Валерий Окулов превзошел царя Соломона

25 сентября 2006, 00:00

Тендер «Аэрофлота» на закупку двадцати двух дальнемагистральных лайнеров стоимостью 3 млрд долларов завершился сенсационным решением руководства: объем заказа увеличат вдвое и разделят поровну между Airbus и Boeing

«Мы намерены приобрести и Boeing, и Airbus. С 2010−го по 2012 год — двадцать два самолета Boeing, а с 2012−го по 2016-й — двадцать два Airbus», — заявил гендиректор «Аэрофлота» Валерий Окулов на прошлой неделе журналистам.

С самого начала аэрофлотовский тендер имел ярко выраженный политический подтекст. Выигравшая его компания не только получала заказ от «Аэрофлота», но и обеспечивала себе доминирующее положение на российском рынке авиатехники как минимум на 20 лет вперед. Этот статус в перспективе мог принести его обладателю до 50 млрд долларов. Именно в такую сумму оцениваются 550 самолетов, которые закупит наш национальный авиаперевозчик вместе с другими отечественными авиакомпаниями до 2025 года. Поэтому неудивительно, что ради победы в тендере западные авиагиганты пошли на беспрецедентный шаг, предложив российским властям реализовать целый ряд совместных проектов в авиастроении. На встрече Владимира Путина с вице-президентом Boeing Томасом Пикерингом американской стороной была высказана готовность создать СП с «ВСМПО-Ависма» по выпуску титановых изделий и подписать долгосрочное соглашение об их закупке на сумму 18 млрд долларов. А вице-президент Airbus Аксель Крайн в ходе российско-германского саммита в Томске представил нашему президенту новую программу сотрудничества с отечественными заводами и КБ на 25 млрд долларов. Ее ключевой пункт — полноправное участие российских предприятий в создании лайнера A-350 на условиях разделения рисков. Это был главный козырь Airbus, который просто не мог не сыграть. В результате Владимир Путин предельно ясно дал понять, что закупка европейских самолетов нашим национальным перевозчиком — дело решенное. Но тут Airbus неожиданно для всех объявил о переносе сроков создания лайнера после 2012 года из-за необходимости внесения в его конструкцию существенных корректив. Это в корне не устраивало «Аэрофлот», испытывающий острый дефицит дальнемагистральных воздушных судов. В этой ситуации менеджмент авиакомпании вынужден был принять соломоново решение.