Глупая смерть «Мастера»

Дмитрий Яковенко
25 ноября 2013, 00:00

Нарушения, в которых обвиняется Мастер-банк, не уникальны для российских фининститутов. Его закрытие — вопиющий пример избирательного характера пруденциального надзора Центрального банка

Рисунок: Игорь Шапошников

В прошлую среду в обед в одно из московских кафе зашел взбудораженный мужчина. Он выпил стопку водки и, невесело ухмыльнувшись, поделился с барменом: «У моего банка отозвали лицензию. Зависло на счете несколько миллионов. А я сегодня должен был перевести деньги поставщикам». Успокоить нервы чем покрепче в этот день хотелось не ему одному: сообщение о лишении Мастер-банка лицензии появилось в среду в девять утра, а очередь у главного офиса собралась уже к десяти.

На момент отзыва лицензии Мастер-банк входил в топ-100 по размеру активов (76 млрд рублей на 1 июля), обладал третьей по размеру сетью банкоматов. Кроме того, являясь так называемым принципиальным членом платежных систем Visa и MasterCard, он предоставлял процессинговые услуги 260 банкам. Но ни это, ни более чем двадцатилетняя история (Борис Булочник — бессменный владелец Мастер-банка — основал его в 1992 году), ни даже членство в совете директоров Игоря Путина — двоюродного брата главы государства — не избавило банк от столь бесславного конца.

Длинная история

«Ситуация с Мастер-банком развивалась таким образом, что Центральный банк был вынужден применить крайнюю меру воздействия», — объяснила причины отзыва лицензии Эльвира Набиуллина, глава Банка России. Претензии к Мастер-банку у регулятора и правоохранительных органов действительно были уже давно.

В марте 2012 года прошли обыски в отделениях Мастер-банка, Далетбанка (с апреля — Золостбанка) и банка «Стратегия». Затем один за другим были задержаны четыре экс-менеджера «Мастера». Подозреваемыми также были объявлены сотрудники Далетбанка. Всех подозреваемых обвиняли в незаконном обналичивании 2 млрд рублей. После этих событий Далетбанк поменял собственников, название и лицензию. В отношении Мастер-банка тогда никаких санкций от ЦБ не последовало.

Но в начале августа Центробанк по результатам проверки обязал «Мастер» доначислить резервы на 336 млн рублей, а затем ввел ряд ограничений на его уставную деятельность. В тот момент норматив достаточности капитала Н1 составлял всего 10,8% и при доначислении необходимых резервов мог вплотную приблизиться к минимальной планке в 10%. Тогда Борис Булочник пошел на решительные меры: попытался приостановить предписания регулятора через арбитражный суд. Но долго препирательства с регулятором не продлились. 20 ноября с постановлением об отзыве лицензии в двери главного офиса Мастер-банка вошли сотрудники ЦБ и силовики. Причин для таких решительных мер нашлось достаточно. Во-первых, Центробанк насчитал в отчетности «Мастера» 20 млрд кредитов, выданных аффилированным лицам и компаниям, и дополнительно зарезервировал для их покрытия 11 млрд рублей (как 336 млн трансформировались в 11 млрд, знают только проверяющие), в результате в собственном капитале Мастер-банка образовалась брешь в размере 2 млрд рублей. Вторая причина для отзыва лицензии — раскрылась деятельность банка по обналичке. Причем на этот раз суммы операций оказались в сто раз большими, чем называли следователи годом ранее: по словам зампреда ЦБ Михаила Сухова, общий объем операций по обналичиванию составил порядка 200 млрд рублей. Одновременно сотрудники правоохранительных органов приступили к обыскам в прекратившем существование банке по делу 2012 года. А чуть позже появилась информация о том, что бывшие менеджеры Мастер-банка заключили со следствием соглашение о сотрудничестве. Скорее всего, на отзыве лицензии у Бориса Булочника проблемы не закончились.

