Возможность перемен

Мария Семендяева
26 сентября 2011, 00:00

В столице открылся основной проект IV Московской биеннале современного искусства

Фото: Олег Краснов
Т. В. Сантош. Houndingdown. 2007

Московская биеннале с момента своего открытия в 2005 году стала важным культурным событием не только для России, но и для всей Восточной Европы. Показывая последние направления и тенденции в мире искусства, она выступает посредником при знакомстве нашего зрителя как с уже ставшими классиками мастерами contemporary art, так и с молодыми актуальными художниками, непременными участниками всех крупных мировых смотров и музейных выставок.

Нынешнюю стройную структуру — основной проект, выставки специальных гостей, специальную и параллельную программы — Московская биеннале обрела лишь в прошлом сезоне, когда заведовать основным проектом пригласили знаменитого куратора Жан-Юбера Мартена. На двух предыдущих главный проект хоть и делал блистательный международный кураторский конгломерат, но он состоял из пяти отдельных выставок, весьма вяло коррелирующих друг с другом и не представлявших внятного кураторского высказывания. Большой любитель искусства стран Африки и Тихоокеанского региона, Мартен в 2009 году создал огромную, впечатляющую экспозицию «Против исключения» в Центре культуры «Гараж», состоявшую из 80 работ художников со всего света и собравшую беспрецедентное количество посетителей — за три месяца основной проект посетило более 100 тыс. человек, что заставило организаторов продлить выставку.

В этом году биеннале традиционно меняет как куратора основного проекта, так и выставочную площадку. Собирать главную выставку форума приглашен Петер Вайбель, знаменитый художник и скульптор, один из ярких представителей венского акционизма, а ныне теоретик новых медиа и глава Центра искусства и медиатехнологий в Карлсруэ. Пристрастие куратора к новым медиа, впрочем, не должно пугать посетителей — сам он ратует за «технологическое равенство». Основной акцент в проекте сделан именно на них, с многочисленными видео, интерактивными аттракционами и новыми технологиями, которые используют художники для создания скульптур и инсталляций. Но здесь представлены и традиционные живопись, графика и скульптура многих звезд, никогда ранее не выставлявшихся на наших просторах. Тему основного проекта Вайбель определил с привычным для таких мероприятий пафосом и широтой — «Переписывая миры», с ремаркой в биеннальном манифесте, что «искусство не может построить новый мир, но способно изменить существующий».

В состав основного проекта Вайбель включил произведения 80 художников и арт-групп из почти 30 стран, высказывающихся по выдвинутой куратором теме и затрагивающих вопросы, которые волнуют мировое арт-сообщество. Такие, как всемирный финансовый кризис, миграция, войны и катастрофы и, конечно, связь технологий и искусства.

Сам основной проект организаторы решили разбить на две площадки — небольшая его часть отведена в пространство ЦУМ Art Foundation на пятом этаже универмага, большая — в новое, потрясающее масштабом здание в Центре дизайна ArtPlay на Яузе. Такую разбивку можно понять. Во-первых, ЦУМ, начиная с первой биеннале, выступает постоянным партнером экспозиции. Во-вторых, стоя на перекрестке музейно-галерейных путей столицы в самом ее сердце, он становится своеобразным аперитивом перед главной трапезой — выставкой в ArtPlay, достаточно удаленном от центра месте.

На каждой из площадок есть свои хедлайнеры. В экспозиционном фокусе в ЦУМе — мировая премьера видео культовой немецкой художницы Ребекки Хорн «Лунно-зеркальное путешествие». Работу Хорн вернее называть целым фильмом — хронометраж составляет 73 минуты экранного времени, за которое зритель увидит и услышит рассказ-исповедь художницы о собственной творческой биографии. По сути, это видеодокументация ее знаменитых выставок — «Концерта наоборот» 1997 года в Мюнстере, «Концерта для Бухенвальда», состоявшегося в 1999 году в Веймаре, и многих других, вплоть до большой работы, посвященной катастрофе 11 сентября в Нью-Йорке. Боль утраты — один из главных мотивов художницы. Она иллюстрирует ее с помощью механики — вращающихся круглых зеркал, пугающего ритма кирки, бьющей в стену бывшей нацистской тюрьмы, или автоматизированной виолончели, смычок которой водит не человеческая рука, а специальный механизм.

Работу Хорн здесь дополняют произведения молодых художников из разных стран. Т. В. Сантош из Мумбаи привез на биеннале впечатляющий выводок металлических собак, собранных в тотальную инсталляцию «Обратный отсчет». Перед сворой на электронной ленте «пробегает» рассказ девочки, пережившей атомный взрыв в Хиросиме. Блестящие скульптуры овчарок в натуральную величину, на лбу каждой установлено табло со временем обратного отсчета, иллюстрирующее вопросы о последствиях войн и террора, поднятые автором. Тема новейшего мироустройства, где в галлюциногенном ключе иллюстрируются все горячие новостные тренды, господствует в работе Михаэля Белицкого и Камилы Б. Рихтер «Сад заблуждения и упадка». Как можно догадаться, это новейшая версия «Сада земных наслаждений» Иеронима Босха. «Сад» — бесконечный анимированный рассказ, управляемый в реальном времени лентой Twitter и данными с фондовых рынков. Пользователь может сам влиять на происходящее — для этого нужно только написать пост в ленту на соответствующую тему, и на экране появится необходимая картинка: стреляющий из пистолета человечек в чалме или его собрат, плачущий над компьютером. Вся наша интернет-жизнь есть не более чем кино на чьем-то экране, утверждают художники. Рядом с монументальным медиапанно нашлось место и традиционной живописи, которая, в окружении мигающих экранов и металлических собак, смотрится неким инородным телом. Картины Кейси МакКи — ирония над финансовым миром и обществом потребления, они обнажают его абсурдность уже в названиях, к примеру, таких, как «Дойка денежной коровы».

