Играем по-взрослому

Дмитрий Сиваков
19 июня 2006, 00:00

Жесткая борьба на внутреннем рынке за заказы "Газпрома" вынуждает российских трубников инвестировать в самые современные технологии, чтобы обеспечить выпуск лучших в мире труб и конкурировать с ведущими мировыми производителями

Ситуация на рынке труб большого диаметра (ТБД; сварные трубы диаметром 5301420 мм) стремительно меняется. Еще несколько лет назад актуальнейшей проблемой было импортзамещение сначала продукции немецкого и японского производства, потом украинской. Но крупные инвестиции российских производителей поменяли расклад сил. Похоже, что производство ТБД в стране в ближайшие годы опередит рост внутреннего спроса. Теперь на повестке дня встает проблема потенциального перепроизводства ТБД и резкого усиления конкуренции на рынке. Прежде всего за право отправиться с "Газпромом" в тундру и на морские шельфы с лучшими в мире трубами.

Спрос дело тонкое

Года четыре назад, когда проблема импортзамещения ТБД стояла крайне остро, сколь угодно большие инвестиции в строительство новых заводов представлялись оправданными. Нужда "Газпрома", "Транснефти" и нефтяных компаний в ТБД казалась огромной. Сказывались и отложенный спрос из-за ограниченной инвестиционной деятельности в предыдущие годы, необходимость новых проектов и потребность в модернизации старых трубопроводов. Нам попадались отраслевые оценки потребления труб большого диаметра в 2006-2008 годах: речь шла о трех миллионах тонн ежегодно. При этом спрос только со стороны "Газпрома" несколько лет назад оценивался некоторыми специалистами до полутора миллионов тонн в год (для сравнения: производство ТБД в 2002 году всеми российскими компаниями составило чуть более 670 тыс. тонн). Практика обсуждения и реализации крупных трубопроводных проектов показала, что все эти прошлые оценки были слишком оптимистичны. Быстро сказка сказывается, но небыстро дело делается. Хотя крупнейшие потребители ТБД "Газпром" и "Транснефть" полны решимости активно заниматься крупными новыми проектами (см., например, интервью с Григорьевым), их инвестдеятельность на практике занимает гораздо больше времени, чем на бумаге, и на это приходится делать скидку.

Адекватно оценить будущий спрос на ТБД в России непросто. Дело тут в первую очередь в ограниченном круге крупных потребителей, крайне неохотно делящихся с публикой своими развернутыми инвестиционными планами на отдаленную перспективу. Поэтому появляющиеся в СМИ цифры находятся в слишком широком диапазоне и интереса для серьезного анализа не представляют. Нам удалось ознакомиться с одним закрытым корпоративным маркетинговым исследованием по рынку ТБД в России, на основании которого уже можно делать правдоподобные выводы.

Основная доля спроса на ТБД формируется в ходе строительства новых нефте- и газопроводов. Параметры крупнейших из них даны в таблице 1. Совокупный спрос на ТБД в 20062008 годах составляет 4,1 млн тонн, то есть примерно 1,4 млн тонн труб в год.

Довольно приличный объем ТБД будет потребляться в ходе ремонтно-эксплуатационных работ "Газпрома" и "Транснефти", то есть при замене части мощностей с высокой степенью износа. По оценкам маркетологов, совокупный годовой спрос по этому виду деятельности составит около 350 тыс. тонн в год.

Наконец, региональный спрос со стороны прочих потребителей ТБД (в основном некрупных нефтяных компаний) составит еще порядка 190 тыс. тонн в год.

Итог такой. В 2006-2008 годах потребление ТБД в России прогнозируется на уровне 1,92 млн тонн. И хотя это более чем вдвое превышает уровень потребления 2002 года (график 1), но раза в полтора отстает от оценок прошлых лет.

С производством разобраться проще

Сейчас в России есть только три действующих завода, производящих ТБД в больших объемах, Волжский (входит в Трубную металлургическую компанию), Выксунский (входит в Объединенную металлургическую компанию) и Челябинский (входит в Группу ЧТПЗ). Еще одним значимым игроком на российском рынке является украинский Харцызский трубный завод. Данные об их текущих производственных мощностях представлены в таблице 2. Наконец, есть еще один, строящийся, завод Ижорский трубный. Это проект "Северстали" выхода на рынок труб диаметром 1420 мм для "Газпрома". Его потенциальные мощности по выпуску составляют 450 тыс. тонн. Однако ввод предприятия в строй на полную мощность планируется только в 2007 году.

