А теперь - как в Европе

Борис Вуйко
14 февраля 2005, 00:00

России не стоит обращать внимания на евроатлантическую риторику нового украинского руководства. Это блеф. Сейчас самое время занять максимально жесткую позицию отстаивания своих национальных интересов в отношениях с Украиной

Новое украинское правительство уже стало объектом насмешек. Особенно веселят народ громкие заявления президента об искоренении коррупции. Характерный анекдот: Ющенко собирает всех новых министров и говорит: "Вы должны отказаться от своего бизнеса, у кого он есть. И запомните: будете воровать - уволю сразу". В ответ зал шепотом начинает скандировать: "Нас багато, нас не подолаты" (припев неофициального гимна "оранжевой революции").

Впрочем, не исключено, что у правительства вообще нет задачи искоренить коррупцию. А есть задача всячески демонстрировать борьбу с ней, показывая избирателям, что вот, дескать, начались в стране большие перемены (отсюда столько много новых лиц в правительстве). Ведь на носу вступление в силу изменений в конституции страны, которые передают львиную долю полномочий по управлению государством премьеру и парламенту. Это произойдет максимум с 2006 года, а в марте того же года состоятся парламентские выборы, и если партия Виктора Ющенко их проиграет, то президент фактически потеряет контроль над страной.

Правда, одной борьбой с коррупцией народ не подкупишь. Надо еще повышать социальные выплаты. А на это нужны деньги.

Взять же их планируется на еще одном популярном направлении - раскулачивании крупных собственников, или, как это называет само правительство, реприватизации. Пока неясно, будет ли этот процесс столь же показушным, как и все прочие, но то, что он будет, - это однозначно.

А вот чего однозначно не будет, так это ускоренной интеграции в евроатлантические структуры. Все заявления Киева об этом предназначены, с одной стороны, для Запада, чтобы получить от него какие-то дивиденды, а с другой стороны - для России, чтобы набить себе цену в ее глазах. На самом же деле сохранение нормальных отношений с Москвой для правительства Ющенко намного более серьезная задача, чем мифическая евроинтеграция. А потому России сейчас можно занять максимально жесткую позицию отстаивания своих национальных интересов перед Украиной. Отношения между Россией и Украиной должны стать образцово европейскими. Как между двумя дружественными, независимыми европейскими государствами.

Временное правительство

орьба с коррупцией должна начаться с головы. Я красть не буду", - пообещал новый президент и назначил министров, которые, по его мнению, тоже красть не будут

Практически все правительство Юлии Тимошенко сформировано по партийно-квотному признаку - как будто уже вступили в силу изменения в конституции и победу на выборах одержал не Ющенко, а некая партийная коалиция. Впрочем, партийная принадлежность была не единственным фактором, определяющим состав правительства. За немногими исключениями, новые министры в своей прошлой жизни имели более чем отдаленное отношение к тем сферам, курировать которые их поставили. Однако, видимо, как раз это и стало главным побудительным мотивом для Ющенко принять соответствующие кадровые решения.

"Борьба с коррупцией должна начаться с головы. Я красть не буду", - пообещал новый президент и назначил министров, которые, по его мнению, тоже красть не будут, хотя бы потому, что для профессиональных групп и кланов в министерствах они личности совершенно новые и даже чуждые. Особенно это касается силовых структур. Министром внутренних дел назначен "полевой командир" "оранжевой революции" социалист Юрий Луценко, главой Службы безопасности Украины (бывшего КГБ) - ближайший соратник Юлии Тимошенко Александр Турчинов, а министром обороны - главный идеолог евроатлантического курса Украины и главный аналитик предвыборной кампании Ющенко Анатолий Гриценко (последний, впрочем, служил в армии и дослужился до полковника). Что касается налоговой администрации, то она скорее всего будет передана в ведение министерства финансов, которое возглавил украинский Егор Гайдар Виктор Пинзенык.

Все эти люди, по идее, должны сломать существующие в этих ведомствах коррупционные вертикали власти. Или по крайней мере показать избирателям, что приступили к активной их ломке. А результаты? Они если и будут, то не скоро. С этой точки зрения кандидатуры подобраны, безусловно, удачно. Юрий Луценко - 41-летний лейтенант запаса, чем-то похожий на Шурика из "Операции 'Ы'", например, сразу стал одним из главных ньюсмейкеров страны. Из уст в уста пересказывается история о том, как министр чуть было не довел до инсульта работников столовой МВД - пообедал в общем зале и даже заплатил. И как новый министр обещал назначить нового начальника ГАИ, в одном кармане у которого будет лежать бумажка в десять гривен (для взяток гаишникам), а в другом - наручники (для них же). Правда, сами сотрудники милиции честно признаются, что, пока им не повысят зарплаты, они как воровали, так и будут воровать. Схожие подходы и у других министров - бескомпромиссной борьбой с коррупцией показать гражданам, что пришли действительно новые времена и новые люди.

