Тайна спокойного сна

Алексей Хазбиев
заместитель главного редактора журнала «Эксперт»
18 января 2016, 00:00

Успешно испытав целую серию новых гиперзвуковых средств поражения, Россия вырвалась вперед в технологической оружейной гонке, навязанной нам США. Уже через пять лет мы сможем не только полностью защитить страну от мгновенного глобального удара неядерным высокоточным оружием, но и при необходимости нанести свой собственный

Концепция «Быстрого глобального удара» подразумевает, что уже в 2020 году у США должна появиться возможность уничтожить за час крупную высокоразвитую страну, выпустив по ней порядка 4 тыс. неядерных гиперзвуковых крылатых ракет

Накануне Нового года Владимир Путин утвердил своим указом новую Стратегию национальной безопасности нашей страны и одновременно с этим ввел в действие новый План обороны России на 2016–2020 годы. Это базовые документы для стратегического планирования в военной сфере: в них прописаны наши национальные интересы и приоритеты, а также все вызовы, опасности и угрозы, на которые нам необходимо отвечать и которым предстоит противодействовать. Более того, План обороны содержит еще и детальный график создания и принятия на вооружение различных видов новой военной техники, места их дислокации, а также варианты применения этого оружия в тех или иных обстоятельствах. Но если План обороны страны является секретным, то в новой Стратегии национальной безопасности никаких тайн нет. Там прямо говорится, что проведение Россией самостоятельной политики вызывает противодействие США и их союзников, стремящихся сохранить свое доминирование в мире. А реализуемая американцами политика сдерживания нашей страны предусматривает оказание на нее военного давления — с помощью милитаризации соседних с Россией регионов и поощрения в них гонки вооружений. При этом наращивание силового потенциала НАТО и приближение военной инфраструктуры этого блока к нашим границам впервые названо неприемлемой для национальной безопасности России угрозой. Но и это еще не всё. Детальный анализ текста Стратегии ясно показывает, что в дальнейшем ситуация будет только ухудшаться, а угрозы — нарастать, так как возможность поддерживать глобальную и региональную стабильность существенно снижается при размещении в Европе, АТР и на Ближнем Востоке компонентов ПРО США. Еще одним фактором, препятствующим нормализации ситуации, в документе названа практическая реализация США концепции «Быстрого глобального удара» и развертывание стратегических неядерных систем высокоточного оружия, в том числе в космосе. Именно по этим направлениям США как раз сейчас форсируют работы.

МБР «Сармат» сможет подлетать к цели как через Северный полюс, так и через Южный, что сделает ее неуязвимой для ПРО США. Она будет нести до 15 боевых блоков, которые развивают гиперзвуковую скорость и при этом активно маневрируют как по высоте, так и по курсу zzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzh2.jpg
МБР «Сармат» сможет подлетать к цели как через Северный полюс, так и через Южный, что сделает ее неуязвимой для ПРО США. Она будет нести до 15 боевых блоков, которые развивают гиперзвуковую скорость и при этом активно маневрируют как по высоте, так и по курсу

