Экспорт и техническая эффективность: есть ли связь?

Результаты модельных расчетов говорят о наличии положительной взаимосвязи между статусом экспортера и технической эффективностью предприятий. Это, с одной стороны, является следствием обучения в процессе экспортной деятельности, а с другой — результатом самоотбора изначально эффективных предприятий, выходящих на экспортный рынок

ТАСС

На сегодняшний день в литературе преобладает мнение, что на внешние рынки выходят самые эффективные фирмы, при этом их высокая производительность — результат самоотбора (self-selection). Экспортеры несут дополнительные издержки, связанные с транспортировкой и позиционированием продукции на новом рынке, сбором сведений о рынке и поиском зарубежных партнеров (beachhead costs). Не все компании смогут преодолеть барьеры входа на зарубежные рынки, и только самые успешные сохранят место на внешних рынках, инвестируя средства за рубеж и получая при этом прибыль.

Результаты многочисленных исследований подтверждают гипотезу о самоотборе. Так, в работе [1] авторы приходят к заключению, что на начальном этапе реализации продукции за рубежом у менее производительных фирм издержки превышают выгоды от экспорта. В работе [2] представлена динамическая модель, учитывающая неоднородность фирм в международной торговле. Эта модель показывает, что только наиболее эффективные фирмы получают выгоду от выхода на внешние рынки, в то время как непроизводительные вынуждены с рынка уйти. В результате происходит перераспределение внутри отрасли в сторону наиболее производительных фирм. С другой стороны, фирмы, принимающие решение экспортировать свою продукцию за рубеж, получают ценный опыт, который помогает им вывести производительность на более высокий уровень, в некотором роде дополняя гипотезу самоотбора. Этот механизм получил название обучающего эффекта от экспорта за рубеж (learning-by-exporting).

В большинстве работ, посвященных анализу связи между экспортом и производительностью, в качестве показателя производительности использовалась оценка совокупной факторной производительности (total factor productivity, TFP) или производительности труда. Так, в статье [3] на примере Германии была рассмотрена причинно-следственная связь между экспортом и совокупной факторной производительностью. В результате было выявлено, что фирмы-экспортеры в среднем более производительны, чем неэкспортеры. При этом рост производительности влечет за собой увеличение вероятности выхода на внешний рынок. Авторы работы [4] отмечают, что повышение производительности в результате экспортной деятельности имеет постоянный и устойчивый эффект, даже если фирма впоследствии примет решение о прекращении экспорта. В работе [5] сделана оценка, что при увеличении экспортной экспансии на 1% TFP увеличивается в среднем на 0,04 процентного пункта. Авторы полагают, что за счет экспансии на рынке экспорта в период 1999–2007 годов производительность экспортеров выросла на 60%.

В нескольких работах изучалась связь экспорта и технической эффективности. Например, в работе [6] исследуется деятельность предприятий малого и среднего бизнеса обрабатывающего сектора Австралии за период 2005–2006 годов. Среднее значение технической эффективности, рассчитанное с использованием методологии стохастической границы производственных возможностей (stochastic frontier analysis, SFA), оказалось примерно на 20 п. п. выше, чем у неэкспортирующих предприятий. Авторы также отмечают, что на их данных гипотеза об эффекте обучения не подтвердилась. Однако подтвердилась гипотеза самоотбора.

В ряде работ обучающие эффекты в процессе экспортной деятельности рассматривались на российских данных. Был сделан вывод о положительном влиянии экспортной активности на инновационное поведение фирм. Найдена статистически значимая связь текущей занятости с экспортной долей выпуска предыдущего периода, что можно связать с наличием положительного эффекта экспортной деятельности на обучение фирм.

В нашем исследовании рассмотрен более широкий диапазон наблюдений — с 2004 по 2013 год. Несмотря на то что он включает в себя кризис 2008 года, основным преимуществом выбранного промежутка времени является именно длительность периода, позволяющая обнаружить связь экспортного статуса и технической эффективности предприятий. Заметим, что совокупная факторная производительность включает в себя техническую эффективность, а также ряд других элементов, в частности эффективность по перераспределению факторов производства.

Данные

Исследование влияния участия в экспортной деятельности на техническую эффективность предприятия российского обрабатывающего сектора проводилось по данным базы бухгалтерской и финансовой отчетности Ruslana* Bureau van Dijk в период с 2004 по 2013 год. Для анализа окончательно был выбран 21 вид экономической деятельности обрабатывающего сектора (см. таблицу).

 74-02.jpg

Результаты расчетов

Для оценки влияния экспортного статуса предприятий на их техническую эффективность мы использовали два подхода. Первый заключался в оценке технической эффективности с использованием моделей SFA с учетом экспортного статуса и последующей оценке маржинального эффекта экспортного статуса на техническую эффективность. Мы отталкивались от классического определения технической эффективности (ТЭ) Т.Купманса: «Производство является технически эффективным, если невозможно увеличить выпуск одного товара, не уменьшив выпуск другого или не используя больше факторов производства».