Впрочем, борьбу с коррупцией на хлеб не намажешь, а реальные проблемы, стоящие перед новой властью, лишь косвенно связаны с главной темой ее пиар-кампании.

Где брать деньги

Уже буквально на первом заседании правительства Юлия Тимошенко обнародовала факт существования огромного скрытого дефицита бюджета. "Реальный дисбаланс между доходами и расходами бюджета составляет приблизительно двадцать миллиардов гривен (это примерно пятая часть бюджета. - 'Эксперт')", - сказала она. Чуть позже министр экономики Сергей Терехин заявил о том, что реальный дефицит бюджета на самом деле еще больше - 30 млрд гривен.

При этом уже объявлено, что в середине марта новый вариант бюджета будет внесен в парламент. Ясно, что расходная часть в нем будет заметно увеличена - Виктор Ющенко заявил о том, что кабинет министров должен выполнить все предвыборные обязательства нового президента (в том числе резкое повышение минимальной заработной платы и пенсий, десятикратное увеличение единовременной помощи при рождении ребенка). А это дополнительные миллиарды гривен к тому дефициту, который уже существует.

Основные пути решения этой проблемы правительство уже наметило. Как следует из многочисленных заявлений Тимошенко, государство будет "доить" свои монополии (компанию "Нефтегаз Украина", "Укрзализницю", "Укртелеком", "Энергоатом"). Причем Юлия Владимировна с неизменной теплотой отзывается об институте государственной собственности вообще. Отсюда можно сделать вывод, что большой приватизации в 2005 году не будет. А может, и не только в 2005-м. Следует напомнить, что в госсобственности до сих пор остается большинство энергокомпаний Украины, транспортная инфраструктура (газотранспортная система, железные дороги, порты и прочее), "Укртелеком", нефте- и газодобывающая промышленность и еще много других крайне привлекательных объектов, на приватизацию которых уже давно нацелился как украинский, так и иностранный бизнес. Тимошенко же, судя по всему, рассчитывает на то, что, оставив эти предприятия в госсобственности, государство сможет заработать на них гораздо больше. Правда, непонятно как. Пока премьер лишь дала поручение правоохранительным органам проверить деятельность монополий и внести предложения по увеличению доходов бюджета. Еще один путь получения денег - кредиты международных организаций. По данным западной прессы, украинское правительство уже возобновило переговорный процесс с МВФ. Во время своего визита в Давос Ющенко договаривался о возобновление кредитования страны со стороны ЕБРР.

Все эти пути получения денег достаточно рискованны. Пока с трудом просматриваются возможности резкого увеличения доходов бюджета от улучшения управления государственными компаниями. Как показывает практика всех стран мира, да и самой Украины, госкомпании - это не то место, где часто встречается эффективное управление. Можно увеличить налоговую нагрузку через косвенные налоги и рентные платежи, но и здесь возможности не безграничны. Переговорный процесс с западными структурами быстрым не будет. Там с большим пониманием относятся к проблемам Украины, но намекают, что хотят увидеть реальные реформы, чтобы принять положительное решение о финансировании. Правда, США заявили о намерении увеличить помощь Украине до 100 млн долларов в текущем году, но такая сумма, понятное дело, не спасет отцов украинской демократии.

Надеяться на какой-то сверхбыстрый рост экономики тоже не стоит. Еще с конца прошлого года началось замедление темпов экономического роста, связанное с исчерпанием ряда прежних его факторов (прежде всего фактора наличия свободных мощностей в промышленности). Более того, разгоняется инфляция (в том числе инфляция издержек - за счет намерений монополистов поднять цены на энергоносители и транспортные услуги), что может девальвировать повышение социальных выплат.

Вот тут самое время вспомнить о переделе собственности. Причем собственности не государственной, а уже приватизированной.

Раскулачивание

В возможность массового пересмотра итогов приватизации долгое время никто не верил. Даже приближенные к Леониду Кучме и Виктору Януковичу бизнес-группы не особенно боялись такого развития событий, уверенные, что с новой властью удастся договориться. Характерный момент: за утверждение кандидатуры Тимошенко проголосовал и Виктор Пинчук (зять Кучмы и совладелец "Криворожстали"), и почти вся фракция Партии регионов (ее возглавляет Виктор Янукович, она включает в себя представителей донецкого бизнеса).