Уничтожить все за час

Стартовавшая на рубеже веков программа ПРО вроде бы имела ясную цель — защитить США и их союзников в Европе, на Ближнем Востоке и в Японии от иранских и северокорейских ракет. Изначально в рамках программы планировалось разместить наземные элементы ПРО в Чехии и Польше. Это не только могло привести к мгновенному выходу России из всех договоров о сокращении наступательных вооружений, но и грозило разрушением и так уже серьезно расшатанной системы глобальных сдержек, выстроенной в клубе ядерных держав. Именно поэтому президент США Барак Обама вынужден был несколько изменить архитектуру ПРО, сделав акцент на развертывании мобильных ракетных комплексов среднего радиуса действия, преимущественно морского базирования. В результате вместо парирования локальных угроз со стороны Ирана и КНДР американская ПРО охватила едва ли не все Северное полушарие. Сейчас эта программа рассчитана на четыре этапа и должна быть завершена к 2020 году. В ходе первого этапа на территории США были установлены 30 ракет-перехватчиков шахтного базирования. При этом американцы разместили зенитно-ракетные комплексы Patriot PAC-3 в Кувейте, Бахрейне, ОАЭ и Катаре. Вдобавок в последних двух странах совсем скоро установят еще не менее дюжины ракетных пусковых установок системы Terminal High Altitude Area Defense (THAAD). В Турции уже введен в действие радар раннего предупреждения, а в Средиземном море и у берегов Японии появились эсминцы, оснащенные информационно-управляющими системами Aegis и ракетами-перехватчиками Standard 3: они способны перехватывать боевые блоки баллистических ракет в космосе на высоте до 250 км. На втором и третьем этапах развертывания ПРО предполагается оптимизировать характеристики Standard 3, увеличив скорость и дальность поражения целей. Эти ракеты разместят уже не только на кораблях ВМФ США и Японии, но и на территории последней. Наконец, на четвертом этапе ракеты-перехватчики будут установлены на Аляске и в целом ряде европейских стран, в том числе в Румынии. Но даже в таком измененном виде американская ПРО для нас неприемлема. Это ясно дал понять Владимир Путин на совещании с главными конструкторами нашего ВПК в конце прошлого года. «Ситуация с иранской ядерной проблемой урегулирована, но позиция США по системе противоракетной обороны в Европе не изменилась. Причем ни наши озабоченности, ни предложения о сотрудничестве, к сожалению, в расчет не принимаются», — констатировал президент. Кроме того, глава государства прямо заявил, что истинная цель американской ПРО — это нейтрализация ядерного потенциала России. Иными словами, развивая эту систему и наращивая объем вооружений в Европе, Вашингтон рассчитывает в итоге получить «решающее военное превосходство со всеми вытекающими отсюда последствиями». Это превосходство по замыслу пентагоновских стратегов должен обеспечить США тот самый «Быстрый глобальный удар» (Prompt Global Strike, PGS). А конкретнее — высокоточные гиперзвуковые средства поражения, создающиеся в рамках этой программы. Речь идет как о маневрирующих боевых блоках межконтинентальных баллистических ракет, так и о стратегических крылатых ракетах воздушного и морского базирования. А в будущем и о космических платформах. Все они смогут развивать скорость от 4,5 до 12 Махов (то есть до 12 скоростей звука). А значит, их перехват существующими системами ПВО и ПРО невозможен, особенно если средств нападения окажется много. Именно на это и рассчитана концепция PGS. В соответствии с ней США должны иметь возможность нанести массированный разоружающий неядерный удар по любой точке планеты в течение одного часа. Еще весной 2010 года тогдашний глава Пентагона Роберт Гейтс открыто говорил, что его страна уже способна это сделать, правда обычным, а не гиперзвуковым оружием. А отработка применения PGS, проведенная три года назад в Пентагоне в ходе компьютерных учений, показала, что для фатального удара по крупной и высокоразвитой стране достаточно выпустить чуть менее 4 тыс. единиц обычного высокоточного оружия в течение шести часов. Такая страна понесет неприемлемый для себя ущерб, вся ее инфраструктура будет разрушена, и она лишится способности сопротивляться. Безусловно, в данном конкретном случае речь не шла о России. Но именно Россию обязательно будут иметь в виду, когда у США появятся новые гиперзвуковые средства нападения в неядерном исполнении. Заметим, что разработка такого оружия не подпадает под ограничения, применяющиеся к стратегическим наступательным вооружениям, а значит, оно может быть создано в любом количестве и размещено где угодно, в том числе и в космосе. По оценкам командования ВКО России, к 2020 году США в общей сложности будут иметь до 8 тыс. крылатых ракет, часть из которых смогут нести ядерные боеголовки. Сколько из них окажутся способны развить гиперзвуковую скорость, сейчас сказать невозможно. Но даже половина этого арсенала при наличии развернутого в Европе третьего позиционного района ПРО создает США решающее военное превосходство. Иными словами, чисто теоретически американцы будут иметь возможность нанести разрушительный неядерный удар по нашей стране в надежде на то, что им удастся уничтожить львиную долю росийских стратегических ядерных ракет и перехватить те, что мы выпустим в ответ. Моделирование такой ситуации, осуществленное военными, показало, что уже к 2025 году в случае реальной войны с США может быть уничтожено до 80% российских ракетно-ядерных средств. Но лишь при одном условии — сохранении нынешнего уровня вооружений в нашей стране. Вот только мечтать об этом пентагоновским стратегам явно не стоит. Еще год назад Владимир Путин заявил буквально следующее: «Мы внимательно следим за так называемой концепцией обезоруживающего глобального удара. Реализация этой стратегии может иметь негативные последствия. Мы это прекрасно понимаем и знаем, что нам нужно делать». «Ни у кого не должно быть иллюзий относительно возможности добиться военного превосходства над Россией. Мы этого никогда не допустим», — подчеркнул далее президент. Более того, тогда же было сказано, что по ряду аспектов другим странам (читай США) «нас еще придется догонять». Но что же скрывается за этими обтекаемыми формулировками?

