О симулякрах

Александр Привалов
3 октября 2005, 00:00

То, что "политический класс" считает выборы в Московскую думу исключительно пробой сил к предстоящим через два года федеральным выборам, само по себе достаточно скверно. Все-таки проблемы города, в котором живет десять миллионов людей и в котором наездами бывает половина деятельного населения России, достойны большего, чем служить манекеном. Но политиков не вразумишь; нечего делать - приходится судить этих художников по законам, ими самими над собою признанным. Проба сил, говорите? Что ж, покажите, что вы там пробуете.

Самой шумной пробой станет, без сомнения, объединенный список "Яблока" и СПС. Толкотню и забегания, явленные при формировании этого списка, легко понять и простить: о союзе этих двух партий говорилось так давно, что никто уже не предполагал увидеть его въяве (в сходном случае девяностолетняя Сарра выразилась так: Господь учинил мне смех. Быт., 21, 6). Однако увидели. Во главе списка стоят не трое, а двое - по числу союзников; это не свадебные генералы, а люди, уже сегодня состоящие в Мосгордуме и не понаслышке знакомые с московскими проблемами.

Досюда все вроде бы чудесно. А дальше начинаются вопросы. У меня они начались с полуфразы, мельком услышанной по радио: неизвестный мне пропагатор объявлял важным достоинством лидеров списка тот факт, что оба они "известны Юрию Михайловичу с наилучшей стороны". Позвольте, думаю, как же это? Ведь Лужков-то Юрий Михайлович возглавляет на тех же выборах совсем другой список - так если избиратель доверяет Лужкову, он и пойдет голосовать за тот список, а если не доверяет, то почему лужковская приязнь к лидерам этого списка должна его вдохновлять? Ну, думаю, и пропагаторы пошли - совсем бестолочь. Но потом почитал новости повнимательнее и убедился, что труженик пиара ни в чем не виноват, ибо четко проводит линию партии (партий): сам Явлинский на большой совместной с Белыхом пресс-конференции доходчиво разъяснил, что Лужков - интеллигентнейший человек и претензий к нему у новообъединившихся, в общем-то, нет, а противник их и конкурент - "Единая Россия", список которой Ю. М. возглавляет (этого Явлинский, ясное дело, не говорил, но дал понять) по чистому недоразумению.

Бред какой-то. Еще раз: вот избиратель. Вот и те и эти говорят избирателю, что Лужков хороший, - ладно, он соглашается. Он приходит (если приходит!) на избирательный участок и голосует - за кого? Правильно, за тот список, где видит имя Лужкова. Откуда возьмутся двадцать процентов голосов за новояблочников? Ах да, мы же пробуем силы к седьмому году - эти двадцать процентов отдадут свои голоса "за демократию". Отлично.

Но заметьте: тут неявно предполагается, что никому не придет в голову поинтересоваться, почему желающий отдать голос за демократию должен голосовать именно за "Яблоко"-СПС. Что никто не спросит у них, что же такого особо демократичного в заявленной ими позиции. О живых проблемах Москвы вы высказываться не желаете - пусть так. Черт с ними, и с надвигающимся транспортным коллапсом, и с жуткой экологией, и с дикой миграцией, и с дефицитом бюджета. Мы готовы (на время) вместе с вами забыть, что демократия - не цель, а средство. Но если именно вы на этих выборах хотите собрать голоса "за демократию", есть тема, по которой вы обязаны высказаться.

Время лужковской системы власти в Москве кончается. Формально говоря, полномочия у мэра еще на два года, но мало кто сомневается, что смена градоначальника произойдет раньше. Это видно и по назначению в разные концы страны уже третьего из видных деятелей лужковского круга, и по спешной распродаже компаний, принадлежавших жене Лужкова, - да по всему. Не может быть на таком фоне никаких разговоров о демократии без четких и внятных ответов на простые вопросы. Что не так в нынешней системе городской власти, почему если не в каждом, то в каждом втором разговоре о ней мелькают слова "откаты", "поборы", "взятки" и проч. (тезис, что в других городах воруют еще больше, - я и такое уже слышал - за ответ не засчитывается)? Что нужно делать в МГД, чтобы следующая власть в столице сформировалась иначе? Если вместо ответов на эти вопросы нам предлагают порадоваться интеллигентности Юрия Михайловича и бесценному опыту, приобретенному демократическими кандидатами под его мудрым руководством, то причем здесь демократизм? Для такого рода политических течений можно найти и другие слова, в том числе даже и иностранные. Сервилизм, например.

Конечно, не одни право-яблочники повели кампанию в жалкой и неуместной эстетике борьбы хороших с лучшим; не одни они заменяют разговор по существу выкликанием общих лозунгов, но, поскольку только они прямо отождествляют поддержку себя с поддержкой демократии, на их примере виднее всего, что именно будет пробоваться в декабрьской "пробе сил". Будут пробоваться симулякры: симулякр оппозиции, симулякр политической борьбы, симулякр, в конце концов, демократии.

(Для тех, кто, на свое счастье, не приучен к постмодернистскому жаргону: симулякр - это форма, исключающая содержание; это копия отсутствующего оригинала - копия, пародирующая и вытесняющая оригинал. Можно было бы написать не лишенный занимательности текст о том, что понятие "симулякр" является симулякром понятия, но мы с вами на такие забавы отвлекаться не будем.)

И все бы ничего, кабы в возведении симулякров пробовали силы исключительно люди, домогающиеся государственных постов. Много хуже, что к этому же опасному занятию склонны и люди, уже на этих постах находящиеся. А они склонны. Вот, на последнем заседании кабинета при обсуждении доклада Минздрава выступил доктор Рошаль. Он, собственно, и сказал, что и обсуждаемые меры по реформе здравоохранения, и административная реформа (в той же сфере) суть именно что пародии, вытесняющие из реальности пародируемый замысел. Врачу гневно возражал министр Зурабов. Кто из них прав, не знаю, не разбирался в деталях, но скорее держал бы пари за Рошаля - хотя бы потому, что предыдущий плод зурабовских усилий, пенсионная реформа, - несомненнейший симулякр.

Впрочем, к выборам, которые мы сегодня обсуждаем, это не относится.