Совокупная мощность четырех действующих игроков составляет почти 3,8 млн тонн ТБД в год, а без учета мощностей Харцыза это почти 3 млн тонн в полтора раза больше реальных потребностей в ТБД на российском рынке! Понятно, что за раздел этого рынка неизбежно будет вестись жесткая и бескомпромиссная борьба.

Стоит сказать несколько слов о том, откуда берет свое начало потенциальное перепроизводство. Почти все мощности достались нам от Советского Союза, который потреблял ТБД много больше, чем Россия сегодня. Поэтому характерной особенностью нашей трубной промышленности является хроническая недозагрузка мощностей. В отдельные годы заводы работали только на 30% своих возможностей. Сейчас этот показатель составляет в среднем по отрасли чуть более 50%. Поэтому конкуренция в условиях постоянного перепроизводства, точнее, в условиях недозагрузки давно самортизированных мощностей, для трубников, скажем так, дело привычное.

Но есть одно исключение из этого правила трубы диаметром 1420 мм. После развала СССР мощностей по их производству нам не досталось (единственный производитель Харцызский трубный отошел Украине). Поэтому-то импортзамещение и удовлетворение будущего спроса "Транснефти" и "Газпрома" стало предметом активной деятельности российских трубников, вызвавшей к жизни целый ряд инвестиционных проектов. Первой в 2003 году "отстрелялась" ТМК, запустив на Волжском заводе стан по производству спиралешовных труб. Евразхолдинг одно время продвигал ныне похороненный проект строительства огромного трубного завода в Нижнем Тагиле мощностью в 900 тыс. тонн и инвестиционной емкостью более миллиарда долларов. В 2005 году, вложив более 170 млн долларов, ОМК запустила стан по производству труб 1420 мм с одним прямым швом мощностью 570 тыс. тонн. Наконец, "Северсталь" с 2001 года пытается наладить производство таких же труб на Ижоре. Все эти проекты требуют больших инвестиций, должны окупаться в разумные сроки, а значит, такие предприятия не должны простаивать. Поэтому именно рынок труб для нужд "Газпрома" и является тем полем, где конкурентная борьба будет особенно острой.

Шансы игроков

Главного пострадавшего от усиления конкуренции на российском рынке ТБД можно назвать сразу. Это Харцызский завод. Поставки с Украины являются импортом, поэтому сокращения рыночной доли ХТЗ не избежать. В абсолютно рыночных условиях он мог бы еще сопротивляться даже без крупных инвестиционных вложений, этот завод с советскими мощностями в состоянии конкурировать с нынешними российскими игроками по цене поставок. Поэтому против украинской продукции наверняка будут задействованы по полной программе российские антидемпинговые процедуры. Кроме того, не сможет бороться ХТЗ и за новые трубопроводные проекты "Газпрома" (Северо-Европейский газопровод, СЕГ и Штокман) по технологическим причинам. В общем, участь этого комбината можно считать предрешенной.

Если говорить о российских игроках, довольно стабильные позиции у Челябинского завода. И не только потому, что ЧТПЗ является главным производителем труб диаметром 1067-1220 мм. Не так давно он провел масштабную реконструкцию своих мощностей, которая позволила ему выпускать трубы с более толстой стенкой (до 20 мм), то есть выдерживающих большее давление. Однако ЧТПЗ будет исключен из самого драматического действа борьбы за заказы "Газпрома" по трубе-1420, поскольку ее он не производит (таблица 2).

Волжский трубный завод, выпускающий спиралешовную трубу-1420, скорее всего, будет плавно снижать свою рыночную долю по объективным причинам. Технология сварки спиралешовной трубы ограничивает толщину используемого стального листа (менее 20 мм), а значит, и способность такой трубы выдерживать высокое (до 75 атмосфер) давление. Такое же технологическое ограничение и у двушовной украинской трубы. В то же время добыча "Газпрома" уходит все дальше на север, а прокладка труб все глубже под воду, требования к выдерживаемому давлению здесь чрезвычайно высоки, поэтому спиралешовная и двушовная трубы будут использоваться все реже и реже. И конкуренция среди трубников будет идти по линии технологий, способности варить трубы с уникальными пока для России потребительскими свойствами. "Газпрому" нужна не просто труба большого диаметра, а труба, способная выдерживать давление до 250 атмосфер, иметь толщину стенки до 48 мм.

Оставшиеся два игрока ОМК с действующим Выксунским метзаводом и "Северсталь" со строящимся Ижорским заводом выражают готовность удовлетворить требования монополиста. Каждый из них нацелен на производство сварной трубы диаметром до 1420 мм с одним прямым швом и каждый имеет амбициозные планы развития. Например, ОМК, уже получив заказы на поставку труб в рамках СЕГ, заявила о наращивании мощностей к 2007 году до 2 млн тонн, а "Северсталь" о начале производства труб уже в 2006 году.