Ни денег, ни карты, ни зарплаты

Негативные последствия ликвидации Мастер-банка оказались куда ощутимее, чем в результате похожей сентябрьской истории с банком «Пушкино». На расчетном обслуживании в «Мастере» находились несколько сотен компаний, причем далеко не самых маленьких: от ресторанов Аркадия Новикова и интернет-гипермаркета «Утконос» до «РЕСО-Гарантии». Все их счета в Мастер-банке были заморожены, а сотрудники лишились возможности снять зарплату с карт.

Система карточных расчетов вообще пережила настоящий коллапс. Мастер-банк был одним из крупнейших игроков на рынке торгового и интернет-эквайринга (то есть организации платежей и расчетов по картам). Он также занимал третье место по размеру сети банкоматов (порядка 3 тыс. устройств), снимать наличные в них без комиссии могли клиенты и ряда других крупных банков. Наконец, Мастер-банк предоставлял процессинговые услуги многим небольшим банкам, так что в один момент операции перестали совершаться по картам, эмитированным как минимум каждым пятым российским банком. Неудивительно, что уже в день отзыва лицензии в ЦБ прошли совещания с участием представителей Visa и MasterCard: обсуждали, как справиться с остановкой процессингового центра Мастер-банка. Решение нашлось довольно быстро: о готовности взяться за процессинг «Мастера» заявил Сбербанк. Теперь для возобновления расчетов по картам бывшим партнерам Мастер-банка необходимо открыть в Сбербанке корреспондентский счет и внести на него обеспечение. Предполагается, что тогда же смогут снимать деньги физлица, которые получали на карту Мастер-банка зарплату. Позже банки-агенты должны будут выбрать себе новый банк-спонсор и переключиться на его процессинг.

Что будет с корпоративными клиентами Мастер-банка — вопрос сложный. Их средства на счетах «Мастера» будут заморожены еще очень долго. На 1 июля активы Мастер-банка составляли 76 млрд рублей. Объем вкладов населения — 47,4 миллиарда. Правда, размер страхового возмещения в АСВ оценивают всего в 30 млрд рублей: многие вкладчики Мастер-банка держали в нем депозиты, превышающие 700 тыс. рублей. Еще одна переменная с отрицательным знаком — злополучные 20 млрд рублей сомнительных кредитов. После того как вкладчики получат свои деньги обратно, активы банка будут составлять максимум 26 млрд рублей. «Как правило, в таких историях юрлицам удается вернуть очень небольшую долю своих средств, — говорит Станислав Волков, руководитель отдела рейтингов кредитных институтов “Эксперт РА”. — Нередко бывает такое, что обнаруживаются кредиты, которые даже на момент отзыва лицензии выглядели неплохо, а потом оказывались безнадежными. Большая доля пассивов Мастер-банка — вклады физических лиц, а значит, его активы в первую очередь пойдут на выплаты им».

Не последний раз

История с Мастер-банком свидетельствует о том, что правила игры на банковском рынке ужесточились. ЦБ в последнее время взял активный курс на оздоровление сектора и очистку его от увлекшихся сомнительными операциями игроков. И кажется, «Пушкино» и Мастер-банк не последние. «Продолжение, конечно, будет, и скоро, — уверен Дмитрий Савельев, заместитель председателя комитета Госдумы по финансовому рынку. — В этом году уже отозвано 14 лицензий; вероятно, до конца 2013 года их число составит порядка двадцати. Эльвира Набиуллина показала, что это не разовая акция, а начало глобальной чистки банковского сектора. На мой взгляд, в количественном выражении не менее 70 процентов банковского сектора задействовано в отмывочных схемах».

Один из экспертов банковского рынка согласен с тем, что ЦБ всерьез взялся за применение карательных механизмов: «Банк России уже давно знает все банки, проводящие незаконные операции. Но ранее у руководства ЦБ не хватало политической воли для очистки сектора. Сейчас, очевидно, возникло понимание, что пресечение вывода капиталов из России гораздо важнее, чем шутки друзей власти».

