Звездно-полосатая сеть

Антон Долин
31 января 2011, 00:00

Номинации на «Оскар» как портрет Америки

Фото: Архив пресс-службы
«Социальная сеть»

Иногда для подтверждения банального тезиса о величии Америки достаточно такой малости, как номинации на «Оскар». Порой перечисление номинаций на постере решает прокатную судьбу картины, и необязательно даже дожидаться вручения премий. Ведь лауреаты — это везунчики, вытянувшие счастливые лотерейные билеты, а номинанты — все те, кому поручено быть официальными представителями США на киноэкранах мира.

В этом году список «Оскара» репрезентативен как никогда. Общественный срез пугающе подробный: от самых низов — «белого мусора», эффектно описанного Деброй Граник в малобюджетном триллере «Зимняя кость», до самых верхов — портрета одного из богатейших людей в стране, Марка Цукерберга, впечатляюще представленного в саркастической «Социальной сети» Дэвида Финчера, восемь номинаций. Посередине средний класс («Кроличья нора» Джона Кэмерона Митчелла, номинация для Николь Кидман; «Детки в порядке» Лизы Холоденко, четыре номинации), включая спортсменов («127 часов» Дэнни Бойла, шесть номинаций; «Боец» Дэвида О. Рассела — семь) и творческую интеллигенцию («Черный лебедь» Даррена Аронофски, пять номинаций). Плюс соль американской земли: фермеры, шерифы, рейнджеры, гангстеры («Железная хватка» братьев Коэнов, десять номинаций).

Чем же заняты экранные герои? Как ни удивительно, по преимуществу одним и тем же. Каждому кажется, что перед ним непобедимый соперник: сбежавший в прерии убийца, боксер на ринге, балерина-конкурентка, нечестный партнер по бизнесу, внезапно явившийся из ниоткуда отец собственных детей... И каждый ошибается. На самом деле главный враг — он сам. Борьба с собой — тренд сезона. В этом смысле награду за честность, хоть таких «Оскаров» пока и не учредили, можно сразу вручать Бойлу — точнее, его герою, велосипедисту Арону Ралстену, который смог освободиться и выжить только после того, как ампутировал самому себе руку.

Еще интереснее основной повод для сражения с собственным эго. Это неизбежное, всегда травматическое, но необходимое взросление. Американское кино наконец заметило и по-своему проанализировало всемирную эпидемию инфантилизма; «оскаровские» номинации 2011 года выглядят как перечень альтернативных диагнозов и рецептов.

Семья XXI века в «Детках в порядке» — пара успешных лесбиянок, воспитывающих пару подрастающих детей. Вступая в зрелый возраст, детки вдруг решают познакомиться с биологическим отцом (за эту роль Марк Руффало получил заслуженную номинацию). Обе «матери» в связи с этим будто вновь впадают в детство, переживая приступы ревности и неуверенности в себе. Четырнадцатилетняя героиня «Железной хватки» (колоссальная актерская работа Хейли Стейнфилд тоже принесла номинацию), наоборот, теряет отца в первом кадре фильма, а теперь должна отправиться вместе с двумя взрослыми мужчинами в индейские степи — чтобы найти убийцу и отомстить ему. Ее современная ровесница в «Зимней кости» ищет уже не отца, но остатки его скелета — только так она сможет заявить права на главенство в доме и спасти семью от нищеты. Балерина Нина в «Черном лебеде» (по общему признанию, «Оскар» должен достаться Натали Портман) живет с матерью и спит с плюшевым медведем, пока любовь-ненависть к конкурентке не вытряхивает ее из подросткового уютного кокона.

Именно травма взросления — основа отнюдь не безоблачной «Истории игрушек: Большой побег» (тема эскейпа заявлена уже на уровне подзаголовка), получившей четыре номинации, в том числе на «лучший фильм года», за пределами предсказуемого упоминания в категории «лучший мультфильм». А настоящим апогеем заявленного лейтмотива, разумеется, становится «Социальная сеть» — исследование и социального, и психологического феномена пожизненного детского аутизма, незаметно переформатированное в историю «американской мечты».

Фильм Финчера по логике и должен бы получить основной приз. Ближайший конкурент — «Железная хватка», но Коэны всего несколько лет назад стали триумфаторами «Оскара», причем тоже с вестерном «Старикам тут не место». Академия повторяться не любит, сколь бы блистательным ни был новый опус гениальных братьев. Другой серьезный соперник — «Король говорит» англичанина Тома Хупера (целых 12 номинаций). Симпатичный мейнстримный фильм, победа которого была бы торжеством Старого Света над Новым, а посредственности — над талантом. Однако если «оскаровское» жюри последует примеру «глобусовского», то обойдется одной актерской наградой для великолепного Колина Ферта, сыгравшего трогательного монарха-заику. Но может сработать и обаяние Великобритании — для американцев места волшебного и непостижимого.

Правда, США настолько многообразны и богаты материалом, что времени на адекватную оценку окружающего мира попросту не остается. Неудивительно, что из номинации «лучший зарубежный фильм» выпали все сколь-нибудь серьезные претенденты. И не столь уж интересно, получит ли приз выморочная греческая притча «Клык», пламенная антифранцузская агитка «Вне закона» или развесистая мексикано-испанская клюква «Красата». Ясно, что «Край» Алексея Учителя имел бы все шансы на победу в такой компании и вовсе не был бы худшим вариантом.