Дыша друг другу в затылок

Казалось бы, у нас и так потенциальное перепроизводство ТБД, ужесточение конкуренции куда там дальше расширять мощности. На самом деле существует дефицит труб, рассчитанных на новые стандарты трубопроводов. И не случайно менеджеры "Газпрома" неоднократно высказывались в том духе, что монополии в ближайшее время не будет хватать российских труб диаметром 1420 мм. Дело тут вот в чем. До последнего времени большая часть спроса "Газпрома" в новых проектах была направлена на трубу, способную выдерживать давление в 100120 атмосфер. Такую продукции в мире могут производить всего шесть компаний (германская Europipe, японские Nippon Steel, JFE, Sumitomo, британская Corus и итальянская Ilva), седьмой с прошлого года стала ОМК единственный поставщик для сухопутного участка СЕГ.

Однако новые запросы монополии, как уже было сказано, касаются труб диаметром 1067-1220 мм с толщиной стенки до 48 мм, способных выдерживать давление до 250 атмосфер. Именно такие трубы требуются "Газпрому" для прокладки подводной части Северо-Европейского газопровода и Штокмановского месторождения по стандартам норвежской инжиниринговой компании Det Nors"e Veritas (DNV). Потребность монополии в ТБД для прокладки СЕГ, указанные в таблице 1, приведены только для тех частей этого трубопровода, где можно использовать трубы российского производства. Нужда в трубах стандарта DNV составляет дополнительно еще 2 млн тонн, все их "Газпром" планировал закупать за границей. Поэтому полное покрытие потребностей российского газового монополиста может стать решающим фактором победы в конкурентной гонке. ОМК уже объявила о готовности делать трубу по этому стандарту и в партнерстве с норвежской Nors" Hydro планирует до конца 2006 года пройти сертификацию, а в начале 2007-го выпустить первые промышленные партии. О планах "Северстали" по внедрению DNV еще не было объявлено, однако не исключено, что будут использованы наработки германской Europipe.

Другим важным моментом в конкурентной борьбе является производство стальной заготовки. Чтобы изготовить трубу диаметром 1420 мм с одним прямым швом, требуется изогнуть стальной лист шириной примерно 4,5 метра. Такие листы в России сейчас выпускаются ограниченными объемами, большую их часть нашим трубникам (пока это только ОМК) приходится импортировать. Поэтому серьезным конкурентным преимуществом в борьбе за заказы "Газпрома" будет способность наших компаний организовать собственное производство такого листа. "Северсталь" в 2001 году приобрела единственный в России стан-5000, способный выпускать этот лист, но предприятию требовалась серьезная реконструкция и перепрофилирование (в советское время оно было ориентировано на изготовление судового листа). Насколько нам известно, сейчас этот стан уже выпускает заготовку для трубы-1420, правда, пока лишь в ограниченном объеме. ОМК же на прошлой неделе заявила о планах строительства собственного стана-5000 мощностью 1,2 млн тонн, чтобы полностью обеспечить собственные нужды.

Но самый пикантный момент в противостоянии двух конкурентов за трубы для СЕГ и Штокмана начавшаяся процедура поглощения "Северстали" европейским стальным гигантом Arcelor. Последний в лице одной из своих "дочек" является совладельцем германского концерна Europipe, который в свою очередь будет наряду с ОМК одним из главных подрядчиков в ходе прокладки подводной части СЕГ. С одной стороны, ижорский проект теоретически мог бы получить дополнительную лоббистскую поддержку со стороны европейских партнеров. С другой опять возникает проблема импортзамещения. Если до поглощения Arcelor "Северстали" за заказы "Газпрома" боролись две российские компании, то теперь одна из них оказывается европейской. В случае конкурентного успеха ижорских труб импортзамещение получилось бы несуверенным. Не слишком ли дешево такое завоевание российского рынка западными компаниями, никогда и не помышлявшими о самостоятельном строительстве новых трубных заводов в России?

Президент Путин не так давно дал наказ ижорскому проекту "Северстали" "нужно, чтобы качество ваших труб было лучше, чем японских и немецких". Если понимать это высказывание буквально, то получается, что предпочтение, например, в ходе тендеров для СЕГ, будет отдано тому, кто сумеет наладить выпуск самых лучших, самых надежных труб. И новому хозяину "Северстали", компании Arcelor, еще придется попотеть, чтобы убедить российскую общественность в том, что ижорские трубы действительно будут лучше труб ее родного Europipe или хотя бы японской Nippon Steel.