Однако другой собеседник «Эксперта», крупный клиент, знакомый с руководством Мастер-банка, поделился несколько иной историей развития событий. По его словам, причины отзыва лицензии у «Мастера» давние, их следует искать в 2010 году, когда у Бориса Булочника возник конфликт с главным бенефициаром аэропорта Домодедово Дмитрием Каменщиком. Тогда Мастер-банк выдал строительной компании «Сивас» банковскую гарантию. Гарантия была нужна для победы «Сиваса» в формальном тендере: управляющая компания аэропорта «Домодедово Констракшн Менеджмент» (ДКМ) искала подрядчика для выполнения строительных работ. По предварительной договоренности гарантия была оформлена с дефектом формы: никакого исполнения по ней потребовать было нельзя. Но это не помешало ДКМ через какое-то время не принять работу «Сиваса» и потребовать от Мастер-банка выплатить 1,2 млрд рублей по гарантии, чтобы вернуть выданный подрядчику аванс. Арбитражный суд решил, что Мастер-банк должен заплатить. Конфликт с Каменщиком был закрыт.

«Однако, судя по всему, эта история показала, что у банка есть проблемы с корпоративной защитой. Что привлекло к нему внимание других “участников соревнования”. Банк решили прибрать его к рукам, — рассказывает наш собеседник. — Но Булочник оказался не тем человеком, который готов запросто отдать банк, созданный собственными руками. Началась настоящая война, в которой участвовали чиновники из различных правоохранительных и регулирующих ведомств». Организаторы давления нашли на «Мастер» покупателя из числа крупных банков, однако «Мастер» сопротивлялся неожиданно долго. Длилось противостояние два с половиной года, в течение которых Булочнику предлагали продать Мастер-банк, но тот неизменно отвечал отказом. В банковском сообществе началась шумиха, и найденный было покупатель отказался от покупки из-за репутационных рисков. В результате ситуация дошла до того, что ни один банк уже не желал приобретать «Мастер», а сменить собственника и стать «свадебным генералом» Булочник отказался. Тогда, по-видимому, было решено банк обанкротить, а затем распродать по частям. Возможно, свою роль во всей этой истории сыграли традиционно не слишком хорошие отношения Булочника с руководством ЦБ, а также попытка оспорить постановления Центробанка в суде: этого регулятор простить не смог.

«У любого банка есть какие-то неприглядные счета, просроченные кредиты, но зачем ему их упоминать и портить свои показатели? Проще погашать их со временем из прибыли. Этим занимаются все, и в Банке России об этом прекрасно знают. В Мастер-банке и раньше были неоднократные проверки, и балансы всегда оказывались безупречными. В этот же раз сотрудники ЦБ просто перевели все такие счета в раздел сомнительных, и последовало постановление о доначислении огромных резервов», — рассказывают в близких к руководству «Мастера» кругах.

Если все обстояло именно так, то история с Мастер-банком выглядит уже не как кампания по обелению банковской сферы, а как выборочное регулирование: по такой схеме лицензию можно отозвать у любого банка, неважно, насколько сомнительной была его деятельность. «Сейчас звучат обвинения в том, что Мастер-банк занимался незаконными операциями, — говорят люди, близкие к руководству банка. — Он действительно это делал пять-шесть лет назад: был одним из самых известных в этой сфере. Но четыре года назад банк эту деятельность свернул и в последнее время пытался очиститься от плохого имиджа. Ни для кого не секрет, что у нас все банки вовлечены в незаконные схемы, и у Мастер-банка уж точно было не больше чернухи, чем в других банках».

Поэтому не очень понятно, зачем в и без того напряженной экономической ситуации потребовалось ликвидировать такой заметный банк, добавляя нервозности и всему банковскому сообществу (по рынку снова начали ходить различные черные списки, включающие порядка полутора сотен банков — кандидатов на вылет), и частным вкладчикам, и простым держателям зарплатных карт (потери по ним не страхуются). И бизнесменам, которые, как показала история Мастер-банка, могут стать банкротами простым решением ЦБ.

В подготовке материала принимала участие Кристина Шперлик