Президент остался епископом

Геворг Мирзаян
доцент департамента политологии Финансового университета при правительстве РФ
22 сентября 2008, 00:00

Губернаторы богатых восточных департаментов Боливии отказались подчиняться центральным властям. Они требуют широкой автономии, которая вполне может перерасти в независимость

В Боливии уже несколько недель продолжаются серьезные беспорядки. В столкновении с полицией и войсками десятки человек убиты и около ста считаются пропавшими без вести. Причиной волнений стало несогласие богатых восточных районов с политикой президента Эво Моралеса и их стремление отделиться от остальной части страны.

Бунт начался с того, что в августе этого года губернаторы восточных департаментов выступили против президента Боливии и потребовали у центральных властей автономии. Население поддержало мятежных губернаторов и объявило о неповиновении главе государства. Восставшие стали захватывать правительственные здания, блокировать дороги и убивать активистов пропрезидентской партии MAS. Бунт сепаратистов не удалось подавить даже после введения войск и чрезвычайного положения.

Дополнительную остроту происходящему придает неожиданно сильный международный резонанс. Боливийский президент обвинил в организации беспорядков американского посла и выслал его из страны. По словам Эво Моралеса, Вашингтон всеми силами пытается свергнуть социалистическое правительство Боливии. Моралеса поддержал венесуэльский лидер Уго Чавес и тоже выслал американского посла. В ответ США разорвали дипотношения с обеими странами.

Белый бунт

Противостояние между президентом Моралесом и восточными губернаторами — отражение старых непримиримых противоречий между национальными общинами внутри страны. «Кризис был вызван попыткой Моралеса радикально изменить Боливию: ее экономику, структуру общества, перераспределить ресурсы между различными общинами», — сказал в интервью «Эксперту» старший аналитик фонда «Наследие» Рэй Уолтцер. Живущие в богатых газом восточных департаментах метисы и потомки белых иммигрантов не хотят, чтобы за их счет кормили другую половину населения — индейцев из бедных западных провинций. Поэтому они принимают в штыки экономические реформы президента Моралеса — этнического индейца, — направленные на установление в стране «социальной справедливости». В свою очередь, президент не прислушивается к их позиции, подтверждая тем самым свое прозвище Епископ бедных. Несмотря на протесты жителей востока, он уже национализировал нефтегазовую сферу (Боливия занимает второе после Венесуэлы место в Латинской Америке по запасам газа), отобрал у богатых землевладельцев часть земель в пользу индейцев и белых бедняков. Кроме того, Моралес решил распределить доходы от добываемого в восточных департаментах газа поровну между всеми жителями страны.

Последней каплей для восточных провинций стало назначение Моралесом референдума по принятию новой конституции. В случае одобрения народом этот документ серьезно ограничивал бы полномочия губернаторов и региональных элит, делая жителей востока фактически беззащитными против «социального произвола» президента. В частности, новый основной закон страны превращал Боливию в унитарное государство, переводил все природные ресурсы под управление правительства, позволял Моралесу фактически переизбраться еще на два срока, а также раздавал безземельным крестьянам новые земли богатых землевладельцев.

 pic_text1 Фото: AFP/East News
Фото: AFP/East News

Понимая, что в случае проведения референдума большинство населения (в основном индейцы и бедняки) поддержит новую конституцию, восточные элиты решили принять превентивные меры и подняли восстание. Мятежные департаменты потребовали для себя автономии с собственной законодательной и судебной ветвями власти, правоохранительными органами и возможностью заключать международные соглашения с другими странами.

Война референдумов

На открытый мятеж белый истеблишмент восточных провинций вынужден был пойти лишь потому, что полностью проиграл Эво Моралесу войну на политическом фронте. До этого региональные элиты пытались защищать свои позиции с помощью легальных процедур, в частности народных волеизъявлений. В период с мая по июнь 2008 года четыре восточных департамента (Санта-Крус, Бени, Пандо и Тарихо) провели у себя референдумы по поводу автономии. Большинство населения этих департаментов проголосовало «за».

