Стечение обстоятельств

Александр Кокшаров
12 января 2004, 00:00

Впервые за многие годы экономики крупнейших стран мира вновь растут синхронно. Это происходит на фоне изменения самой структуры мировой экономики. Для России создаются выгодные условия, чтобы наращивать экспорт и за счет этого развивать внутренний рынок

Сегодня Россия оказалась в наилучших, пожалуй, внешнеэкономических условиях за последние десять-пятнадцать лет. Мировая экономика несколько оправилась от стагнации 2000-2001 годов - в прошедшем году рост глобального ВВП составил 3,6% (в 2002-м - 3,0%). В наступившем 2004-м, как прогнозируется, мировая экономика вырастет на 4,2%. Причем ожидается возобновление роста и в Европе, и в Японии. Впервые за многие годы начинается синхронизированный рост во всех основных экономиках мира.

Подъем мировой экономики и рост спроса, особенно со стороны все более материалоемких экономик Китая, Индии и других азиатских стран, создали для России как для экспортера сырья уникальную ситуацию - возможность значительно наращивать объемы экспорта при высоких, а зачастую и продолжающих расти ценах. Так, нефть, на долю которой приходится 28% экспортных поступлений России, в 2003 году стоила в среднем 28,6 доллара за баррель марки Brent (ср.: в 2001-м - лишь 24,5 доллара, а в 1998-м - 14,3). При этом в России физический объем добычи нефти за год увеличился на 11%.

Свою положительную роль для российской экономики сыграло и ослабление доллара к ключевым мировым валютам. Это ослабление поддержало на высоком уровне цены на сырьевые товары, которые пока торгуются в долларах, что для европейских или японских потребителей означало реальное удешевление сырья (то есть поддержало спрос со стороны анемичных экономик развитых стран: 2003 год зона евро провела в стагнации). России слабый доллар был выгоден тем, что, несмотря на значительный положительный торговый и платежный баланс и, как следствие, давление на обменный курс российского рубля в сторону его ревальвации, в страну не хлынул поток импорта. Укрепление валюты основного торгового партнера России - в начале января единая европейская валюта стоила уже 1,27 доллара за один евро - защитило российских производителей от ценовой конкуренции с европейцами.

Подобное уникально благоприятное для России положение в мировой экономике сохранится, похоже, достаточно долго. Так, перелом тенденции к ослаблению доллара ожидается не раньше лета, а может, и ближе к концу года. Высокий же спрос на сырье, по-видимому, и вовсе является долгосрочным. Он вызван изменением структуры мировой экономики - все больший вес в ней приобретают быстрорастущие азиатские страны-гиганты, чья потребность в сырьевых товарах постоянно растет.

Новый локомотив роста

Китай своими высокими темпами роста фактически "взрывает" сложившуюся структуру мировой хозяйственной системы, в которой в течение последнего полувека главенствовала так называемая триада - США, Западная Европа и Япония. Экономическая динамика именно в этих странах задавала темпы глобального роста, определяла цены на сырьевые товары и конфигурацию мировой торговли. Однако с начала 90-х ситуация начала меняться - экономические циклы в странах "триады" раскоординировались, и ключевым фактором роста мировой экономики на время стали США. Пока американская экономика высокими темпами росла в конце 90-х, быстро росло и мировое хозяйство, несмотря на финансовые кризисы в Азии, России и Бразилии в 1997-1999 годах. Но как только в американской экономике обнаружились проблемы, глобальный рост сразу же замедлился. В последние два года экономика США показала высокие темпы роста, что сразу же сказалось на глобальном росте.

