Итальянский налет на Россию

Алексей Хазбиев
заместитель главного редактора журнала «Эксперт»
10 марта 2003, 00:00

Элита аэрокосмической отрасли Италии решила работать с нашими КБ и предприятиями без госпосредников

На прошлой неделе вместе с замминистра промышленности Италии Адольфо Урсо в Москву для участия в совместном семинаре прибыли руководители тридцати ведущих итальянских аэрокосмических и оборонных корпораций. В рамках визита генеральный директор "Росавиакосмоса" Юрий Коптев и руководитель Ассоциации итальянской аэрокосмической промышленности (AIAD), президент группы компаний Alenia Джорджио Заппа подписали генеральное соглашение о стратегическом партнерстве. Оно охватывает целый ряд направлений начиная с совместного создания тренировочных самолетов и исследования космического пространства в мирных целях и заканчивая работами по созданию глобальной космической навигационной системы Galileo. О том, как итальянцы собираются развивать сотрудничество с Россией, Джорджио Заппа рассказал "Эксперту".

- Чем вызван интерес столь представительной делегации к России именно сейчас?

- Еще в двухтысячном году Россия и Италия подписали межправительственное соглашение о развитии партнерства в различных областях экономики, в том числе в сфере авиации и космоса. С тех пор нам удалось сделать многое. Например, совместными усилиями фирмы Яковлева и компании Aeromacci сделана базовая версия Як-130, на основе которой будут разрабатываться учебно-боевые самолеты для ВВС России и, возможно, Италии. Весьма успешно реализуются проекты между "Росавиакосмосом" и компанией Alenia по созданию инфраструктуры для Международной космической станции (МКС). Взаимный интерес итальянцев и россиян постоянно растет, поэтому мы решили приехать и провести семинар. Его цель - совместными усилиями изучить возможности кооперации в ряде отраслей промышленности, связанных с космосом, телекоммуникациями, системами управления и навигации. То есть прозондировать почву, понять, как мы можем действовать на мировом рынке вместе. При этом прежние способы взаимодействия, я считаю, нужно изменить. Итальянские и российские предприятия сейчас ищут новые, нетрадиционные подходы к совместной работе, которые, если так можно выразиться, выходили бы за рамки государственной "крыши". Дело в том, что госструктуры инертны. Гораздо эффективнее работать напрямую. Сейчас мы так и начали поступать: на второй день проведения семинара руководители российских предприятий обсуждают новые проекты со своими итальянскими коллегами без госпосредников.

- Что это за проекты?

- Приоритет отдается программам в области спутниковой телекоммуникации. Например, мы собираемся активно развивать партнерство с компанией "Газком". Три месяца назад Агентство международного развития Италии (SIMEST) и наш крупнейший инвестиционный банк Mediobanca заключили генеральное кредитное соглашение с Внешторгбанком РФ на триста миллионов евро для финансирования экспорта в Россию инвестиционных товаров из Италии. Первым проектом в рамках соглашения стало открытие кредитной линии "Газкому" на десять миллионов евро. "Газком" будет закупать у Alenia Spazio высокотехнологичное оборудование (полезную нагрузку) и устанавливать его на свои спутники. Сейчас "Газком" эксплуатирует только один спутник "Ямал-100". Примерно сорок процентов частотных ресурсов этого аппарата используется для нужд "Газпрома", а шестьдесят процентов сдается в аренду другим компаниям. Но "Газком" намерен существенно пополнить свою орбитальную группировку. В ближайшие два года эта компания планирует запустить еще четыре спутника, но уже нового поколения - "Ямал-200". Сумма сделки может составить от пятидесяти до восьмидесяти миллионов долларов. Но мы хотим не просто продавать свою продукцию, а инвестировать в Россию и развивать совместный бизнес. Недавно концерн Finmeccanica приобрел оператора спутниковой связи компанию Telespazio. Поэтому мы планируем договориться с "Газкомом" о совместном предоставлении услуг спутниковой связи другим компаниям.

Другой наш перспективный проект связан с государственным предприятием "Космическая связь". Мы заключили соглашение о поставке полезной нагрузки для трех российских спутников связи серии "Экспресс-АМ" на сто тридцать миллионов долларов. Alenia предложила авансировать работы в размере пятнадцати процентов от стоимости полезной нагрузки, а оставшаяся часть средств будет выделена консорциумом банков, в который входят банк San Paolo LMI, Сбербанк России и другие кредитные организации.

- А как продвигается ваше сотрудничество с красноярским НПО прикладной механики имени Решетнева? В конце прошлого года Alenia планировала заключить контракт с красноярским предприятием на производство малых космических спутников, но этого так и не произошло.