Как считалось, все обойдется тем, что нынешние собственники скандальной "Криворожстали" (Пинчук и донецкий предприниматель Ринат Ахметов) доплатят в бюджет некую сумму (речь шла о 400 млн - разнице между ценой покупки и той, что предложила российская "Северсталь", изгнанная с конкурса). Слишком велик риск большого передела, к тому же все понимали, что два крупных спонсора предвыборной кампании Виктора Ющенко - днепропетровская группа "Приват" и Индустриальный союз Донбасса - также очень активно участвовали в приватизации последних лет.

Однако первые же действия нового правительства были направлены именно на национализацию "Криворожстали". О доплатах никто речи не вел. А в ближайшее время (18 февраля) должен состояться суд, который решит судьбу предприятия.

Более того, Тимошенко заявила, что сейчас ее правительство готовит программу с многообещающим названием "Собственность народу", в которой представит новый подход к вопросу приватизации и отношениям к уже приватизированным предприятиям.

Что будет представлять собой эта программа, пока неясно, но Тимошенко всячески подчеркивает, что проверкам подвергнутся почти все крупные активы, приватизированные в последнее время. Судя по названию, речь вообще может идти о массовой национализации. И Тимошенко, и Ющенко все больше рассуждают о выгоде госсобственности, причем не только применительно к "Криворожстали", но и в более широком контексте. Правда, о том, что нынешним владельцам "Криворожстали" в случае деприватизации придется вернуть 800 млн долларов, они стараются не упоминать.

Не исключено, что, использовав Юлию Тимошенко для самой грязной работы, окружение Ющенко добьется ее отставки до парламентских выборов, и ей придется идти в оппозицию

Впрочем, среди бизнесменов распространено мнение, что все это скорее всего просто запугивание ФПГ (чтоб место свое знали и "на крючке" сидели) и ничего страшного не случится, все ограничится той же "Криворожсталью", ну и, может быть, еще одним-двумя предприятиями. Остальные смогут договориться. Однако, похоже, процесс уже запущен. Глава специальной комиссии Верховной рады по приватизации и один из претендентов на пост нового главы Фонда госимущества Валентина Семенюк уже заявила, что она оспаривает в суде приватизацию сразу шести предприятий. В том числе "Криворожстали", "Укррудпрома" (приватизирован в том числе с участием упомянутой выше группы "Приват"), Николаевского глиноземного завода (принадлежит "Русскому алюминию").

Областные прокуратуры уже возбуждают уголовные дела за незаконную приватизацию предприятий, а новые губернаторы первым делом начинают наводить справки о том, что же в их владениях можно реприватизировать. Прямое благословение им дал сам Виктор Ющенко. Выступая на представлении сумского губернатора, он сказал тому: "Торговый дом 'Березка' продан по цене в три раза ниже рыночной. Так давайте попробуем повернуть это дело назад. Давайте начнем с 'Березки'". Сколько таких "Березок" обнаружат в своих лесах украинские губернаторы и прокуроры, можно только догадываться.

Показательно, что процесс реприватизации намерены начать именно с "Криворожстали". С политтехнологической точки зрения это ход правильный, так как неконкурентная приватизация комбината стала знаковым событием для украинской и мировой общественности. Однако с юридической точки зрения реприватизация комбината будет иметь крайне негативные последствия. Дело в том, что юридически она была одной из самых чистых за всю историю независимой Украины (ФГИ в принципе никаким законом не запрещалось выставлять ограничения для участников). Более того, как ни относись к Ринату Ахметову, но работает он вполне профессионально. Пока на Майдане произносили громкие речи о "наглой приватизации", его люди организовали серию исков, в которых опротестовывались итоги приватизации "Криворожстали", - иски эти прошли все инстанции и в итоге, разумеется, везде были отклонены. Так что теперь в судах всех инстанций есть уже решение по этому вопросу. То есть, начав атаку на "Криворожсталь", новая украинская власть сразу обозначила свою позицию: правовая риторика - это всего лишь риторика, вопросы собственности будут решаться исходя из политической целесообразности.

Крупный украинский бизнес, впрочем, не склонен пока драматизировать ситуацию и надеется на положительные результаты деятельности новой власти.