В качестве зависимой переменной рассматривается выручка от реализации, а в качестве факторов, влияющих на нее, — основные средства, количество работников. Помимо этого, к факторам добавлена переменная «остальные активы» (активы за вычетом основных средств), что позволяет сравнивать эффективность производства с разными моделями производства (владение оборудованием и его аренда).

Результаты оценки моделей SFA показали, что активы и статус экспортера положительно влияют на техническую эффективность предприятий. По всем отраслям среднее значение предельного эффекта, рассчитанного в рамках первого подхода, равно примерно 0,012 для транслогарифмической спецификации и 0,013 для спецификации Кобба—Дугласа и почти не зависит от выборки.

При этом предельный эффект максимален (0,016) для следующих отраслей: производство кокса, нефтепродуктов и ядерных материалов; металлургическое производство; производство судов, летательных и космических аппаратов и прочих транспортных средств. А наименьшие значения (0,010) изучаемого эффекта получены для таких отраслей, как производство одежды, выделка и крашение меха; издательская и полиграфическая деятельность, тиражирование записанных носителей информации.

Таким образом, более тесная связь экспортного статуса и технической эффективности наблюдается в высокотехнологичных отраслях промышленности и отраслях с высокой фондоемкостью. В этих отраслях больше возможностей для обучения новым технологиям, автоматизации производственного процесса. Важную роль играет также вид и степень конкуренции на мировом рынке. Например, российские предприятия, производящие одежду, могут столкнуться с высокой конкуренцией со стороны стран с дешевой рабочей силой.

Средние значения предельного эффекта по годам монотонно убывают начиная с 2005 года (см. график). Однако динамика среднего значения предельного эффекта для некоторых отраслей отличается от средней по всем отраслям. Например предельный эффект для отрасли «производство кокса, нефтепродуктов и ядерных материалов» и отрасли «производство судов, летательных и космических аппаратов и прочих транспортных средств» резко снижается во время кризиса 2008–2009 годов, постепенно восстанавливаясь в 2011–2013-м. По-видимому, во время кризиса 2008 года снизилась потребность в энергоносителях, закупках дорогостоящей техники. Однако после 2011 года предельный эффект от экспорта в этих отраслях стал возрастать, отражая восстановление мировой экономики.

Оценки и технической эффективности, и предельного эффекта технической эффективности растут с увеличением размера фирмы. Полученные нами зависимости перекликаются с выводами целого ряда работ, в которых установлено, что экспортеры имеют больший размер, чем неэкспортеры с сопоставимыми характеристиками, и что выход фирмы на иностранный рынок и ее размер положительно коррелированы.

 

 74-03.jpg

Метод мэтчинга

Второй подход использует метод мэтчинга. Этот подход позволяет получить более корректные результаты за счет сравнения схожих предприятий-экспортеров и предприятий-неэкспортеров. Метод мэтчинга основан на сопоставлении по мере склонности к экспорту (propensity score matching). Для выявления эффекта присутствия на экспортном рынке на эффективность сравнивались предприятия, похожие по набору характеристик. При этом основное различие заключается в их статусе — экспортер или неэкспортер. Таким образом, сравнивались значения технической эффективности для наблюдений с похожими значениями контрольных переменных (капитал, труд и остальные активы) в группах экспортеров и неэкспортеров и оценивался средний эффект воздействия (average treatment effect, ATE) экспорта на техническую эффективность как разница между средними значениями технической эффективности по этим двум подгруппам.

Полученные оценки среднего эффекта воздействия (0,012–0,013) практически совпадают со значениями, полученными при вычислении среднего маржинального эффекта по переменной «статус экспортера» в рамках первого подхода.

Однако интерпретировать полученные результаты как причинно-следственную взаимосвязь между экспортным статусом и эффективностью в данном случае не совсем корректно. Использованный в работе метод мэтчинга имеет целый ряд ограничений, которые связаны с несовершенством исходных данных по экспорту.

Выводы

Метод стохастической границы производственных возможностей (SFA) показал, что предприятия-экспортеры в среднем технически эффективнее, чем предприятия-неэкспортеры. Среднее значение предельного эффекта по всем отраслям и периодам наблюдений находится в диапазоне 0,012–0,013 для разных спецификаций. В то же время после 2004 года предельный эффект монотонно убывал со значения 0,015 до 0,013. Схожие результаты были получены с использованием второго подхода — метода мэтчинга при сопоставлении предприятий экспортеров с неэкспортерами по набору схожих характеристик (труд, капитал, остальные активы). Полученные результаты устойчивы и свидетельствуют о наличии положительной взаимосвязи между экспортным статусом и технической эффективностью. При этом эффект не превышает 0,03 (3 п. п.).

Наибольшие значения этого эффекта соответствуют высокотехнологичным и наукоемким отраслям промышленности. Наименьший эффект от участия в экспортной деятельности был обнаружен для низкотехнологичных обрабатывающих производств, которые в основном зависят от трудовых ресурсов. Для них основное конкурентное преимущество — дешевая рабочая сила. Так, Китай является мировым лидером в производстве и экспорте одежды и текстильной продукции. Кроме того, российские отрасли промышленности с наименьшим влиянием экспортной деятельности на показатель технической эффективности характеризуются низкой долей экспорта в общих продажах (2,4% для текстильного и швейного производства).