В действительности же роль США как главного генератора роста мировой экономики в последние десять лет несколько преувеличивается. Согласно распространенной оценке, в среднем за последнее десятилетие две трети глобального экономического роста было создано ростом в США. Роль американской экономики, конечно же, велика, но эта цифра может ввести в заблуждение, поскольку основывается на измерениях ВВП по текущему обменному курсу. Канадская исследовательская компания Bank Credit Analyst предложила альтернативную оценку, в которой вклад разных стран в глобальный рост ВВП рассчитывается по паритету покупательной способности. При таком подсчете вклад США в общемировой экономический рост с 1995-го по 2002 год оказывается значительно более скромным - всего 20%, в то время как вклад Китая - 25%. Рост в других развивающихся странах Азии (от Южной Кореи до Японии) дал еще 18% глобального роста. Это превращает и сам Китай, и окружающие его страны, все больше связанные с Китаем экономически, в один из ключевых двигателей мирового роста.

Особенно это видно в секторе обрабатывающей промышленности. В то время как ВВП Китая, по предварительным оценкам, вырос в 2003 году на 8,6%, промышленное производство за год увеличилось на 17,8%. Аналогичные цифры для США составляют 3,6% и 1,9% - в американской экономике рост достигается за счет повышения производительности в сфере услуг. Многие экономисты полагают, что темпы роста Китая на самом деле могут быть даже выше - до 11-12% (в такой сложной и большой экономике точно подсчитать рост очень непросто).

В отличие от развитых экономик, которые ищут новые точки роста, новую технологическую волну, Китаю для бурного роста не требуется изобретать велосипед: там пока вполне хватает развития отраслей, характерных для предыдущих волн Кондратьева. Если США, Японии и Западной Европе приходится уповать на инновации в электронике, программировании, биоинженерии в ожидании технологического прорыва, то Китаю достаточно экстенсивно развивать обыденные для XXI века отрасли - выплавку стали и алюминия, сборку автомобилей и телевизоров, пошив одежды и обуви. Это превращает страну в глобальный сборочный цех планеты - недаром на Западе провинцию Гуандун, один из наиболее промышленно развитых районов страны, уже прозвали "китайским Манчестером".

Ресурсы для роста

Для промышленного роста Китаю требуется огромное количество ресурсов: за 2003 год объем импорта в КНР вырос на феноменальные 40% (в США рост импорта - всего 2%). В 2003 году Китай стал вторым крупнейшим импортером нефти, обойдя по этому показателю Японию. Сейчас КНР импортирует около 2 млн баррелей нефти в сутки, к 2010 году этот показатель удвоится. Выплавка стали в Китае выросла в 2003 году на 20%, до рекордных 200 млн тонн в год - сегодня Китай занимает первое место в мире, производя 22,5% мировой выплавки стали (а еще 50 млн тонн стали страна импортирует). Как Великобритания во второй половине XIX века или Япония в 50-70-е годы, Китай превращается в глобальный "торговый магнит", который переориентирует на себя торговые потоки.

Ажиотажный спрос китайских производителей практически на все виды сырья стал одним из факторов, поддержавших рост цен на сырье на мировых рынках. Так, на рынке нефти в ближайшие два года, согласно прогнозам Международного энергетического агентства, на Китай придется треть роста спроса. Схожая ситуация и на остальных сырьевых рынках - от сжиженного природного газа и меди до круглого леса и целлюлозы. Что открывает радужные перспективы для экспортеров сырья по всему миру и особенно в соседних с Китаем странах.

В ближайшие годы в Китае прогнозируется сохранение высоких темпов роста - согласно оценке Economist Intelligence Unit, 8,4% в 2004 году и 7,5% в 2005 году. Промышленное производство будет расти на 15% в год, подстегивая спрос на сырьевые продукты и обеспечивая растущую мировую экономику дешевыми товарами. Стоимость китайских промышленных товаров не увеличивается, а даже зачастую падает, несмотря на рост цен на сырье: во-первых, из-за роста производительности труда и стабильно низких затрат на рабочую силу, а во-вторых, из-за положительного эффекта девальвации доллара (и привязанного к нему юаня). Индекс же стоимости сырьевых товаров относительно промышленной продукции после долгого перерыва вновь растет.

