Без всякого снобизма

Александр Кокшаров
17 ноября 2003, 00:00

Инвестиционная отрасль оправилась от кризиса на фондовых рынках и начала расти. Чтобы противостоять возросшей конкуренции со стороны универсальных банков и финансовых консультантов, инвестбанкам приходится сокращать издержки, специализироваться и бороться за локальные рынки

У сотрудников банка Lehman Brothers появилась замечательная возможность заработать 10 тыс. долларов. Столько обещает им руководство, если они порекомендуют кандидата на одну из вакантных должностей в банке (при условии, что кандидат успешно пройдет все фазы отбора и получит место). Другие инвестиционные банки лондонского Сити и нью-йоркской Уолл-стрит не столь щедры, но впервые за последние пару лет массово набирают выпускников университетов. От кандидатов нет отбоя - по прогнозам, бонусы за 2003 год окажутся в среднем на 20% выше, чем в прошлом году. А многие банки объявили о повышении зарплат сотрудникам в начале следующего года, завершив, таким образом, двухлетний мораторий на повышение окладов.

"Это явные признаки того, что самое худшее для инвестбанков позади. Они научились работать в изменившихся, более конкурентных условиях и благодаря этому вышли из кризиса", - сказал "Эксперту" экономист лондонского института Centre for Economic and Business Research (CEBR) Ричард Гринвуд. Действительно, по сравнению с прошлым годом дела инвестбанков пошли на поправку: доходы увеличиваются, а расходы благодаря жесткому контролю уменьшаются. Впрочем, на бум конца 90-х, когда инвестбанкиры получали гигантские бонусы, а бизнес-ланчи с шампанским по пятницам растягивались на три часа, это не похоже. Банки научились экономить и наступление хороших времен восприняли с осторожным пессимизмом.

Еще четыре года назад было совершенно невозможно представить, что лондонские инвестбанкиры полетят для работы по сделке в казахстанский Актау или в российский Магнитогорск, а сотрудники инвестбанков Уолл-стрит отправятся в Лиму, Сантьяго и Бангалор

Ближе к земле

Для осторожности у них есть все основания. Главное - изменился характер роста инвестиционной отрасли. Если в конце 90-х годов, во время бума на фондовых рынках, прежде всего американском, инвестбанки быстро росли, то сегодня о подобном не стоит и мечтать. На волне подъема финансовых рынков по всему миру - финансовой глобализации 90-х - ведущие инвестиционные банки (американские и в меньшей степени европейские) превратились в "финансовые супермаркеты", предоставляющие широкий комплекс услуг по размещению и торговле ценными бумагами, сделкам по слияниям и поглощениям, торговле валютами. Теперь же залогом успеха стали не поражающие воображение мегасделки и спекуляции, а сокращение издержек (подробнее см. "Больше чем экономия"), специализация, концентрация на своих конкурентных преимуществах, поиск новых источников дохода и ниш на локальных рынках.

"Спад в инвестбанковской отрасли традиционно приводит к переменам во внутренней структуре доходов банков, и 2000-2002 годы не стали исключением. На место операций с акциями или по слияниям и поглощениям приходят операции с облигациями, которые отличаются большей стабильностью и предсказуемостью. Хотя доходы от операций с долговыми инструментами и ниже, они гарантируют стабильность на фоне спада в остальных сферах инвестбанковского бизнеса", - рассказал "Эксперту" главный экономист Economist Intelligence Unit (EIU) Робин Бью. Благодаря этому доля доходов от операций по облигациям выросла по десяти крупнейшим инвестбанкам с 23% в декабре 2000 года до 54% в марте 2003-го.

Но даже в тех сферах, где наблюдался спад, инвестбанки стали активно искать новые источники дохода, начали открывать для себя новые рынки. "Четыре года назад было совершенно невозможно представить, что лондонские инвестбанкиры полетят для работы по сделке в казахстанский Актау или в российский Магнитогорск, а сотрудники инвестбанков Уолл-стрит отправятся в Лиму, Сантьяго и Бангалор в поисках новых клиентов и проектов. Сейчас от былого снобизма в отрасли не осталось и следа, и крупнейшие инвестбанки Лондона и Нью-Йорка пытаются искать новые источники доходов по всему миру", - говорит банковский аналитик инвестбанка Bear Sterns Никола Дженсен. Прибыль сегодня достается не в пример труднее, чем во второй половине 90-х.

