Предъявите документы

Культура
Москва, 12.05.2008
«Эксперт» №19 (608)
Авторы «русских дебютов» Каннского фестиваля-2008 — режиссеры молодые и не слишком знаменитые. Персонажи — школьницы, карманники, чабаны. И это прозрачный намек на то, чего европейский кинематограф ждет от нашего: репортажа из «живой реальности»

14 мая в 61-й раз на французском Лазурном берегу открывается самый авторитетный фестиваль мира — Каннский.

Только ленивый не посыпал голову пеплом, констатируя печальный факт: ни одного российского фильма в конкурсе нет. В скобках можно заметить, что нет там и представителей других кинодержав. Нет Дании, которая только что считалась на фестивалях самой модной европейской страной. Нет Ирана, без которого до недавнего времени не обходилось. Нет ветеранов фестивального движения — Великобритании и Японии. Нет Румынии, которую год назад в Каннах же провозгласили главным кинематографическим полюсом планеты. А Китай уравнен в правах с Сингапуром и Филиппинами: от каждой из трех стран — по одной картине.

С другой стороны, столь же неумеренную радость по поводу специального «русского павильона», который будет открыт на набережной Круазетт к 100-летию нашей кинематографии, стоило бы поумерить. Подобные павильоны — часть скорее рынка, чем собственно фестиваля. Если кто туда и будет заходить, то только покупатели — и не факт, что выйдут обратно с мешками товара. Идея провести мастер-классы выдающихся российских режиссеров хороша, спору нет, но как завлечь в павильон людей, разрывающихся между официальными показами и пресс-конференциями, представить себе довольно трудно. Как бы ни сложилась парадоксальная ситуация, при которой русские в своем павильоне будут хвастаться неоспоримыми успехами перед своими соотечественниками, а прочий мир так и не узнает о наших юбилеях.

Однако повод для национальной гордости все же есть. Для участия в Каннском фестивале отобраны три российских полнометражных дебюта (три с половиной, если считать получасовую работу Дианы Мкртчян «Гата», включенную в спецконкурс «Синефондасьон»). «Тюльпан» Сергея Дворцевого — в «Особом взгляде», «Все умрут, а я останусь» Валерии Гай-Германики — в «Неделе критики», «Шультес» Бакура Бакурадзе — в «Двухнедельнике режиссеров».

В этом году Канны взяли курс не на номенклатуру режиссерских звезд, а на поиск новых территорий и направлений. Как ни странно, Россия попала в число таковых. Год назад в конкурсе участвовали «Изгнание» Андрея Звягинцева и «Александра» Александра Сокурова — но, честно говоря, отборщики просто не могли пройти мимо двух самых раскрученных на Западе российских постановщиков, и их приглашение в программу никого не удивило. На этот раз у нас — более серьезный повод для радости. Ведь каждый из трех претендентов на «Золотую камеру» за лучший дебют — человек практически неизвестный, не засвеченный и не раскрученный ни на родине, ни за ее пределами. Ни за одним не стоит мощного продюсерского или дистрибуторского лобби. Дворцевой, Гай-Германика и Бакурадзе просто понравились, и это дорогого стоит. Выяснилось, что именно эти трое отвечают невысказанным, но четким ожиданиям Европы от российского кино. Осталось только понять, что это за ожидания.

Заглянем в недалекий вчерашний день. В течение двух лет два итальянских фестиваля отдали первые призы фильмам молодых россиян — и если с награжденн

Новости партнеров

«Эксперт»
№19 (608) 12 мая 2008
Новый президент, новый премьер
Содержание:
Обзор почты
На улице Правды
Реклама