При этом сообщали они не предварительные результаты подсчета голосов, как в России, а projection, то есть прогноз окончательного результата, основанный на экстраполяции предварительных данных: кандидат объявлялся победителем в штате, где подсчитано всего 12% голосов. Тем временем в Остине (Техас) и Нэшвилле (Теннесси) - городах, где расположены избирательные комитеты соответственно Буша и Гора, - на главных площадях собрались сторонники губернатора и вице-президента. В ожидании торжества по случаю победы их развлекали знаменитые музыканты и никому не ведомые ораторы. Известия об очередных победах, которые с огромных экранов сообщали ведущие CNN, встречались бурным ликованием. Погода, как и обещал Гор, была отвратительная в обеих столицах.

Вскоре после семи объявили, что Буш проиграл Мичиган и Пенсильванию. Губернатор, намеревавшийся провести эту ночь в номере отеля, на глазах у журналистов, в окружении родственников и соратников, изменил план и удалился в резиденцию в обществе жены и родителей. По CNN показали, как он говорит по телефону с пенсильванским губернатором-республиканцем, потом произносит в камеру: мол, ничего еще не потеряно и не стоит опережать события - надо дождаться окончательных результатов. В этом Буш оказался совершенно прав. Вице-президент на публике вовсе не показывался. Ни малейших вестей из его штаба не доносилось.

Пересчет

По всем раскладам выходило, что Бушу крайне нужна Флорида с ее 25 выборщиками, потому что у Гора в кармане 54 выборщика Калифорнии. При удачном стечении обстоятельств Буш мог выиграть и без Флориды, но это был ненадежный сценарий. В 7.50 грянуло первое сообщение: во Флориде победил Гор. Радостную для демократов весть первым передал телеканал NBC, затем все остальные. Толпа в Нэшвилле ответила взрывом восторга. В Остине народ приуныл. Аналитики принялись комментировать глубинные причины флоридского волеизъявления. В 9.55 сначала CNN, а потом и другие заявили, что с Флоридой они поторопились. После того как в полночь по восточному времени закрылись участки на западном побережье, стало совершенно очевидно, что итог голосования во Флориде будет иметь критическое значение. Наконец в 2.16 канал Fox News присудил победу во Флориде Бушу и объявил его избранным президентом. В течение четырех следующих минут то же самое сделали NBC, CBS, CNN и ABC. Агентство AP на этот раз проявило выдержку и воздержалось от скоропалительных выводов. Гор позвонил Бушу и поздравил его с избранием. Иностранные посольства передали поздравления своих правительств.

К этому времени сторонники Буша и Гора окончательно промокли, замерзли и устали. Музыканты выдохлись, речи кончились. Однако ночное бдение продолжалось. Ждали выхода к народу победителя и побежденного с заявлениями об окончании кампании. Единственным светом в окошке остались экраны CNN. При прямом включении корреспондента толпа оживлялась, смотрелась в экран, как в зеркало, и показывала камере "козу" (в смысле букву V), однако без прежнего энтузиазма. И вот тут, как раз во время прямого включения, произошло нечто интересное. В Нэшвилле небольшая группа молодежи вдруг стала хором выкрикивать что-то неразборчивое. "Что они кричат?" - спросил репортера ведущий CNN. "Не пойму..." - признался тот. В этот момент техники прибавили звук, и он разобрал: "А, вот оно что! Они кричат 'recount' (пересчет)!". После того как призыв громко повторил корреспондент, а затем ведущий, его подхватила вся площадь, требуя пересчета голосов во Флориде. Это был феномен информационного века в чистом виде. Около четырех часов утра все сообщения о победе Буша были дезавуированы.

Прецеденты

В истории США было немало примеров острого соперничества кандидатов, когда президент избирался по более сложной, чем обычная, процедуре, и только таким путем удавалось выйти из конституционного кризиса. Во 2-й статье конституции сказано, что при равном числе голосов выборщиков вопрос решается в палате представителей. Это и произошло в 1800 году, когда к финишу с одинаковым результатом пришли Аарон Бэрр и Томас Джефферсон. Был избран Джефферсон, но лишь в 36-м туре. На выборах 1824 года наибольшее число выборщиков собрал президент Эндрю Джексон. Однако у него было еще трое конкурентов, и больше половины голосов, необходимых для избрания, получить не мог никто. Право избрания президента перешло к нижней палате, спикером которой был один из кандидатов, Генри Клей, который сговорился с Джоном Квинси Адамсом, что поддержит его в обмен на пост госсекретаря. Сделка состоялась: Адамс, занимавший вторую позицию по выборщикам, стал президентом, а Клей занялся внешней политикой. По самому сложному, совершенно беспрецедентному сценарию события развивались в 1876 году. Разница между демократом Сэмюэлом Тилденом и республиканцем Резерфордом Хейсом составляла один голос в пользу Тилдена. Республиканцы представили свои протоколы из четырех штатов - по их версии выходило, что у Хейса на один голос больше. Конгресс, в котором верхнюю палату контролировали республиканцы, а нижнюю - демократы, назначил специальную комиссию для разрешения дилеммы. Этот синклит тоже раскололся по партийному признаку. В итоге президентом был избран все-таки Хейс большинством все в тот же один голос, но республиканцам ради этого пришлось пойти на значительные политические уступки. Хейс обязался вывести войска из южных штатов и выполнил обещание, тем самым положив конец периоду военного управления на Юге, известному как Реконструкция.