Однако центральное правительство Боливии объявило результаты референдумов недействительными. Вместо этого Эво Моралес предложил боливийцам выбрать между ним и оппозиционными губернаторами. Он объявил о проведении 10 августа общенационального референдума по доверию всей вертикали власти. Прежде всего все граждане должны были ответить на вопрос о доверии президенту. Одновременно с этим жители каждого департамента (кроме Чукисаки, где последние выборы проходили совсем недавно) выражали и свое отношение к своему губернатору. По условиям референдума президент и губернаторы обязаны были набрать не меньший процент голосов, чем они получили во время своего избрания. Кто набирал меньше, должен был сложить полномочия.

«Двойной референдум» закончился ничьей. Опираясь на поддержку своих сторонников в западных департаментах, Эво Моралес набрал 67% голосов и остался у власти, плюс к тому ему удалось сместить оппозиционных губернаторов в двух западных районах. Однако основные противники Моралеса — губернаторы с востока — сохранили свои посты. Именно тогда президент решил разобраться с восточными элитами силами избирателей бедных западных территорий. Поэтому он включил пункты о сокращении полномочий губернаторов в текст новой конституции и вынес ее на общенациональный референдум, не оставив оппозиции иного выхода кроме мятежа.

Рука Дяди Сэма

Мятеж как способ смены власти не является для Боливии чем-то принципиально новым. За два века существования страны в ней произошло 190 переворотов. Однако в этот раз внутренние проблемы Боливии стали элементом большой внешнеполитической игры. В свержении Эво Моралеса (или, по крайней мере, в отделении восточных провинций) прямо заинтересованы Соединенные Штаты. Они видят в этом долгожданную возможность нанести удар по позициям главного антиамериканиста континента, лучшего друга Моралеса президента Венесуэлы Уго Чавеса.

Вашингтон жаждет расквитаться с Чавесом за целую серию дипломатических поражений, которые американцы потерпели от венесуэльского президента в последний месяц. 15 августа президентские выборы в Парагвае выиграл левый политик Фернандо Луга, который сразу же заявил о верности идеям Фиделя Кастро. А в конце августа Гондурас, до этого вернейший союзник Вашингтона, вступил в чавесовский блок ALBA — социалистическую альтернативу пропагандируемой США зоны свободной торговли Америк.

В Соединенных Штатах осознают, что Чавес попросту покупает своих союзников за нефтедоллары, и решили в свою очередь нанести удар по кошельку венесуэльского президента. Дестабилизировать венесуэльскую нефтяную отрасль им невыгодно (60% этой нефти идет в США), и американцы решили вывести из зоны влияния Чавеса богатую нефтью и газом Боливию. Или хотя бы восточную ее часть, где и сосредоточены почти все газовые месторождения. Поэтому Соединенные Штаты и оказывали помощь праволиберальной элите из восточных провинций. Не случайно незадолго до беспорядков в Вашингтоне побывал ближайший советник главного боливийского сепаратиста — губернатора департамента Санта-Крус Рубена Костаса, а сам губернатор встречался с американским послом в Боливии Филиппом Голдбергом.

 pic_text2 Фото: AP
Фото: AP

Политика США по свержению Моралеса активно поддерживается западным бизнес-сообществом. Мировые нефтяные гиганты мечтают поживиться за счет боливийских углеводородов (по запасам газа Боливия занимает 2-е место в Южной Америке после Венесуэлы). Пока Моралес у власти, сделать этого они не могут: боливийский президент национализировал нефтегазовую индустрию и сейчас сотрудничает в основном с аргентинскими и бразильскими структурами. Но при победе праволиберальной оппозиции и отставке Моралеса у западных компаний есть надежда поучаствовать в процессе приватизации боливийской газовой индустрии. Поэтому не исключено, что они тоже спонсируют мятежных губернаторов.