Политический расклад

То, с какой яростью Тимошенко взялась за решение поставленных перед ней задач, объясняется прежде всего тем, что на кон поставлено ее политическое будущее. Если она сможет добиться успехов на своем посту, продемонстрировать президенту и обществу борьбу с коррупцией, повысить доходы населения, то именно она, вероятно, станет лицом новой партии власти, которая пойдет на парламентские выборы 2006 года, и, если эта партия победит, именно Тимошенко станет премьером с полномочиями фактического главы государства (после вступления в силу изменений в конституции).

Правда, у Тимошенко много соперников в лагере Ющенко. Еще до ее утверждения премьером один из нынешних вице-премьеров - Роман Бессмертный (он долгое время руководил предвыборным штабом Ющенко) выступил с резкой критикой решения президента назначить Тимошенко и. о. премьера. Правда, потом он исправился и сказал, что против Тимошенко ничего не имеет, но любовь между ними вряд ли появилась. Очень непростые отношения у Тимошенко и еще с двумя вице-премьерами - Олегом Рыбачуком (вице-премьер по вопросам евроинтеграции) и Николаем Томенко (вице-премьер по гуманитарным вопросам). Оба, кстати, люди, весьма близкие к Ющенко. Открытая вражда у Тимошенко и с секретарем Совета по национальной безопасности и обороне Петром Порошенко.

Наконец, многочисленным либералам в окружении Ющенко вряд ли так уж симпатична почти социалистическая программа действий Тимошенко. Известный политолог Владимир Маленкович удачно сравнил Тимошенко с Евой Перон - женой аргентинского лидера Перона. Эта чета, напомним, превратила относительно либеральную послевоенную Аргентину в полусоциалистическое государство, национализировав собственность, расплодив бюрократию и коррупцию, что привело к кризису в экономике и череде военных путчей. Кстати, заявления Тимошенко о пользе госсобственности не вдохновляют и западные транснациональные корпорации, уже давно нацелившиеся на приватизацию украинской энергетики и транспортной инфраструктуры.

То есть не исключен вариант, что, использовав Юлию Владимировну для самой грязной работы, окружение Ющенко добьется ее отставки до выборов, и ей придется идти в оппозицию. Правда, для президента это чревато появлением очень опасного соперника. И пойти он на это сможет, только будучи абсолютно уверенным в прочности своей власти. Поэтому, как ни странно, чем менее эта власть будет прочна, то есть чем сильнее будет "антиоранжевая" оппозиция, тем больше шансов у Тимошенко удержаться на посту премьера.

Правда, на "антиоранжевом" фронте приятных новостей для Тимошенко пока немного. Оппозиция Ющенко сейчас пребывает в состоянии прострации. Парламентские группы, сформированные из числа лоббистов бизнеса и региональных элит, тают на глазах, переселяясь в лояльные Ющенко фракции. Четкую позицию против власти заняли лишь объединенные социал-демократы Виктора Медведчука (бывший глава администрации президента). Но рейтинг этой партии колеблется в районе двух процентов. Гораздо большую опасность для новой власти представляет Партия регионов, которую возглавляет Виктор Янукович. Однако, как признался его бывший начштаба Тарас Черновил, в самой партии далеко не все хотят идти в оппозицию: крупный донецкий бизнес и региональные чиновники, которые составляют ее основу, не привыкли жить в ссоре с властью. Единственный выход для Януковича - фактически заново создавать партию "снизу", используя собственную популярность и опираясь на гражданскую инициативу востока и юга страны. Но пойдет ли на это бывший чиновник с менталитетом "крепкого хозяйственника" - очень большой вопрос.

Евроблеф и российский выбор

Новая украинская власть сразу обозначила свою позицию: правовая риторика - это всего лишь риторика, вопросы собственности будут решаться исходя из политической целесообразности

Всю первую неделю после инаугурации Виктор Ющенко провел в зарубежных поездках. Собственно, уже тогда стали понятны основные направления внешней политики новой власти. Их можно охарактеризовать одним словом - "блеф".

Блефовать Ющенко начал с Москвы. Перед своим отлетом в российскую столицу президент назначил Юлию Тимошенко и. о. премьер-министра, а в самой Москве говорил какие-то слова о пересмотре всей политики Украины по отношению к России. Однако на самом деле он задекларировал ее преемственность, пообещав развивать все те направления, которые развивал и его предшественник Кучма. В переводе на понятный язык это означает, что Украина и дальше хочет иметь доступ на российский рынок, а также не допустить сокращения российского транзита через свою территорию и повышения цен на российские энергоносители. Но при этом Украина хочет всем говорить, что она больше от России не зависит и вообще идет в Европу.

