Деловая конъюнктура

7 декабря 2009, 00:00

Производство в ноябре: все индикаторы вниз; Население снова привыкает покупать

По итогам ноября не осталось уже ни одного индикатора, который в той или иной форме не указывал бы на признаки торможения производственной активности в российской экономике. Правда, если интерпретировать опросные индексы дословно, то речь пока идет не о спаде, а лишь о втором подряд или даже первом месяце замедления темпов роста объемов выпуска.

В «остальном», не промышленном, мире, по наблюдениям Росстата, поправленным на сезонные эффекты, спада не обнаруживалось. Напротив, по существу, впервые с начала кризиса отмечался четкий рост в розничной торговле, а объемы строительства шестой месяц подряд оставались на том уровне, куда они спустились к маю, — не увеличивались, но и дальше не падали. Все это в целом можно было определить примерно как состояние покоя в экономике, куда она погрузилась после затухания волны экспортного спроса. Судя по всему, примерно такое состояние «почти не растем, но и не падаем» сохранилось и в ноябре.

Ежемесячные данные ВВП индикатора банка VTB Capital, получаемые на базе опросов менеджеров по снабжению российской промышленности и сектора услуг, показали, что в сравнении с октябрем уровень деловой активности в ноябре снизился — впервые после девяти месяцев непрерывного роста этого показателя.

Заметно ухудшились, по опросам Росстата, в ноябре индексы предпринимательской уверенности (ИПУ) в промышленности. Но из этих сезонно не скорректированных данных пока трудно извлекать содержательные выводы.

По данным ИЭПП, при общем торможении спроса и выпуска в промышленности картина остается неоднородной по секторам. На отраслевом уровне в ноябре наблюдалось как ухудшение ситуации со спросом (металлургия, леспром, стройиндустрия), так и улучшение (химпром, машиностроение, легкая, пищевая).

В ноябре предприятия вновь вернулись к снижению цен на свою продукцию. Неустойчивая динамика спроса и невысокий уровень удовлетворенности продажами заставляют производителей вновь использовать ценовые рычаги в борьбе за покупателей. Таким образом, попытка перейти к увеличению цен в течение предыдущих трех месяцев оказалась преждевременной. Наиболее очевидно это стало для леспрома, стройиндустрии и легкой промышленности, которые демонстрируют в ноябре самое интенсивное снижение цен. Тем не менее в своих ожиданиях предприятия настроены на повышение ими цен в начале года в ответ на уже традиционный рост тарифов и связанное с этим увеличение стоимости сырья и комплектующих. Год назад кризисный обвал спроса перевесил январский скачок цен и тарифов — предприятия и планировали, и на деле снижали цены так, как никогда ранее. Сейчас намерены снижать только предприятия стройиндустрии, другие отрасли рассчитывают повысить цены, особенно сильно — пищевая и металлургическая.

Тем временем розничные цены в ноябре третий месяц подряд остаются с учетом сезонной правки на крайне низком уровне — 4–5% в годовом исчислении. Возможно, этот фактор, отражающий в числе прочего и влияние на цены импорта заметно укрепившегося за осенние месяцы рубля, привел к тому, что «физические объемы» повседневных расходов, по данным РОМИР, после нашей коррекции на сезон и цены, выглядят сейчас заметно выросшими по отношению к прошлогодним (на 10–15%). Такой прирост отмечается с конца октября, и это соотношение наблюдается впервые с начала кризиса.

В номинальных же, сезонно неочищенных расходах уже начинает сказываться предновогодний потребительский марафон. Вообще, ситуация с локальными пиками покупок выглядит довольно занятно. За безусловными лидерами шопинга — национальными российскими праздниками Новым годом и Женским днем 8 марта (когда покупки растут против средненедельных примерно вдвое и на 40% соответственно) — с большим отрывом идет начало ноября (то ли 4-е, то ли по старинке все еще 7-е). Все остальное — и 23 февраля, и 1–9 мая — по итогам «голосования кошельками» выглядит вполне средне и особых всплесков потребительской активности не дает.

Численность безработных, зарегистрированных в службах занятости, в ноябре начала медленно расти — с 28 октября по 25 ноября на 1,1% (21,8 тыс. человек), до 2034 тыс. человек. Это произошло впервые после устойчивого сокращения официальной армии безработных на 11,9% (271,2 тыс. человек) с конца апреля по конец октября.

Результаты недельного мониторинга Минздравсоцразвития (правда, его выборка предприятий существенно уступает по размеру росстатовской) пока не фиксируют устойчивого снижения неполной занятости (скрытой безработицы). Начиная с мая она колеблется в диапазоне 1630–1680 тыс. человек.