Новая противоракета, разрабатывающаяся в рамках проекта создания отечественной системы ПРО, сможет сбивать не только гиперзвуковые крылатые ракеты, но и спутники на околоземной орбите zzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzh3.jpg
Новая противоракета, разрабатывающаяся в рамках проекта создания отечественной системы ПРО, сможет сбивать не только гиперзвуковые крылатые ракеты, но и спутники на околоземной орбите

Неуловимый «Сармат»

Не секрет, что технологический уровень всех компонентов нашей ядерной триады, а также систем ПВО и ПРО в последние годы наращивается опережающими темпами. Уже точно известно, что к 2020 году Стратегические ядерные силы России обновятся не на 70%, как это планировалось ранее, а на все 100%. Причем боевой потенциал новых межконтинентальных баллистических ракет (МБР) значительно возрастет: все они будут способны преодолевать существующие и перспективные системы ПРО. Это касается прежде всего носителей тяжелого класса. По сообщениям Минобороны России, у нас уже начались испытания новой тяжелой МБР «Сармат», которая придет на смену самой мощной в мире ядерной ракете РС-20 «Воевода». Правда, о ходе этих испытаний никогда и ничего не сообщалось. Известно, что «Сармат» создает ГРЦ имени академика В.П. Макеева при участии НПО машиностроения. Последнее предприятие как раз изготавливает новый маневрирующий боевой блок для «Сармата», способный развивать гиперзвуковую скорость. Летом прошлого года американское агентство Jane’s Intelligence Review в своем докладе сообщило, что наша страна уже провела пробный пуск гиперзвукового аппарата Ю-71 с борта ракеты РС-18А, стартовавшей с полигона Домбаровский в Оренбургской области. После того как ракета достигла высоты примерно 100 км, произошел запуск Ю-71 по достаточно пологой траектории. Однако затем аппарат разогнался до скорости 12,3 тыс. км в час (почти в десять раз выше скорости звука), после чего стал активно маневрировать как по высоте, так и по курсу. «Такие аппараты, в отличие от обычных боеголовок, входят в атмосферу по нерасчетной траектории. Их почти невозможно перехватить системами ПРО, которые отслеживают объекты при помощи спутников и радаров», — говорит эксперт Washington Free Beacon Билл Гертц. Здесь просто нельзя не сказать о том, что и саму ракету «Сармат» ПРО США уничтожить на активном участке траектории не в состоянии. Дело в том, что эта МБР будет способна наносить удары по территории противника с различных направлений, включая Северный и Южный полюсы. Множественность азимутов подлета к цели вынуждает противостоящую сторону выстраивать круговую систему радаров и противоракет, что очень сложно сделать технически и крайне дорого в финансовом плане. «Наиболее эффективным средством борьбы с такими ракетами и маневрирующими блоками могли бы стать системы оружия направленной энергии, но у Пентагона с разработкой таких систем есть очевидные проблемы», — признает Билл Гертц.

Нет никаких сомнений в том, что аппарат Ю-71 — это и есть новый боевой блок для будущего «Сармата». Разработка таких аппаратов в нашей стране началась еще в семидесятых годах прошлого века. Именно тогда был создан первый управляемый самонаводящийся боевой блок «Маяк», который предполагалось установить на ранние версии «Воеводы». Он был способен наводиться на цель по радиокартам местности и оснащался газобаллонной системой управления. Кстати, американцам удалось воспроизвести нечто похожее на своем демонстраторе технологий только в начале этого тысячелетия. В общей сложности мы осуществили не менее 90 испытательных пусков ракет с «Маяком», но в конце концов его разработку решено было прекратить. Наши конструкторы справедливо полагали, что гораздо проще создать для «Воеводы» блок с аэродинамической системой маневрирования без двигателей. В полете он управлялся при помощи отклоняемого конуса в носовой части, который на гиперзвуковых скоростях обеспечивал ему все те же возможности для маневра по высоте и по курсу. Но эта разработка из-за распада СССР также не была доведена до конца, хотя конструкторы провели как минимум шесть испытаний. Несмотря на то что «Воеводу» маневрирующим боевым блоком так и не оснастили, полученный технологический задел все же не пропал: впоследствии он был использован при создании сначала легких МБР «Тополь-М», а затем и «Ярс-М». Теперь же дошла очередь до новой тяжелой ракеты.

