Покажи мне свою ДНК

Наука и технологии
Москва, 16.06.2008
«Эксперт» №24 (613)
Применив советские инженерные навыки к нобелевскому открытию, инноваторы из компании «ДНК-Технология» научились не только делать конкурентоспособные приборы и тесты для ДНК-диагностики, но и продавать их на десять миллионов долларов в год

В фильме 1997 года «Гаттака», события которого происходят в мире развитых ДНК-технологий, счастливую мамашу с только что рожденным малышом медсестра повергает в шок чтением диагноза: риск нервных заболеваний — 60%, склонность к маниакальной депрессии — 42%, потеря ясности восприятия — 89%, осложнения сердечно-сосудистой системы — 99%, предполагаемый срок жизни 30,2 года. Ребенок был незаконнорожденным: его геном не подвергли в момент зачатия тотальному перепрограммированию.

Сейчас, через десять лет, фильм уже не кажется столь фантастическим. Во всяком случае, ДНК-диагностика вошла в обыденную жизнь. И началось все это в одну из апрельских ночей 1983 года, когда американский ученый Кэрри Б. Мюллис по дороге на дачу в Северной Калифорнии придумал полимеразную цепную реакцию (ПЦР), за что и получил через десять лет Нобелевскую премию. Метод, позволяющий получать миллиарды и триллионы копий заданных кусочков ДНК или РНК, открывал самые широкие перспективы для исследовательских целей, а также для медицинской диагностики; в частности, он давал возможность быстро и точно определять наличие множества инфекционных агентов в образце крови. Вскоре после открытия ПЦР в мире стали делать приборы для этой реакции. Как ни странно, сразу же их стали делать и в России. Причем добились серьезных успехов — созданная в 1993 году компания «ДНК-Технология» включилась в эксплуатацию знакового мирового открытия и сегодня продает оборудование для ПЦР на 10 млн долларов в год.

Без пипетки

Юрий Трофимов работал в Институте физики высоких энергий, а его сын Дмитрий Трофимов — в ГНЦ «Институт иммунологии». Он удачно попал в лабораторию иммунногенетики человека, в которой, в частности, занимались генами, отвечающими за совместимость тканей, что важно для трансплантации. Мудрый руководитель, отличное оборудование — последний подарок социализма, возможность заниматься исследованиями и поездить по миру. Идея заняться приборами и реагентами для ПЦР исходила от Дмитрия. Уже не только на Западе, но и в России стали использовать метод ПЦР и без специальных приборов, поскольку он оказался таким простым, что сначала этому удивился сам его создатель, а следом и другие ученые, задававшие мучительный для всякого ученого вопрос: почему я до этого не додумался? Нужно было просто по определенной программе нагревать и охлаждать пробирку, в которой находилась проба ДНК или РНК вкупе с определенными реагентами. Метод привлекал своей эффективностью. К примеру, нужно определить, есть ли в пробе герпесвирус. Есть несколько видов анализов, с помощью которых можно сделать это. Но если вирусных частиц не так уж много, то они могут и не проявиться. ПЦР позволяет наштамповать такое громадное количество специфических кусочков ДНК вируса (характерных только для него), что не заметить его будет невозможно. К тому же делается это за пару часов.

Вскоре на Западе стали появляться первые приборы — так называемые амплификаторы (амплификация — увеличение числа копий ДНК), или, по-другому, термоциклеры. Они тол

У партнеров

    «Эксперт»
    №24 (613) 16 июня 2008
    Экономический форум в Санкт-Петербурге
    Содержание:
    Глобальный насос справедливости

    Питерский форум показал: чтобы говорить на равных с экономическим Западом, Россия должна сама осуществить и в основном сама освоить огромные инвестиции

    Обзор почты
    Наука и технологии
    На улице Правды
    Реклама