Действия американцев не остались незамеченными в Ла-Пасе и вызвали очень жесткую реакцию Эво Моралеса. 10 сентября боливийский президент фактически разорвал отношения с США и выслал Филиппа Голдберга из страны. «Посол США строит заговор против демократии и хочет расколоть Боливию на части. Не страшась никого, не страшась империи, сегодня я перед боливийским народом объявляю посла США персоной нон грата», — гневно заявил Моралес. В ответ США угрожают наказать Боливию. «Решение президента Моралеса снизить уровень двусторонних отношений может возыметь весьма серьезные последствия, которых руководство Боливии пока оценить не в состоянии», — пригрозил Филипп Голдберг перед отлетом из боливийской столицы.

Неожиданная поддержка

Но несмотря на де-факто разрыв дипломатических отношений с Соединенными Штатами, Боливии не стоит опасаться международной изоляции. В защиту Эво Моралеса единодушно выступили почти все президенты латиноамериканских государств, собравшиеся ради этого на экстренный саммит в Чили. На сторону Моралеса встали даже те, кто на дух не переносит левые идеи боливийца (например, перуанский президент Алан Гарсия). Столь редкое единодушие объясняется просто: южноамериканские лидеры понимают, что территориальный распад Боливии вызовет катастрофические последствия для всего континента.

В первую очередь потому, что это событие поставит под угрозу территориальную целостность большинства южноамериканских государств. На сегодня по количеству повстанческих сепаратистских группировок на квадратный метр Латинская Америка уступает разве что Африке. Но при этом латиноамериканским странам до сих пор удавалось сохранять территориальную целостность: со времен отделения Панамы от Колумбии в 1903 году в этом регионе не появлялось новых государств. Распадись сейчас Боливия на две части, это будет изменение векового статус-кво, которое воодушевит сепаратистов от Чили до Мексики и породит волну насилия.

Кроме того, дестабилизация невыгодна странам — потребителям боливийских углеводородов. «Политический кризис в Боливии уже выступает насущной проблемой для Бразилии, Аргентины и Чили, — говорит бывший специалист по энергетике в администрации Клинтона Дэвид Роткопф. — Подобная ситуация продлится минимум несколько месяцев». На нынешний день больше всего пострадала Бразилия, которая импортирует из Боливии 50% от всего объема потребляемого ею газа. Эта страна уже пострадала от беспорядков в восточных департаментах Боливии: из-за повреждения антиправительственными силами трубопровода поставки газа в Бразилию сократились на 10%. Ситуация для нее была бы катастрофической, если бы не случившиеся в этом году наводнения. «Бразилию спасает лишь то, что в этом году в ее реках высокий уровень воды и гидроэлектростанции могут вырабатывать большие объемы электроэнергии», — считает ведущий аналитик вашингтонского Совета по международным отношениям Майкл Леви.

Однако у Аргентины такой палочки-выручалочки нет, и ее жители в полной мере ощутили последствия боливийских беспорядков. Из-за блокирования мятежниками дорог на юго-востоке Боливии сотни цистерн с газом не могут доехать до аргентинской границы. Учитывая, что Аргентина перепродает часть газа Чили, которая импортирует 70% потребляемых углеводородов, число пострадавших от кризиса вскоре возрастет. В целом же, по словам одного из мятежных губернаторов Марио Коссио, сепаратисты блокировали 35 шоссейных дорог, ведущих в Аргентину, Бразилию и Парагвай.

Несмотря на продолжение сопротивления, пик кризиса уже пройден. Понимая, что исключительно силовыми методами проблему не решить, 13 сентября Моралес поручил своему вице-президенту Альваро Гарсиа Линеро начать переговоры с Марио Коссио, представляющим всю «белую» оппозицию. Однако вряд ли эти переговоры выведут Боливию из постоянного положения полураспада. В лучшем случае стороны придут лишь к временному соглашению, в частности договорятся об отмене конституционного референдума в обмен на прекращение насилия. Напряженная ситуация в стране продлится до тех пор, пока Моралес будет вести себя как президент бедных, а не как президент всей Боливии.