По данным американских источников, МБР «Сармат» сможет нести до десяти тяжелых или до 15 легких боеголовок. Опытно-конструкторские работы по этой ракете планируется завершить к 2018–2020 годам, то есть как раз к тому моменту, когда подойдет к концу предельный срок службы почти всех «Воевод». Сейчас на боевом дежурстве РВСН стоит порядка 50 таких ракет, поэтому логично предположить, что их заменит такое же количество «Сарматов». Впрочем, по оценкам американцев, их будет почти в два раза меньше. Как следует из доклада Jane’s Intelligence Review, в период с 2020 по 2025 год российская промышленность предоставит своей армии до 24 ракет с гиперзвуковыми летательными аппаратами. Тем не менее даже такое, относительно небольшое, количество новых российских МБР является мощным сдерживающим фактором для американцев. «Учитывая способность этих ракет подавлять любую ПРО, Москва уже совсем скоро получит возможность наносить одиночные высокоточные удары по выбранным целям и наверняка будет использовать свой гиперзвуковой проект в качестве инструмента давления на США в ходе переговоров по контролю над вооружениями», — говорится в докладе.

Что ж, тревога американцев легко объяснима. Их собственные успехи в создании гиперзвуковых маневрирующих боевых блоков для МБР весьма скромны, а достигнутый ими уровень развития технологий в этой конкретной области, судя по имеющейся информации, едва дотягивает до поздних советских разработок. Так, еще в 2003 году ВВС США инициировали программу FALCON (Force Application and Launch from Continental), целью которой являлось создание баллистической ракеты с гиперзвуковой боеголовкой — Common Aero Vehicle. Предполагалось, что она сможет самостоятельно маневрировать в широком диапазоне высот и поражать движущиеся цели с точностью до нескольких метров. Такие ракеты должны были располагаться на побережьях США, за пределами мест постоянного базирования ядерных МБР. Это необходимо для того, чтобы при запуске такой ракеты другие государства, и прежде всего Россия и Китай, понимали, что она не несет ядерного боезаряда. Однако серьезного развития этот проект не получил. Пентагон решил, что гораздо дешевле для целей PGS модернизировать снятые десять лет назад с боевого дежурства трехступенчатые ракеты Peacekeeper. На базе этого носителя американцы разработали опытные экземпляры новых легких ракет Minotaur IV, которые получили четвертую ступень. Именно на эту ракету США сейчас возлагают основную надежду при реализации программы PGS средствами МБР. Однако испытания Minotaur IV идут явно не так, как хотелось бы американцам. Первый пуск такой ракеты с гиперзвуковой боеголовкой HTV-2 (Hypersonic Technology Vehicle) состоялся в 2010 году и был признан лишь частично успешным. Во-первых, во время запуска разрушился стартовый стол, а во-вторых, через девять минут полета отказала телеметрическая аппаратура. Тем не менее ракета все-таки вышла на расчетную траекторию и успешно отделила боевой блок, который смог развить скорость около 20 тысяч км в час на очень коротком участке полета, после чего разрушился. Причина официально объявлена не была, но эксперты полагают, что у него возникли проблемы со стабилизацией в плотных слоях атмосферы. И хотя конструкторам эти недочеты вроде бы удалось устранить, во время второго запуска произошло то же самое. Правда, аппарат смог продержаться в полете значительно дольше — около 25 минут. В ходе четвертого запуска ситуация с разрушением стартовой площадки и потерей телеметрии в полете вновь повторилась. В общей сложности было сделано пять пробных пусков Minotaur IV, последний — в 2011 году. Но ракету так и не приняли на вооружение. Первоначально это хотели сделать в 2012 году, потом в 2015-м, а теперь и вовсе отложили на неопределенный срок. Более того, новых запусков Minotaur IV сейчас даже не планируют. По официальным заявлениям Пентагона, система все еще находится в разработке и ее окончательный облик до сих пор не сформирован. Иными словами, США так и не сумели создать аналог «Тополь-М» и «Ярса». Впрочем, этому есть вполне логичное объяснение. Дело в том, что едва ли не все силы американского ВПК в рамках реализации программы PGS брошены на разработку не баллистических, а крылатых гиперзвуковых ракет, а также космических боевых платформ. И здесь успехи США выглядят более впечатляющими.

