О чёртовой карусели

Разное
Москва, 30.03.2015
«Эксперт» №14 (940)
Оказывается, в 2014 году прокуроры признали незаконными два с половиной миллиона постановлений об отказе в возбуждении уголовных дел

Фото: Эксперт

Эту примечательную цифру привёл президент Путин на коллегии Генпрокуратуры, доказывая, что нарушений при регистрации преступлений всё ещё много. Криминальная статистика — дело хитрое; в частности, привычны споры между МВД и прокуратурой по количеству преступлений, но тут они не важны. Преувеличена цифра или преуменьшена (то есть было «на самом деле» два миллиона незаконных отказов или три), это всё равно очень много — и такой поток отказов и отменяющих отказы постановлений не мог возникнуть как сумма разнородных случайностей; он наверняка отражает какие-то устоявшиеся массовые явления. По крайней мере одно такое явление нетрудно описать. О нём знают очень многие, но вслух не говорит никто — образцовый секрет Полишинеля.

Преступления против разных статей УК имеют очень неравные шансы нарваться на отказ в возбуждении дела. Скажем, по убийству дело возбуждается наверняка; по несчастному случаю с пострадавшими или там по тяжким телесным повреждениям — с очень большой вероятностью. А вот по экономическим статьям УК добиться возбуждения дела невероятно трудно: практики говорили мне, что преуспевает лишь малая часть заявителей. Именно тут зарождается масса отказов, впоследствии отменяемых прокурорами. Не знаю, какова их доля в помянутых миллионах, половина или три четверти — статистики-то нет, — но по значимости для страны они безусловно лидируют.

Вот обворовал вас гендиректор вашей компании. Вы идёте в полицию с заявлением о преступлении. На доследственную проверку отводится месяц, и по истечении месяца вы получаете от следователя бумагу с отказом в возбуждении дела. Причина отказа может быть указана любая (например: надо было опросить г-на А; его раз не застали дома, два не застали — вот и срок истёк), а может даже не быть никакой. Вы с этой бумагой идёте в прокуратуру и жалуетесь. У прокурора тоже есть срок, отведённый для ответа, — кажется, тоже месяц. По истечении этого месяца вы получаете постановление из тех самых двух-трёх миллионов: признать отказ в возбуждении дела незаконным — это постановление идёт и в полицию. Заметьте: следователю, незаконно (по официальному мнению прокуратуры!) вам отказавшему, не будет за его беззаконие решительно ничего: не то что уголовного или административного преследования — ему даже «ай-яй-яй» не скажут. Поэтому он снова выждет месяц — и снова пришлёт вам отказ. Иногда дословно такой же, иногда с вариациями (например: надо было опросить г-на Б, а он в другом городе; послали запрос, ответа не получили, а тут и срок истёк). Вы с этим отказом к прокурору, а он вам через месяц — новое постановление из тех же двух-трёх миллионов. Вы вслед за ним в полицию, а вам через месяц… Вы к прокурору, а вам через месяц… Сколько вы будете крутиться на этой чёртовой карусели, зависит только от вашей настойчивости. Я знаю случай, когда заявитель сделал девятнадцать кругов — результат так и не изменился.

Это, если хотите, идеальный пример коррупции в исходном смысле этого восходящего к латыни слова: не дача или получение взятки, а пор

У партнеров

    «Эксперт»
    №14 (940) 30 марта 2015
    БЕНЯ И ПЕТЯ ДЕЛЯТ УКРАИНУ
    Содержание:
    Почти как в Турции

    Петру Порошенко удалось лишить Игоря Коломойского поста губернатора Днепропетровской области. Однако далеко не факт, что опального олигарха удастся так же легко лишить его активов

    Коротко
    Русский бизнес
    Международный бизнес
    Наука и технологии
    Потребление
    На улице Правды
    Реклама