non/fiction круглый год

Михаил Эдельштейн
12 декабря 2011, 00:00

Ярмарка non/fiction№13 оказалась едва ли не самой успешной за всю свою историю — в тот самый момент, когда ждать от нее чудес уже почти перестали

Фото: РИА Новости

В последние годы стало казаться, что книжная ярмарка non/fiction, традиционно проходящая в конце ноября — начале декабря в столичном ЦДХ, постепенно утрачивает четкость очертаний, все больше превращаясь в подобие хаотичной сентябрьской ММКВЯ. Однако нынешний сезон, даром что он был тринадцатым, стал для non/fiction одним из самых успешных. Речь, разумеется, не о возросших продажах — торговые показатели в оценке успешности книжной ярмарки особой роли не играют. Даже тот факт, что ярмарку посетило почти 35 тыс. человек — в полтора с лишним раза больше, чем в прошлом году, — сам по себе еще не является основанием для радостных заключений. Куда важнее количество и качество иностранных гостей, «событийных» новинок, резонансных мероприятий. В этот раз и того, и другого, и третьего было в избытке. Но, может быть, еще важнее, что non/fiction начинает опять справляться с той задачей, которую она ставила перед собой изначально, с момента своего возникновения, — структурирование интеллектуального сегмента книжного рынка.

Начнем с того, что к non/fiction оказались привязаны практически все значимые книжные премии, работающие как с изящной словесностью, так и с нехудожественной литературой. Они могут вручаться непосредственно на ярмарке, перед ней или в те же дни, но на других площадках, однако в ЦДХ все они так или иначе представлены.

Накануне открытия ярмарки вручали одну из главных российских премий — «Большую книгу». Первое место досталось Михаилу Шишкину с романом «Письмовник», на втором автор повести «Метель» Владимир Сорокин, третья премия у Дмитрия Быкова, отмеченного за роман «Остромов, или Ученик чародея». Шестой сезон «Большой книги» оказался перевертышем первого — тогда первенствовал Быков, а Шишкин получил «бронзу». Справедливость решения «большекнижного» жюри и на сей раз особых нареканий не вызывает, однако премия становится слишком предсказуемой. Шорт-лист позволял судьям сочинить тройку не менее достойную, но более интересную.

Зато никаких претензий не может быть к премии «Букер десятилетия», где лауреата выбирали из букеровских финалистов сезонов с 2001-го по 2010-й, а судьями выступали члены всех десяти жюри. Несмотря на то что в короткий список вошли такие бестселлеры, как «Даниэль Штайн, переводчик» Людмилы Улицкой и «Санькя» Захара Прилепина, лучшим романом 2000-х был совершенно справедливо назван «Ложится мгла на старые ступени» замечательного филолога Александра Чудакова. В свое время он не получил «Букера», уступив «Казусу Кукоцкого» той же Улицкой. Теперь все встало на свои места — увы, лишь после смерти автора.

По традиции на non/fiction вручают и самую авторитетную из «авангардных» наград — премию Андрея Белого, придуманную еще в советско-самиздатовские времена для поощрения литераторов, нацеленных на формальный поиск и эксперимент. В этом году ее получили живущий в Крыму поэт Андрей Поляков, прозаик Николай Байтов и литературный обозреватель «КоммерсантЪ», поэт и переводчик Григорий Дашевский. Призовой фонд остается неизменным с 1970-х годов — один рубль, яблоко и бутылка водки с силуэтом Андрея Белого на этикетке.

За считанные годы выдвинулась в первый ряд книжных наград премия «Просветитель», вручаемая за лучшие научно-популярные книги. Появление премии не просто совпало с резким ростом спроса на качественный научпоп — отчасти оно этот бум спровоцировало. Отмеченные жюри «Просветителя» книги почти гарантированно становятся бестселлерами. Так произошло и на этот раз с работой лингвиста Владимира Плунгяна «Почему языки такие разные» и двухтомником биолога-дарвиниста Александра Маркова «Эволюция человека», ставшим одним из главных ярмарочных хитов.

Кроме обилия премий 13-я non/fiction запомнится уровнем зарубежных визитеров, многие из них приехали в рамках Фестиваля мировых идей. Фестиваль был затеян журналом «Вокруг света», в честь своего полуторавекового юбилея привезшим в Москву целое созвездие мировых знаменитостей: математиков, физиков, биологов. Знаменитый редактор легендарного журнала The New Yorker Дэвид Ремник представлял русский перевод своей книги «Мост. Жизнь и восхождение Барака Обамы» и читал лекцию про эволюцию медиа в современном мире; нобелевский лауреат Дэвид Гросс рассказывал о главных проблемах, над которыми бьются сейчас физики-теоретики; а британец Джон Дербишир объяснял суть самой известной из нерешенных математических задач — гипотезы Римана. Гуру борцов с копирайтом Ричард Столлман описывал перспективы свободного цифрового общества и предостерегал от социальных сетей и мобильных телефонов как новейшей разновидности тоталитаризма. Тинейджеров радовал культовый японец, автор триллера «Звонок» Кодзо Судзуки, а лингвистическое шарлатанство Анатолия Фоменко и Михаила Задорнова разоблачал один из крупнейших отечественных гуманитариев Андрей Зализняк.

Центральным событием ярмарки стала презентация Альянса независимых издателей и книгораспространителей России. Среди вошедших в альянс издательства Ad Marginem (инициатор и идеолог объединения), «Текст», «Лимбус пресс», книжный магазин «Фаланстер». Их цель — создание нового книжного пространства, не только в Москве, но и в регионах, поиск альтернативных вариантов книгораспространения, организация небольших ярмарок, круглых столов, презентаций, работа с книготорговцами и библиотеками, помощь независимым проектам и маленьким специализированным книжным лавкам, особенно провинциальным. Правда, помогать члены альянса готовы скорее профессиональным советом, нежели инвестициями, — независимые издатели сами небогаты. Зато если их планы хотя бы частично реализуются, мы, по сути, получим постоянно действующую non/fiction в масштабах всей страны.

И напоследок. Михаил Веллер, издавна склонный к размышлениям о смысле всего сущего, представил свою новую философскую концепцию — энергоэволюционизм. Согласно ей «вся субъективная и объективная деятельность человека совершенно соответствует и лежит в русле общей эволюции Космоса, которая сводится к усложнению материально-энергетических структур, повышению энергетического уровня материальных систем и от начала Вселенной развивается с положительным балансом, в увеличивающейся прогрессии». Как ни удивительно, изложение всей правды о космосе и человеке заняло у Веллера всего четыре тома. И, кажется, поклонники автора вправе рассчитывать на продолжение.