Успешные испытания американского аппарата Х-51 WaveRider показали, что США в состоянии через несколько лет создать тактическую гиперзвуковую крылатую ракету zzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzh4.jpg
Успешные испытания американского аппарата Х-51 WaveRider показали, что США в состоянии через несколько лет создать тактическую гиперзвуковую крылатую ракету

Прицел из космоса

Еще в 2003 году агентство DARPA вместе с корпорациями Boeing и Lockheed Martin начали работы над демонстраторами технологий, которые должны завершиться созданием полноценной стратегической гиперзвуковой крылатой ракеты. Ближе всего сейчас к этой цели подошла Boeing, разработавшая аппарат Х-51 WaveRider, оснащенный прямоточным воздушным двигателем компании Pratt & Whitney. Первые испытания Х-51 прошли в 2009 году с борта стратегического бомбардировщика В-52. На высоте 15 км этот самолет отцепил Х-51, после чего тот включил двигатель и начал самостоятельный полет. В общей сложности он длился около четырех минут, причем Х-51 развил скорость более 5 Махов уже в течение первых 30 секунд полета. Правда, через год в ходе второго испытания двигатель Х-51 проработал только четыре минуты вместо пяти. Из-за выявленной нестабильности ракеты и перебоев со связью была отдана команда на самоуничтожение. Тем не менее ВВС США остались довольны, заявив, что программа была выполнена на 95%. Но самым успешным и продолжительным оказался последний из всех известных пусков Х-51 — в мае 2013 года. Этот полет продолжался шесть минут, за которые ракета пролетела расстояние 426 км, сумев развить скорость 5,1 Маха. После этого вся информация о дальнейших работах над X-51 была засекречена. Главный научный специалист ВВС США Мика Эндсли лишь заявил, что американские ученые уже работают над новым поколением гиперзвуковых аппаратов, производство которых должно начаться в 2023 году. «Цель создания X-51 WaveRider заключалась в том, чтобы проверить, возможно ли функционирование подобного летательного аппарата. После успешных испытаний этот вопрос был снят с повестки дня, поэтому сейчас ученые ставят перед собой задачу создать аппарат, который окажется способен маневрировать на столь высоких скоростях. При этом будет разработана система наведения, которая сможет без ошибок работать на гиперзвуковой скорости», — сообщил Эндсли.

Таким образом, с высокой долей вероятности можно прогнозировать, что примерно через пять—семь лет США смогут выпустить ограниченное количество гиперзвуковых крылатых ракет с дальностью полета до 3–5 тыс. км, которые разместят на стратегических бомбардировщиках типа B-1B или на тех же В-52. Эта информация косвенно подтверждается и в опубликованном пару лет назад ВВС США «Перспективном видении развития гиперзвуковых систем». В этом документе говорится, что появление ударных гиперзвуковых средств планируется в период до 2020 года, а к 2030-му будет создан и перспективный гиперзвуковой бомбардировщик. В последнем случае, судя по всему, речь идет об орбитальном космическом беспилотном аппарате Boeing, разработанном в рамках проекта X-37B Orbital Test Vehicle. Эти аппараты запускаются на ракетах Atlas-5 и могут находиться на высотах от 200 до 750 км в течение нескольких лет. X-37B в состоянии быстро менять орбиту, выполнять разведывательные задачи и доставлять полезную нагрузку. Но очевидно, что в дальнейшем этот аппарат станет платформой для размещения на нем гиперзвуковых вооружений. Более того, целый ряд экспертов считает, что X-37B — это прототип будущего космического перехватчика, который станет уничтожать спутники и наносить удары по земле. Пока что у США есть только три таких орбитальных аппарата, причем в последние годы один из них все время находится в космосе. И вполне вероятно, что в конце концов американцы создадут полноценную группировку из пяти-шести орбитальных самолетов, которые постоянно будут нести боевое дежурство в космосе. Но какой же ответ в этой области готовим американцам мы?