Конкурент не дремлет

Вторая причина для осторожности - в условиях кризиса отрасли значительно возросла конкуренция с компаниями из смежных сегментов. "В последние несколько лет резко активизировалась конкуренция между 'чистыми' инвестбанками и банками универсального типа, у инвестиционных подразделений которых есть доступ к дешевым финансовым ресурсам коммерческого банка", - сообщил "Эксперту" банковский аналитик J. P. Morgan Виджай Анил. В числе последних крупнейшими являются американский Citigroup, германский Deutsche Bank и швейцарские UBS и CSFB.

Традиционные коммерческие банки, особенно в Европе, активно наращивают свои инвестбанковские подразделения, привлекая туда новый персонал и увеличивая активы. В лондонском Сити это ярко видно на примере Barclays Capital, NatWest Securities и Royal Bank of Scotland - "дочках" крупнейших коммерческих банков. В континентальной Европе подобное происходит в германских Commerzbank и Allianz (Dresdner Kleinwort Wasserstein), во французских BNP Paribas и Societe Generale и т. д. Причем конкуренция наиболее высока именно на европейском рынке.

В то время как в США среди инвестбанков доминируют несколько гигантов, в Европе этот сектор сильно фрагментирован: здесь за клиентов борются десятки национальных и региональных банков. Расходы в инвестбанковском бизнесе в Европе выше, чем в США, в то время как комиссионные за многие услуги ниже. Менее крупные конкуренты лидеров, такие как французские Societe Generale и BNP Paribas, нидерландские ABN AMRO и ING Group, немецкий Commerzbank и британский Barclays, сократили расходы и переориентировались на национальные рынки и специализированные области, где у них есть конкурентные преимущества.

В последние годы резко возросла конкуренция между "чистыми" инвестбанками и банками универсального типа. А с недавних пор с инвестбанками стали конкурировать и аудиторские фирмы

Многие небольшие инвестиционные банки используют тесные отношения с компаниями на своих национальных рынках, чтобы получать от них заказы на предоставление инвестбанковских услуг. Barclays Capital одним из первых перестал предоставлять полный спектр инвестбанковских услуг, сосредоточившись на отдельных областях, в частности на организации сложных структурированных сделок. Societe Generale в 2002 году закрыл фондовое подразделение в Азии и сосредоточился на работе с европейскими клиентами в трех областях: рынки капитала, структурированное финансирование, производные инструменты. В результате доходность капитала инвестбанковского подразделения составила в первом полугодии 2003 года 28% (годом ранее - 20%). Подобным образом реструктурировали свой бизнес и другие банки, например ABN AMRO, избавившийся от части азиатских активов, и ING Barings, продавший свои офисы в США и Азии.

С инвестбанками стали также конкурировать аудиторские фирмы, которые начинают все активнее заниматься инвестбанковским бизнесом. С 2000-го по 2002 год их совокупная доля на рынке консультирования по слияниям и поглощениям с участием европейских компаний выросла до 10%. Правда, в нынешнем году этот показатель снизился до 6%, что объясняется застоем в секторе и более активной борьбой инвестбанков за каждого клиента. Тем не менее, по данным Thomson Financial, в 2003 году аудиторские фирмы "большой четверки" (Deloitte & Touche, Ernst & Young, KPMG и PricewaterhouseCoopers) выступили консультантами в сделках на общую сумму 17 млрд долларов. Эта цифра, конечно, не сравнится с показателем банка Goldman Sachs, который консультировал компании в сделках на сумму 82,5 млрд долларов, захватив 29% рынка. Но все же некоторые аудиторы уже обходят инвестиционные банки второго эшелона, такие как Dresdner Kleinwort Wasserstein или Barclays Capital.