В центре ArtPlay сосредоточена большая и ключевая часть проекта. Два отреставрированных в рекордные сроки этажа бывшей советской громады завода «Манометр» как нельзя лучше сумели принять созданный художниками инструментарий для переписывания миров при активном участии зрителей. Здесь собраны основные биеннальные хиты. Звуковая инсталляция американки Сьюзан Хиллер «Свидетель» — едва ли не главное произведение, соответствующее теме основного проекта. В чуть подсвеченной комнате с потолка свисают 400 наушников, из которых доносятся истории о встрече с НЛО разных людей, на всех языках, собранные по всему миру, то ли выдуманные, то ли правдивые. Автор, используя мультимедийные средства, в неожиданном ракурсе затрагивает явления повседневности, отторгнутые обществом в область маргинальности.

Компанию Хиллер составили и другие знаменитости. Впервые выставлены огромные сюрреалистические картины Нео Рауха, представителя лейпцигской школы. В Москву он привез и свою первую бронзовую скульптуру «Кентавр», созданную в апреле этого года: получеловек-полуконь в пиджаке, с двумя пустыми канистрами. В скульптуре Раух использует прием, культивируемый им в живописи: дополнение абсурдного персонажа еще более абсурдным атрибутом, но с совершенно серьезной интонацией.

Китайский художник-диссидент Ай Вэйвэй, без которого не обходится, пожалуй, ни одна серьезная биеннале, выставлен с довольно скучной видеоработой «Пекин: второе кольцо» 2005 года. А вот для потрясающей по красоте многоканальной видеоинсталляции Айзека Джулиана «Десять тысяч волн», идущей в обычном режиме на девяти экранах, у биеннале, видимо, не нашлось средств. К слову, на проведение биеннале в этом году Минкульт выделил 52 млн рублей, что на 12 млн меньше, чем в прошлом сезоне. В итоге тут показывают урезанную версию Джулиана на трех экранах, растерявшую, к сожалению, увесистую часть всей эффектности. Впервые попали на выставку в Москву и работы недавно скончавшегося одного из основателей поп-арта Ричарда Гамильтона, успевшего подготовить две работы — «Карта Палестины» и «Мордэхай». И работы Кристофа Шлингензифа, знакового режиссера и художника, получившего «Золотого льва» в павильоне Германии на проходящей сейчас Венецианской биеннале.

Прогулявшись по новым огромным залам, можно встретить и массу незнакомых для российского уха и глаза, но актуальных на Западе имен и произведений. К примеру, технологичную видеопроекцию Шилпы Гупта, которая использует тени посетителей в реальном времени, создавая из них подвижную картину, или работу «Звезда остаточных изображений» Олафура Элиассона — восемь прожекторов, отбрасывающих на стену последовательно все цвета спектра. Эффект строится на восприятии человеческого глаза: когда цвета меняются, человек видит третий дополнительный цвет. Это произведение — почти буквальная иллюстрация слов Вайбеля, что «технологии необходимо интегрировать в искусство». Однако самым пронзительным оказывается творение французского дуэта Claire Fontaine с разрушительной инсталляцией «Great P.I.I.G.S.», посвященной социально-политической нестабильности в Европе. Спички, воткнутые в стену, образуют силуэты четырех стран, а после того, как их поджигают, на стене остаются только обугленные пятна — ни стран, ни экономики, ни людей.

Развлекательное искусство представлено в виде популярного ныне на мировых выставках интерактива. Посетителей, безусловно, приведет в восторг печатная машинка Кристы Зоммерер и Лорана Миньоно. В работе «Жизнеписец» настоящая машинка превращена в компьютерный интерфейс: любой желающий может набить текст, а появляющиеся на листе буквы превратятся в пауков, жаждущих поглотить все новые и новые набитые сочетания. В инсталляции индонезийки Тинтины Вулия «Что такое дом?» знакомый чуть ли не каждому с детства игровой автомат-«рука» пытается вытащить из корзины приз — правда, здесь это не игрушка, а паспорта наиболее привлекательных для миграции стран.

Такое количество цифровых технологий в искусстве в Москве можно было наблюдать разве что на недавней выставке DECODE в «Гараже», собиравшей многочасовые очереди молодой аудитории. Сделав ставку в основном проекте Московской биеннале на современные технологии, Петер Вайбель оказался прав. И если «гаражный» показ нес в себе лишь декоративную функцию, то вайбелевская концепция пересечения с «классическим» мыслящим искусством дает совершенно иной посыл, оставаясь при этом привлекательной для всех возрастов.