Реализуя вместе с нашей страной собственный проект по созданию противокорабельных гиперзвуковых крылатых ракет BrahMos II, основные надежды Индия связывает с российскими технологиями. И прежде всего с завершением испытаний комплекса «Циркон-С», который, скорее всего, является прототипом BrahMos II zzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzh5.jpg
Реализуя вместе с нашей страной собственный проект по созданию противокорабельных гиперзвуковых крылатых ракет BrahMos II, основные надежды Индия связывает с российскими технологиями. И прежде всего с завершением испытаний комплекса «Циркон-С», который, скорее всего, является прототипом BrahMos II

Всё решили

Вице-премьер России Дмитрий Рогозин не раз говорил, что испытания гиперзвукового оружия в нашей стране идут в закрытом режиме, но уже совсем скоро «мечты фантастов станут реальностью». Что же касается соперничества с американцами в этой области, то он прямо отвечал, что здесь мы «идем нос в нос». Но на самом деле вице-премьер явно скромничал. Еще год назад глава Корпорации «Тактическое ракетное вооружение» (КТРВ) Борис Обносов утверждал, что первые гиперзвуковые ракеты воздушного базирования, способные развивать скорость 6–7 Махов, могут быть созданы в России до 2020 года, а массовый переход на гиперзвук произойдет у нас в тридцатых—сороковых годах текущего века. И это несмотря на невероятное количество научно-технических проблем, возникающих при создании такого оружия. Вот как их описывал сам глава КТРВ: «Основная сложность заключается в разработке новых материалов и двигателей. Это базовая задача в гиперзвуке, так как температура при таком полете существенно выше, чем при полете на 3 Махах. Ни один двигатель с нуля не может сразу обеспечить такую скорость. Сначала его необходимо разогнать условно до 0,8 Маха, потом до 4 Махов, потом он перейдет на так называемый рамжет — двигатель с дозвуковым горением, который работает до 6–6,5 Маха. Дальше нужно обеспечить сверхзвуковое горение в камере сгорания. Тогда допустимые скорости — 10 Махов. Но это уже выливается в большую двигательную установку, которая иногда по размерам может превысить длину сегодняшней ракеты. И это само по себе проблема. Вторая проблема состоит в том, что при таких скоростях происходит аэродинамический нагрев поверхности. Температуры очень высокие, и это требует соответственно новых материалов. Третья проблема — при таких высоких температурах должна обеспечиваться правильная работа бортового радиоэлектронного оборудования, которое очень чувствительно к нагреву. Кроме того, при скоростях больше 6 Махов на острых кромках появляется плазма, которая затрудняет передачу сигнала». Однако даже поверхностный анализ открытой информации позволяет уверенно утверждать, что все эти проблемы нашим ученым и конструкторам успешно удалось решить.

Известно, что еще в 2011 году Владимир Путин вручил государственные премии сразу трем молодым ученым за создание высокотемпературных керамических композитов нового поколения для перспективных силовых установок и гиперзвуковых летательных аппаратов. Их получили сотрудники ВИАМ Денис Геращенков и Наталья Уварова, а также доцент Московской государственной академии тонкой химической технологии Елизавета Симоненко. Как сказано в официальном сообщении, «этим коллективом разработан альтернативный — не имеющий аналогов в мире — технологический прием получения безволоконного конструкционного высокотемпературного композита системы SiC—SiC на рабочие температуры до 1500 °С». Этот материал превосходит зарубежные аналоги всех известных фирм по термостойкости, обладает высокой прочностью, эффектом самозалечивания микродефектов и практически стопроцентного восстановления исходных механических характеристик при рабочих температурах. Использование такой разработки позволяет улучшить характеристики авиационных и гиперзвуковых воздушно-реактивных двигателей, обеспечить работоспособность элементов теплонагруженных конструкций, включая гиперзвуковые летательные аппараты, при температурах эксплуатации на 300–400 °С выше, чем в используемых в настоящее время материалах, и снизить массу изделий в два-три раза. Иными словами, требуемые материалы с нужными для гиперзвуковых ракет характеристиками теперь есть, осталось только создать сами двигатели. Но и эта работа, как выясняется, уже несколько лет идет полным ходом. Входящее в состав КТРВ Тураевское МКБ «Союз» в своем отчете за 2014 год сообщало, что реализован проект создания мощностей, обеспечивающих проведение НИОКР по разработке и изготовлению прямоточных воздушно-реактивных двигателей для высокоскоростных летательных аппаратов в соответствии с техническими требованиями, определенными Государственной программой вооружений. «Внедряется новая технология производства деталей ПРВД гиперзвуковых летательных аппаратов из высокожаропрочных сплавов и перспективных композитных соединений типа “углерод—углерод”» — говорится в отчете. То есть как раз тех, что были разработаны лауреатами госпремии. Но и это еще не всё. В том же отчете говорится, что реконструкция производства позволит в период до 2020 года обеспечить изготовление до 50 двигателей в год для перспективного высокоскоростного летательного аппарата (изделия 75). «Фактически речь идет о выпуске установочной партии в конкретные сроки. А значит, можно говорить о том, что проблема с двигательной установкой так или иначе будет решена, — говорит замдиректора Центра анализа стратегий и технологий Максим Шеповаленко. — На выходе мы получим оперативную гиперзвуковую крылатую ракету с дальностью в несколько тысяч километров».