Спрос на сырье подстегивает не только бурно растущий Китай, но и соседние азиатские экономики. Так, в 2003 году ВВП Индии вырос на 6,1%, Таиланда - на 6,5%, Малайзии - на 5%, Тайваня - на 4,2%, Гонконга - на 4%. И промышленное производство во многих странах региона, так же как и в Китае, растет значительно быстрее - от 7 до 14% в 2003 году. В 2004 году в странах региона прогнозируется ускорение темпов роста, как и в развитых экономиках - США, Японии, Европе. Они до сих пор являются ключевыми импортерами многих видов сырья - от нефти до алюминия, поэтому, несмотря на конкуренцию со стороны Китая, ускорение их экономического роста поддержит цены на сырье.

Новая сырьевая модель

Другим немаловажным фактором стало возрождение роли торговых картелей и политики альянсов развивающихся стран, пытающихся выторговать у развитых государств более выгодные для себя условия. Например, нефтяной картель ОПЕК, который практически бездействовал в середине 90-х, из-за чего в 1998-1999 годах и произошло обрушение цен, неожиданно возродился и сумел взять контроль над ценами в свои руки. С начала 1999 года цена барреля нефти выросла втрое, от чего выиграли не только члены нефтяного альянса (производящие 40% нефти, поступающей на мировые рынки), но и независимые производители, такие как Россия, Мексика, Норвегия и Казахстан.

Существовавшие в 70-е и 80-е картели производителей других сырьевых товаров не смогли занять схожую позицию на своих рынках, однако сентябрьский саммит ВТО в Канкуне показал, что наступает время новых альянсов. Во время переговоров о тарифах и торговле развивающиеся страны объединялись во временные альянсы, которые лоббировали более выгодные условия торговли и снижение импортных тарифов на рынках развитых стран для товаров (преимущественно сырьевых, сельскохозяйственных) из стран третьего мира. Хотя саммит в Канкуне каких-либо реальных результатов не дал, складывающую тенденцию аналитики подметили. Развитые страны показали свою готовность пойти на некоторые уступки странам развивающимся, например, они готовы закупать сырье по более высоким ценам - своеобразная плата за глобализацию.

Сочетание экономических и политических факторов значительно повысило привлекательность сырьевого экспорта. Многие экономисты заговорили о том, что в ближайшее десятилетие можно будет ожидать сохранения повышательных тенденций на сырьевых рынках. За последнее столетие сырьевые рынки пережили пять циклов высоких цен, в среднем каждый цикл продолжался семь-десять лет. Такие оценки не столь невероятны - индекс сырьевых товаров AIG-Dow Jones вырос за 2003 год со 113 до 136 пунктов (на 20%), достигнув максимума за последние восемнадцать лет.

Большинство аналитиков на 2004 год прогнозируют некоторое снижение цен на нефть - с нынешних 29-30 до 24-25 долларов за баррель. Впрочем, год назад весьма похожие прогнозы не оправдались, и не только из-за событий вокруг Ирака. Цены на большинство металлов, как прогнозируется, продолжат свой рост - предложение на них еще в течение нескольких лет не будет поспевать за спросом.

Складывающаяся ситуация исключительно благоприятна для России. Рост спроса на сырье в развивающихся странах дает России возможность быстро развить свою экономику по модели, которую в свое время использовали Австралия, Канада и Норвегия. В ее основе - использование денег, зарабатываемых экспортно-сырьевым сектором, для развития внутреннего рынка и финансовой системы. Так, в 50-60-е годы Австралия обеспечивала разнообразным сырьем стремительно индустриализирующуюся Японию, а теперь она страна с мощной, динамично развивающейся экономикой. Сегодня для России роль экономического катализатора могут сыграть бурно растущие экономики азиатских стран, прежде всего Китай, которые готовы потреблять российское сырье - от металлов и леса до нефти и газа.