По итогам первого полугодия 2003 года Deloitte даже вошла в составляемый Thomson Financial список 25 консультантов по европейским сделкам, заняв 21-е место. объем сделок, в которых она выступала консультантом, вырос за год на 64,4%, составив 5,89 млрд долларов. Если раньше аудиторские фирмы выступали советниками мелких и средних компаний (где размер покупки обычно не превышает 700 млн долларов, чем не всегда интересуются большие инвестбанки), то теперь они все чаще берутся за крупные сделки. Неудивительно, что, столкнувшись с возросшей конкуренцией со стороны гигантских универсальных банков и консультационных фирм, инвестбанкиры стремятся быть как можно ближе к клиенту.

Приход варягов

Весьма показательно, как изменилось отношение инвестбанкиров к России. Если после кризиса 1998 года западные банки один за другим закрывали свои офисы в Москве, то сейчас происходит обратное. Лондонские инвестбанкиры уже устали летать по маршруту Лондон-Москва в переполненных самолетах British Airways, на рейсах которой появился "банкинг BA": так как большинство банкиров из разных инвестбанков летают на одних и тех же самолетах, обсуждение и даже предварительное заключение сделок часто заключается в воздухе, до посадки в аэропорту Домодедово.

Поэтому западные инвестбанки приходят (в некоторых случаях возвращаются) на российский рынок, составляя конкуренцию отечественным банкам. Так, в начале ноября швейцарский инвестиционный банк CSFB возобновляет брокерские операции на российском рынке напрямую из московского офиса. Банк, один из лидеров международного фондового рынка, прекратил "местную" торговлю акциями два года назад в момент спада российского рынка. Многие аналитики полагают, что вслед за CSFB в нашу страну придут и другие крупнейшие инвестбанки, которых здесь не было никогда.

В среднесрочной перспективе прогнозируется, что российский рынок инвестбанковских услуг будет быстро развиваться благодаря слияниям и поглощениям, реструктуризации компаний и растущим объемам выпуска ценных бумаг. "Российский рынок чрезвычайно цикличен, слабо диверсифицирован, но хорошо то, что промышленность реформируется, улучшается корпоративное управление", - заявил председатель правления группы "Ренессанс Капитал" Стивен Дженнингс. Даже несмотря на стагнацию фондового рынка РТС в связи с "делом ЮКОСа", десятки российских компаний второго эшелона планируют выйти на фондовый рынок (в Москве, Лондоне и/или Нью-Йорке), для чего им потребуются услуги инвестбанков, в том числе западных.

В этих условиях российские инвестбанки, пережившие кризис 1998 года и последовавшую за ним стагнацию фондового рынка (до середины 2000 года), оказались поставлены перед сложным выбором. Им либо придется конкурировать с нарастающим присутствием в России гигантов инвестбанковского бизнеса, либо заключать с ними альянсы. Сигналом последнего стало принятое в начале ноября 2003 года решение одного из крупнейших финансовых холдингов мира - Deutsche Bank - приобрести 40% акций United Financial Group (UFG). Ей принадлежит один из лидеров российского фондового рынка - группа компаний "Объединенная финансовая группа".

Основанный еще в 1994 году российский банк не станет дочерней структурой Deutsche Bank, а будет выполнять функции аутсорсинга операций, связанных с торговлей российскими акциями. Партнеры будут вместе оказывать инвестбанковские услуги крупнейшим клиентам UFG, а публичные размещения акций российских компаний будут проводиться под брэндом Deutsche UFG, что откроет клиентам компании доступ на мировые финансовые рынки через представительства Deutsche Bank.

Таким образом, UFG во многом воспримет модель, по которой развивается другой российский инвестбанк - Brunswick UBS, по 50% в котором принадлежат шведскому инвестиционному фонду Brunswick и швейцарскому финансовом дому UBS. По таким схемам российские инвестбанки все глубже вплетаются в инфраструктуру международных финансов, от чего выигрывают и они, и их западные партнеры. Российские банки получают доступ к финансовым ресурсам западного банка и к его связям на рынках капитала, а западные банки - понимание специфики работы с российским рынком и готовую клиентскую базу, которую в течение многих лет скрупулезно готовили россияне.

Лондон