Очевидно, что эти же технологии будут использованы и при создании стратегической гиперзвуковой крылатой ракеты для дальней авиации, над которой работает еще одно предприятие КТРВ — МКБ «Радуга». Эта ракета, как ожидается, сможет развивать скорость уже до 12 Махов. То есть такую же, какой в теории должна достичь американская Х-51 WaveRider. Но если по поводу американцев есть определенные сомнения, то в случае с нашей ракетой их быть просто не может. Дело в том, что еще в советское время МКБ «Радуга» создало экспериментальную гиперзвуковую ракету Х-90, способную лететь со скоростью почти 6,5 Маха на расстояние до 3 тыс. км. Эта ракета несла две боеголовки с индивидуальным наведением, которые поражали цели на удалении 100 км от точки разделения боевого блока. Было как минимум семь успешных испытательных пусков, причем американцы о них ничего не знали вплоть до распада СССР. Носителем Х-90 должен был стать дальний стратегический бомбардировщик Ту-160, но в девяностых этот проект был закрыт. Тем не менее созданный на базе Х-90 гиперзвуковой аппарат «Холод» несколько раз демонстрировали на авиасалоне МАКС в Жуковском. Более того, эксперименты с «Холодом» в 1998 году наши конструкторы проводили в интересах NASA.

Новая ракета, создаваемая «Радугой», наверняка будет устанавливаться на Ту-160 и Ту-22М3, а в последующем и на перспективные авиационные комплексы дальней авиации (ПАК ДА). «Сейчас эти самолеты несут только ядерные крылатые ракеты и, по сути, являются лишь средством устрашения. А вооружение их гиперзвуковыми ракетами в неядерном исполнении позволит превратить нашу дальнюю авиацию в реальный и весьма эффективный инструмент внешней политики», — считает Максим Шеповаленко.

Наконец, новые гиперзвуковые ракеты в скором времени получит и наш ВМФ. Сейчас над этой тематикой работает НПО машиностроения, создающее комплекс «Циркон-С». По сообщениям некоторых источников, в июле прошлого года этот комплекс уже был готов к испытаниям, но об их проведении ничего не известно. Ряд экспертов считает, что «Циркон-С» — это дальнейшее развитие технологического задела, созданного нашими конструкторами при разработке сверхзвуковых ракет — противокорабельных «Оникс», «Яхонт», а также российско-индийской BrahMos. Но если все они имели дальность полета до 300–500 км и развивали скорость максимум в 2,8 Маха, то у ракет «Циркон-С» эти показатели будут как минимум в два раза выше. Считается, что оснащенные этим комплексом корабли смогут не только уничтожать те самые эсминцы с системой Aegis, но и эффективно бороться с авианосными группами противника. Есть все основания полагать, что «Циркон-С» будет принят на вооружение не только в России, но и в Индии, где его сначнут производить на СП BrahMos, и получит обозначение BrahMos II.