- В данный момент этот контракт находится в подвешенном состоянии. Но сразу хочу сказать, что проблема здесь не в инвестициях. Спутники, о которых идет речь, будут эксплуатироваться на эллиптических орбитах. Они необходимы России для сопровождения лайнеров, летающих по кросс-полярным трассам, через Северный полюс. Сейчас мы вместе с российскими партнерами ищем оптимальное техническое решение, какой полезной нагрузкой комплектовать эти аппараты. Как только мы придем к согласию, проект стартует. Более того, в будущем мы планируем подписать с НПО прикладной механики и контракт на производство навигационного оборудования.

- Мировой рынок спутниковой связи переживает не лучшие времена. В основном из-за краха амбициозных проектов типа Iridium, ICO Global и других. Не боитесь, что ваши деньги будут выброшены на ветер?

- На рынке производства и запуска спутников действительно свирепствует кризис - в целом емкость рынка сократилась примерно на сорок процентов. Но не все так плохо. Например, бизнес по производству и запуску спутников на геостационарную орбиту достаточно стабилен. В целом же кризис будет продолжаться до тех пор, пока телекоммуникационные компании опять не начнут вкладывать деньги в свой бизнес, предлагать клиентам новые услуги. Вне всякого сомнения, нужно инвестировать в технологии по предоставлению широкополосного доступа через спутник. На эту услугу будет высокий спрос со стороны пользователей Интернета. Перспективным представляется и рынок услуг, связанных с позиционированием и навигацией (его емкость, по оценкам Еврокомиссии, оценивается в 10 млрд долларов в год. - "Эксперт"). Здесь мы видим большое поле для кооперации с Россией. Европа сейчас реализует программу создания системы спутниковой навигации Galileo. Предполагается, что группировка спутников начнет функционировать в две тысячи восьмом году. Преимущество этой системы в том, что ею смогут воспользоваться абоненты как российской системы ГЛОНАСС, так и американской GPS. Участие России в проекте Galileo, с одной стороны, может уменьшить его общую стоимость (три миллиарда восемьсот миллионов долларов), а с другой - повысить качество предоставляемой клиентам навигационной информации.

- Какие программы сотрудничества в области пилотируемой космонавтики Италия вместе с Европой может предложить России?

- Это в основном проекты, касающиеся МКС. Alenia Spazio уже договорилась с РКК "Энергия" о совместной работе в России по созданию систем заправки и причаливания автоматического передвижного модуля ATV. Это вспомогательный корабль, который создается под эгидой Европейского космического агентства (ЕКА). Система стыковки для ATV будет сделана на основе бартерного соглашения между "Росавиакосмосом" и ЕКА, после чего корабль предполагается запустить на ракете Arian.

Кроме того, сейчас мы обсуждаем с Россией возможность участия вашей страны в программе конструирования многоразовых космических кораблей нового поколения, аналогичных американским шаттлам. Идет работа над технико-экономическим обоснованием этой программы. У России накоплен богатый опыт по созданию челноков, есть масса неординарных технологических решений. Но решающим фактором здесь все-таки станут деньги. Чем больше инвестиций, тем больше роль России в этой программе.

- У России лишних денег на космос нет. Европа и США тоже не спешат раскошелиться - финансирование МКС постоянно сокращается.

- Это так, но никто не говорит, что финансирование не возобновится. Сейчас все зависит от NASA, ЕКА и "Росавиакосмоса". Мы ждем и надеемся на лучшее. Европа вложила более десяти миллиардов долларов в орбитальную станцию. И сейчас для нас крайне важно обеспечить независимый доступ к МКС с помощью кораблей многоразового использования. В сегодняшней ситуации, после трагической гибели Columbia и приостановки полетов шаттлов, я думаю, что развитие этих проектов будет ускорено.

- С космосом все ясно, давайте перейдем к самолетам. Буквально за неделю до вашего приезда глава "Росавиакосмоса" Юрий Коптев заявил, что не вполне удовлетворен темпами сотрудничества с Европой, в частности с корпорацией EADS (она контролирует концерн Airbus). Россия осталась за рамками программы строительства пассажирского лайнера-супергиганта A-380 (на пятьсот пятьдесят пять мест), хотя первоначально предполагалось ее активное участие в этом проекте. Это произошло в основном из-за противодействия компаний - партнеров EADS, в том числе и компании Alenia. Чем вы недовольны?

- Дело не в нашей компании. Alenia действительно один из основных инвесторов в программу A-380. Мы технически участвуем в создании этого лайнера, поставляем комплектующие. Но мы не определяем интеграционную политику EADS. В этой корпорации главную роль играют Франция и Германия. Именно с этими двумя странами у России наиболее тесные связи, с ними вам и предстоит преодолевать разногласия. Тем не менее подписанное между Россией и Италией соглашение о сотрудничестве в аэрокосмической сфере наверняка будет способствовать тому, чтобы Европа шире открыла дверь для России.