Ющенко и вправду заявил, что Украина ставит перед собой цель как можно быстрее интегрироваться в Евросоюз. Буквально через пять лет. И что, мол, уже в ближайшие недели Украина подаст заявку на вступление. Характерно, что речь эта была произнесена перед Парламентской ассамблеей Совета Европы (которая к ЕС никакого отношения не имеет). Реакция на это заявление в Европе оказалась крайне негативной. Еврочиновники сочли своим долгом в довольно резкой форме заявить, что речи о вступлении Украины в ЕС в ближайшем будущем не идет, и посоветовали поработать в формате "еврососедства".

Правда, какую-то благодарность ЕС за "оранжевую революцию" Украине выписал. Во-первых, пообещал предоставить статус страны с рыночной экономикой (договоренность об этом, впрочем, была достигнута еще правительством Януковича, да и сам статус мало чем стране помогает, что показывает пример России). Во-вторых, начать переговоры о создании с Украиной зоны свободной торговли и смягчении визового режима. Эти "пряники", предусмотренные, кстати, статусом "соседа" ЕС, который уже имеет Украина, действительно очень интересные, но когда страна их получит - непонятно. Создание ЗСТ с Евросоюзом возможно только после вступления Украины в ВТО, что в лучшем случае произойдет в конце этого года. Облегчение визового режима - вообще очень спорный момент для европейцев, учитывая объемы нелегальной трудовой миграции из Украины в ЕС, что может затянуть переговорный процесс на долгие годы.

Но все это не мешает украинским чиновникам с гордостью заявлять, что единое экономическое пространство им теперь вообще не нужно, если это противоречит европейскому выбору. На самом деле никакого европейского выбора у Украины сейчас нет. А вот зона свободной торговли с Россией, плата за российский транзит и относительно умеренные цены на энергоносители - вещь очень даже реальная и, можно сказать, критически важная для развития украинской экономики в краткосрочной перспективе. Ведь ее место в международном разделении труда в качестве поставщика энергоемкой продукции химии и черной металлургии объясняется прежде всего двумя факторами - относительно дешевыми энергоносителями и удобной логистикой (близость к портам). Как только первый из них исчезнет, у украинской экономики начнутся проблемы. Вполне реальной такая угроза станет с 2006 года. Именно тогда Туркменистан начнет продавать весь свой газ "Газпрому" - то есть у Украины исчезнет единственный альтернативный российскому источник газа. Зависимость же Украины от поставок российского ядерного топлива изначально монопольная.

Поэтому Украина будет продолжать чрезвычайно активные переговоры с Россией и, несмотря на всю риторику, не будет по доброй воле уходить из ЕЭП. Вопрос в том, насколько все это нужно России? Для России свободная торговля в рамках ЕЭП всегда была невыгодна - фактически она теряла больше, чем приобретала. Однако шла на это из политических соображений, чтобы поддержать пророссийскую ориентацию Украины и показать Западу: мол, вновь вокруг нас земли собираются. Теперь же на политических аспектах ЕЭП сами украинцы ставят крест, а значит, России с чистой совестью можно выходить из переговорного процесса с Украиной по созданию зоны свободной торговли и защищать своего национального производителя от украинских конкурентов по полной программе.

На самом деле никакого европейского выбора у Украины сейчас нет. А вот зона свободной торговли с Россией, плата за российский транзит и относительно умеренные цены на энергоносители - это вещь очень даже реальная

Целесообразно также прекратить бесполезные переговоры с Украиной о совместном использовании газотранспортной системы и портов. Благодаря этой многолетней болтовне украинцам удалось заморозить реализацию крайне важных с точки зрения наших национальных интересов проектов создания газопроводов в обход Украины и модернизации собственно российских портов. Эти проекты необходимо срочно размораживать и активизировать. Ну и наконец, можно поднять вопрос о том, что европейский выбор Украины - это в том числе выбор европейских цен на российские энергоносители.

То есть у России в отношениях с Украиной весьма выгодная позиция и пространство для маневра куда больше, чем раньше. Для России, безусловно, интересны совместные проекты с украинскими партнерами, особенно в высокотехнологических отраслях (например, в аэрокосмической). Но если есть реальный интерес и реальная материальная выгода, то украинское руководство не будет им препятствовать. Для каждого такого случая можно разрабатывать особый режим благоприятствования.

И это будут нормальные отношения двух дружественных европейских государств. Которые живут друг с другом мирно, но ни о какой интеграции речи не ведут. Захочет Украина вернуться к интеграционным проектам - будет другой разговор.