Космический бомбардировщик, который США намерены создать на базе орбитального самолета X-37B, вряд ли сможет преодолеть новую российскую систему ПВО, основанную на комплексах С-500 zzzzzzzzzzzzzzzzzzzzzh6.jpg
Космический бомбардировщик, который США намерены создать на базе орбитального самолета X-37B, вряд ли сможет преодолеть новую российскую систему ПВО, основанную на комплексах С-500

Спутники на мушке

Таким образом, достижения наших конструкторов в разработке новых гиперзвуковых средств нападения на нынешнем этапе не вызывают никаких сомнений. Но по большому счету это лишь одна сторона медали. Не менее важна и другая ее сторона — создание новых систем ПВО и ПРО, которые должны обеспечить России надежную защиту от будущего гиперзвукового оружия США. Сейчас лишь известно, что такие системы у нас разрабатываются, но этот процесс находится на этапе опытно-конструкторских работ. «Я уверен, что в ближайшей перспективе мы получим обновленную систему ПРО. В настоящее время идет модернизация противоракет, которая позволит улучшить их характеристики», — заявил пару месяцев назад командир дивизии ПРО 1-й армии ПВО и ПРО ВКС России Андрей Чебурин. При этом комдив напомнил, что в 2015 году силами боевого расчета соединения был произведен успешный пуск противоракеты на полигоне Сары-Шаган. Именно этот пуск в американских военных кругах произвел эффект разорвавшейся бомбы. Все дело в том, что это был первый успешный запуск российской противоспутниковой ракеты, создающейся в рамках ОКР по проекту «Нудоль». Этот проект не что иное, как часть новой перспективной системы противоракетной обороны А-235, которая должна прийти на смену нынешней системе ПРО А-135 «Амур», развернутой вокруг Москвы. Но если «Амур» не имеет противоспутникового потенциала, то у новой системы он точно будет, и весьма серьезный. В системе А-235 станут использоваться двухступенчатые противоракеты, оснащаемые как обычными, так и ядерными боеголовками, они смогут сбивать гиперзвуковые и баллистические ракеты, их боевые блоки, а также спутники в ближнем космосе на высоте до 700 км. Созданием этих ракет, как и всей системы в целом, занимается концерн «Алмаз—Антей». По всей видимости, наведение ракет комплекса на цель будет командным, но вполне вероятно, что на конечном этапе могут использоваться и головки самонаведения самих ракет. При этом в А-235 планируется задействовать РЛС «Дон-2Н» с обновленной программно-аппаратной частью.

Глава космического командования ВВС США генерал Джон Хайтен прямо заявил, что эта новая российская разработка может представлять серьезную опасность для американской группировки космических аппаратов. А его коллега из Пентагона Марк Шнайдер и вовсе считает, что успешные испытания элементов нашей новой ПРО очень хорошо демонстрируют неспособность США эффективно противостоять России и другим странам в гипотетической космической войне. «В области космических вооружений существует ненормальный перекос в сторону потенциальных противников, — говорит Шнайдер. — Очевидно, что российская промышленность не сталкивается ни с какими ограничениями и может делать все, что ей нужно».

Заметим, что сбивать ракеты и спутники в ближнем космосе сможет и другая новая разработка «Алмаза—Антея» — комплекс С-500 «Прометей». Даже примерные характеристики этой системы не известны, но считается, что она сможет эффективно работать по крылатым и баллистическим ракетам, летящим со скоростью не более 5–6 Махов. При этом дальность действия ракет С-500 увеличится на 150–200 км по сравнению с С-400, то есть составит порядка 600 км. Изначально предполагалось, что С-500 поступит на вооружение ВКС России в 2016 году, но, скорее всего, это произойдет не ранее 2017-го. Нижегородский машиностроительный завод, на котором разворачивается производство этих комплексов, только в прошлом году был сдан в эксплуатацию и сейчас находится на этапе тестирования оборудования. Что же касается самой ракеты, то она уже в экспериментальном производстве. Впрочем, несмотря на очевидный прогресс в создании новых российских средств ПВО и ПРО, у них есть один серьезный недостаток — низкая производительность. Скажем, комплекс С-400 может одновременно обстреливать до 36 аэродинамических целей, но вряд ли способен поразить даже десяток гиперзвуковых. «Если представить себе, что будет массированный гиперзвуковой ракетный удар, то не исключено, что наша система ПВО вполне может захлебнуться, — говорит Максим Шеповаленко. — Поэтому развитие таких систем должно идти по пути наращивания производительности по количеству одновременно обстреливаемых целей и по скорости реакции. Что же касается дальности и высоты, то она и так достаточная — с этим у нас проблем нет». Но очевидно, что эта проблема нашими конструкторами в конце концов будет успешно решена.