Вложи в ставку все

Экономика и финансы
Москва, 12.03.2012
«Эксперт» №10 (793)
Фундаментальные причины «дорогого» кредита — неадекватная политика Минфина и ЦБ, никак не заботящихся о доступности кредитов для бизнеса, а также избыточно высокая по мировым меркам маржа российских банков, питаемая низкой эластичностью спроса на кредит по процентной ставке

Рисунок: Игорь Шапошников

Инфляция в России низка как никогда, но счастья таки нет. Реальная зарплата едва растет, а банковские кредиты по-прежнему запредельно дороги.

Жизнь доказала иллюзорность популярного тезиса о том, что макроэкономическая стабилизация автоматически сделает кредит доступным. Кудрин, Греф, Мау, Игнатьев и десятки их единомышленников статусом помельче годами убеждали нас, что, как только удастся серьезно сбить градус инфляции, кредиты сами собой подешевеют, бизнес выстроится за ними в радостную очередь и быстренько совершит инвестиционное чудо.

Чуда, однако же, не случилось. Инфляция действительно сбита до рекордно низких уровней — в феврале она составила 3,8% к февралю прошлого года, или около 2,5% к предыдущему месяцу (в годовом выражении, после сезонной корректировки и сглаживания). По темпам роста потребительских цен Россия сегодня смотрится лучше всех в БРИК (лишь в самое последнее время меры по принудительному охлаждению экономики КНР сбили инфляцию там еще более резко) и вышла на уровень «второго эшелона» ЕС — Латвии, Литвы, Чехии и Польши.

В то же время процентные ставки по кредитам конечным заемщикам в разы превышают инфляцию и, хуже того, последние полгода медленно растут. Если использовать в качестве примерного ориентира среднюю ставку по кредитам на срок до 1 года, ежемесячно рассчитываемую ЦБ, то она увеличилась с минимального уровня 8% годовых в рублях в июле-августе прошлого года до 9,3% в декабре (более свежие данные пока не доступны). Это означает, что реальная, с поправкой на инфляцию, стоимость заемных средств превысила в конце года 5% — это уровень 2009-го, когда финансовый кризис был в самом разгаре (см. график 1).

Кроме того, надо учитывать, что «средняя температура по больнице» в исполнении ЦБ имеет весьма слабую информативную ценность — средневзвешенная ставка вынужденно тяготеет к ставкам по кредитам крупнейших заемщиков, полученных преимущественно у госбанков (см. график 2). Средний и малый бизнес (СМБ) вынужден кредитоваться существенно дороже. Так, диапазон конечных ставок по кредитам СМБ в Екатеринбурге составляет сейчас 11–17%, в Челябинске — 13–15%, в Новосибирске — 16–19%, в Ростове-на-Дону и Краснодаре — 14–24% (см. график 3).

Реальные процентные ставки выше 10, а то и 15% годовых, причем не в разгар кризиса, а в самое что ни на есть мирное время, — это, безусловно, чисто российское изобретение. Мы прикинули размер реальной процентной ставки для небольших заемщиков в еврозоне, используя статистику ЕЦБ о средних ставках по кредитам на срок до 1 года и сумму до 1 млн евро (сугубо малый бизнес, хоть по европейским, хоть по нашим меркам). Так вот, реальная, за вычетом инфляции, стоимость этих средств колеблется в узком диапазоне 1,5–2% годовых, лишь в кризисные периоды на непродолжительное время поднимаясь до 4% (см. график 5).

Чем же провинились отечественные предприниматели, что вынуждены довольствоваться столь дорогим кредитом? Почему его цена не снижается, а растет вопреки падающей инфляции и стабильной ставке рефинанси

У партнеров

    «Эксперт»
    №10 (793) 12 марта 2012
    Президентские выборы
    Содержание:
    Фундаментальный порок оппозиции

    Размывая легитимность государства и власти, присваивая себе право судить вне законов рациональности, либеральная оппозиция делает нашу политику не более современной, а более архаичной, фактически пробивая дорогу для фундаменталистов

    Экономика и финансы
    На улице Правды
    Реклама