Борьба за киевский тортик

Повестка дня
«Эксперт» №6 (1062) 5 февраля 2018

Парламент Польши принял закон о введении уголовной ответственности за пропаганду идеологии бандеровцев и отрицание их преступлений против поляков в годы Второй мировой войны. Это болезненно восприняли в Киеве — не только потому, что одна из европейских стран перестала закрывать глаза на разгул национализма на Украине. Ранее Варшава выступала в качестве европейского адвоката своего восточного соседа: до поры до времени украинский национализм и «евроинтеграция» были на руку полякам, так как работали на разрыв связей между Россией и Украиной. Сегодня, посчитав разрыв с Россией делом решенным, Варшава показывает своей бывшей колонии ее место. Польша заинтересована в притоке трудовых ресурсов: украинцы успешно замещают поляков, массово уезжающих работать в Западную Европу. Сегодня в Польше каждый пятый работник — украинский трудовой мигрант. И ориентация украинской трудовой миграции на Россию, и полноправное членство Украины в ЕС одинаково опасны для экономики Польши. Во втором случае украинцы (как и поляки) предпочтут работать на Западе.

Киев, естественно, возмутился, но ссориться с Польшей по-настоящему не собирается. Он не заинтересован в возвращении на родину нескольких миллионов своих граждан: оно грозит социальным взрывом. Кроме того, украинские власти глубоко увязли в конфликте с Западом. США, ЕС и МВФ, разочаровавшись в них, перестали их финансировать. Для возобновления кредитования МВФ выдвинул ряд условий: привести внутренние цены на газ к рыночному уровню, сдерживать рост зарплат в рамках роста производительности труда и принять закон об антикоррупционном суде. Если выполнение экономических требований МВФ опасно для популярности президента Украины Петра Порошенко в свете намеченных на 2019 год президентских выборов, то, создав независимый антикоррупционный суд, он рискует не участвовать в них из-за судимости. Президент вопреки требованию законодательства и своим предвыборным обязательствам не продал десятки собственных бизнесов, а передал их в «слепое» управление. Но слепота, как это ни странно, обогатила его: так, армия втридорога покупала на заводах президента БТР, невзирая на то что они бракованные. Кондитерская фабрика «Рошен», принадлежащая Порошенко, ведет в обычных судах баталии, стремясь превратить рецепт киевского торта в собственную торговую марку.

Между тем в 2018–2020 годах Украину ожидают выплаты по внешнему долгу на сумму около 25 млрд долларов (госдолг, гарантированный государством долг и долги госпредприятий), не считая трех миллиардов, занятых у России при президенте Викторе Януковиче, и долга «Газпрому» в два миллиарда долларов. Золотовалютные резервы Украины, составляющие более 16 млрд долларов, теоретически позволяют продержаться до выборов, но полный разрыв с МВФ и угроза дефолта негативно скажутся на настроениях и без того немногочисленных иностранных инвесторов.

Чтобы лишить президента Украины соблазна любой ценой дотянуть до 2019 года, внутри страны Петра Порошенко терроризирует экс-президент Грузии Михаил Саакашвил