- То есть в будущем участию России, например в программе создания грузового A-380, на которое надеется руководство "Росавиакосмоса", европейцы препятствовать уже не будут?

- Все очень просто. Пул основных участников программы Airbus давно сформирован (в него входят Франция, Германия, Великобритания и Испания. - "Эксперт"). Но есть много европейских государств, которые могли бы участвовать в этой программе как субподрядчики. Наш опыт взаимодействия с Россией показывает, что такое сотрудничество вполне реально - в этом нет ничего невозможного. Я думаю, с EADS и Airbus у вас все разрешится само собой.

- Минуточку. Летом две тысячи первого года президент EADS Филипп Камю и главный исполнительный директор Airbus Густав Хумберт в один голос уверяли нас, что российский авиапром может стать полноправным членом программы строительства европейских самолетов, то есть частью концерна Airbus. Это предложение было сделано России в расчете на рост мирового рынка самолетов. Но потом в авиапроме разразился кризис, и все проекты были заморожены. Не повторится ли то же самое с Италией?

- Это естественно, что сотрудничество рождается на растущем рынке, к которому относится и Россия. Проблема заключается в том, что российский рынок пока еще не интегрировался в объединенную Европу. Для европейцев он остается во многом закрытым. Если бы Россия более активно проводила политику открытого рынка, это способствовало бы общему росту спроса, и результат, возможно, был бы иной. Вы привели пример Airbus. Это особый случай. Там очень сложная система взаимоотношений. У нас все проще. Наше сотрудничество предусматривает реализацию проектов между конкретными российскими и итальянскими предприятиями. Поэтому проблем возникнуть не должно.

- На последнем авиасалоне в Фарнборо вы подписали соглашение с президентом корпорации Boeing Филом Кондитом об участии компании Alenia в создании стратегической системы противоракетной обороны (ПРО). Какой участок работы возьмет на себя Alenia?

- На самом деле у Alenia с Boeing есть только рамочное соглашение, а конкретный фронт работ пока не определен. Что мы будем делать, выяснится позднее. Скорее всего, сотрудничество пойдет в трех направлениях. Во-первых, американцы заинтересованы в возможностях нашего военного спутника Sicral, который обеспечивает связь между минобороны Италии и воинскими подразделениями. Sicral был запущен год назад. Он будет покрывать пространство над Европой и Ближним Востоком в течение десяти лет. Во-вторых, США могут использовать наш опыт, накопленный в области создания радаров. И наконец, в-третьих, их могут заинтересовать научные разработки нашей компании Quadrics - она уже давно работает для некоторых исследовательских центров США.

- Руководство Boeing предложило и России поучаствовать в создании ПРО. Наш президент Владимир Путин заявил, что в принципе не исключает такой возможности. Если партнерство состоится, это как-то повлияет на бизнес вашей компании?

- Пока сказать сложно. Но я не думаю, что произойдут какие-то кардинальные изменения. Россия рассматривается как один из множества европейских партнеров по программе ПРО.

- Летом две тысячи первого года шесть европейских государств - Германия, Великобритания, Франция, Швеция, Испания и Италия - заявили о намерении реализовать амбициозную программу создания беспилотного истребителя, который должен основать следующее поколение за разрабатываемыми сейчас боевыми самолетами Eurofighter и Rafale. Между тем в США такая программа действует уже несколько лет, есть проекты и в России. Почему Европа так поздно спохватилась?

- Здесь мы полностью ориентируемся на Америку. Концепция развития ВВС США предусматривает, что их воздушный флот будет состоять из боевых самолетов двух типов - пилотируемых истребителей пятого поколения JSF и беспилотных самолетов, изготовленных с использованием технологии stealth. Узнав это, в Европе тоже почувствовали необходимость создания таких аппаратов. Поэтому мы приступили к своей, чисто европейской программе беспилотников UAV.

- Но американцы тратят на опытно-конструкторские разработки своих истребителей вчетверо больше европейцев - сорок миллиардов долларов против десяти. Насколько конкурентоспособен по техническим характеристикам ваш самолет будет в сравнении с американским?

- Конкурировать с США по всем системам самолета невозможно. В принципе мы можем сделать вполне конкурентоспособную модель, если у нас будет соответствующее финансирование. Но вы правильно сказали, что европейский бюджет этой программы составляет двадцать пять процентов от американского. А если мы возьмем расходы Европы и США на научные исследования по проекту беспилотных истребителей, то это соотношение составит один к шести не в нашу пользу. Поэтому мы вынуждены проводить селекционную работу, что-то ужимать - у нас же нет таких денег, как у американцев. Но это не страшно, США ведь не рассматриваются нами в качестве военного противника. Точно так же, как и Россия.

- На какой объем сотрудничества с Россией в аэрокосмической сфере рассчитывает выйти Италия?

- Я думаю, что можно вести речь о трех миллиардах долларов в течение десяти лет.