Последствия

Вашингтонский юрист, специалист по избирательному праву США Кайра Фишбэк полагает, что при избрании президента в палате политический торг вполне вероятен и сегодня. Поскольку при такой процедуре голосуют не фракции, а штаты, причем у каждого штата только один голос, голос этот подается за кандидата той партии, чьих представителей больше среди конгрессменов данного штата. "Сейчас ни одна из партий не обладает поддержкой большинства штатов, - говорит Кайра Фишбэк. - После выборов в палату представителей разрыв между партиями, скорее всего, сократится (именно это и произошло. - В. А.), и легкая победа в конгрессе станет еще менее вероятной. Между членами палаты могут начаться активные переговоры, в результате которых будут заключены политические сделки". Если нижняя палата не сможет избрать президента, им становится вице-президент, которого тем временем должен избрать сенат. Самое поразительное, что не существует никаких юридических препятствий к тому, чтобы кандидат в президенты все-таки стал им при таком сценарии: по словам Кайры Фишбэк, ничто не мешает, скажем, Дику Чейни, если он будет избран, а Буш нет, назначить Буша вице-президентом (конгресс обязан утвердить это назначение), а затем уйти в отставку - при этом вице-президент становится президентом. Но что если и сенат не сможет сделать свой выбор? "В Двадцатой поправке, - объясняет Фишбэк, - говорится, что в этом случае обе палаты могут принять на совместном заседании закон, определяющий порядок назначения временного президента". Срок полномочий такого президента будет продолжаться до тех пор, пока конгрессу не удастся избрать президента постоянного. "Похоже, конституция предусматривает только такой процесс избрания президента, - говорит Фишбэк. - О повторных выборах в конституции ничего не говорится".

В случае Буша и Гора равное распределение выборщиков - 269 на 269 - уже невозможно. Победа во Флориде означает избрание. После того как телеканалы дважды проявили чрезмерную торопливость, в ситуацию вмешались власти штата. Ранним утром в среду появилось сообщение флоридской избирательной комиссии, которая огласила официальные данные голосования: у Буша на 1784 голоса больше, чем у Гора, причем данные эти окончательные, поскольку все участки штата подсчет бюллетеней закончили. Тем не менее разрыв слишком незначителен - законодательство Флориды требует при таких обстоятельствах пересчитать голоса. Что и будет сделано.

С этим согласны оба кандидата. Оба направили в Талахасси, столицу Флориды, своих наблюдателей: Буш - Джеймса Бейкера, Гор - Уоррена Кристофера. Однако при пересчете возможны осложнения самого разнообразного свойства.

Прежде всего, никому не известно число бюллетеней, которые могут прийти по почте. Речь идет об американцах, живущих за границей, но приписанных к избирательным округам Флориды. По закону 1975 года они должны прислать нотариально заверенные бюллетени, и дожидаться их будут десять дней. В 1996 году таких бюллетеней во Флориде было получено 2300 штук. Во-вторых, избирательная комиссия штата обвиняется где в небрежности, а где и в злом умысле. В частности, юристы Демократической партии оспаривают результаты голосования в графстве Палм-Бич. Основанием послужил бланк бюллетеня, составленный таким образом, что избиратель мог по ошибке подать голос вместо Гора за кандидата Партии реформ Пэта Бьюкенена. Бьюкенен собрал в Палм-Бич 3407 голосов - это намного больше, чем в соседних графствах. Графство Волузия подозревают в компьютерной ошибке. Кандидат Социалистической партии Джеймс Харрис получил здесь почти 10 тыс. голосов, тогда как во всех остальных графствах вместе взятых - менее 600. Наконец, влиятельные лидеры афро-американского меньшинства обвинили власти Флориды и других южных штатов в том, что они препятствовали волеизъявлению черных избирателей. Если эти обвинения подтвердятся, они будут иметь самые серьезные последствия, поскольку в этом случае речь идет о нарушении гражданских прав.

Вашингтон