Большая стройка

Рейтинг
Москва, 28.10.2002
«Эксперт Северо-Запад» №40 (101)
Будущее лесобумажной отрасли - за созданием новых высокотехнологичных производств, считает председатель совета директоров Архангельского ЦБК Владимир Крупчак

Председатель совета директоров предприятия Владимир Крупчак на церемонии награждения премией "Лидер российского бизнеса в лесопромышленном комплексе-2002", проходившей в Петербурге в октябре, сказал: "Архангельский целлюлозно-бумажный комбинат начинается на букву "А" - значит, первый. Мы постараемся обогнать по производственным показателям Котласский ЦБК. И это не шутка". Такое заявление можно назвать сенсацией: Котласский комбинат является бесспорным лидером российской лесобумажной промышленности - варит 900 тыс. тонн целлюлозы в год, а Архангельский ЦБК (АЦБК), с ежегодным объемом варки порядка 700 тыс. тонн, пока занимает только третье место (на втором месте - Братский лесопромышленный комбинат). Реализация намерений АЦБК будет означать серьезный передел российского рынка лесобумажной продукции, причем не только в части целлюлозы, но также картона и бумаги: в частности, архангельское предприятие планирует вытеснить с отечественного рынка финских "бумажников".

В интервью корреспонденту "Эксперта С-З" Владимир Крупчак рассказывает о том, как он намерен достичь лидерства, и в целом о путях развития российской лесобумажной отрасли.

- Вы выбрали не самый удачный момент для реализации амбициозных планов: конъюнктура на мировых рынках целлюлозы и бумаги вновь ухудшилась. Казалось бы, надо думать о том, чтобы как-то пережить кризис, а изменение конкурентных позиций оставить "на потом".

- Действительно, конъюнктура рынков ухудшается: ранее прогнозировалось, что мировые цены на целлюлозу и бумагу останутся без изменений еще в течение примерно двух лет, а они начали падать уже в этом году. Влиять на эти тенденции, занимая только около 3% мирового рынка целлюлозы, Россия не может, и работать нашим предприятиям становится сложнее. Однако произнесенный вами термин "кризис" к сегодняшней ситуации неприменим, во всяком случае на Архангельском ЦБК никакого кризиса точно нет. Более того, в июле текущего года мы добились рекордных показателей по варке целлюлозы - 65,16 тыс. тонн. Это очень много, если учесть, что в 1997 году на АЦБК было закрыто экологически вредное производство сульфатной целлюлозы, то есть мощности сократились. Мы ни на минуту не останавливаем реализацию инвестиционных программ: оставаться на месте - значит погибнуть. Совсем недавно, например, завершили глубокую реконструкцию картоноделательной машины 2, вложив в нее около 20 млн долларов. В результате производительность этой машины увеличилась примерно на 20% и значительно возросло качество нашего картона.

Что касается Котласского ЦБК, то это очень сильный конкурент, к которому мы относимся с искренним уважением. Но не могу не отметить, что сейчас у АЦБК появились объективные возможности играть с ним на равных и даже, вероятно, обыгрывать.

- Раньше таких возможностей не было?

- Стартовые позиции Котласского и Архангельского комбинатов были принципиально разными. В конце 1990-х годов, когда на АЦБК пришли новые акционеры и начала работать наша команда менеджеров, невозможно было даже вообразить, чтобы по уровню технологий, объемам производства приблизиться к Котласскому ЦБК, - хотя бы потому, что это довольно новое предприятие, построенное в СССР последним из всех целлюлозных комбинатов. Оно изначально оснащалось хорошим оборудованием, считалось в советское время законодателем "технологической моды" в отрасли. Кроме того, его всегда возглавляли крепкие хозяйственники, чем не мог похвастать Архангельский комбинат. К примеру, в начале перестройки у них оставалось в собственности 600 железнодорожных вагонов, а на нашем предприятии - ни одного: все разворовали. У Котласского ЦБК практически не было долгов, а на Архангельском они достигли 280 млн долларов, все банковские счета попали под арест. Опять же, Котласский комбинат сохранился как единая структура, в то время как АЦБК был разбит на 11 дочерних обществ. На котласском предприятии даже в трудное время заметная часть продукции продавалась с прибылью, а на нашем из-за непомерно высокой себестоимости каждый из видов продукции приносил только убытки.

Но со временем у нас получилось поднять завод. В качество продукции, в модернизацию мощностей мы за последние годы вложили, пожалуй, больше, чем Котласский комбинат. Так, наш картон в результате реконструкции, о которой я упомянул, стал, наверное, лучшим в стране - он, как говорят эксперты, по качеству сейчас равен американскому картону. Налаживаем выпуск бесхлорной беленой целлюлозы. Пока лишь часть ее производим по этой современной технологии, но скоро планируем полностью отказаться от использования элементарного хлора в отбелке. В целом только в реконструкцию основного производства АЦБК было инвестировано более 300 млн долларов, не считая вложений в деревообрабатывающие и другие предприятия группы " Титан" (АЦБК входит в группу и является ее основой). Впрочем, главное конкурентное преимущество АЦБК я бы определил так: мы дальше прочих комбинатов отрасли продвинулись в построении интегрированных технологических цепочек.

- В чем это выражается?

- Условно говоря, каждое дерево, которое срубается в лесозаготовительных хозяйствах, входящих в наш холдинг, должно полностью перерабатываться на наших же предприятиях. Мы не будем продавать ни круглый лес, ни полуфабрикаты. И сейчас АЦБК к выполнению этой задачи очень близок. Баланс поступает на АЦБК для производства целлюлозы, пиловочник - на наши три лесозавода для выпуска пиломатериалов. Мы даже кору, которую раньше везли на свалку, теперь перерабатываем. Поставили американское оборудование, на котором кора выжимается и используется в цикле производства целлюлозы. И, кстати, когда я заявлял, что мы должны стать предприятием 1 в отрасли, то имел в виду отнюдь не лидерство по объемам продажи целлюлозы. Наоборот, ее реализация будет постоянно снижаться в пользу увеличения продаж готовой продукции - бумаги и картона... Да, собственно, и не картона, а картонной упаковки, которая является по-настоящему готовым продуктом. Инвестировав около 40 млн долларов, мы построили в Подмосковье Подольский завод картонной гофротары - сегодня это самое современное предприятие по выпуску картонной упаковки в России. Мы запустили его год назад, а сейчас оно делает уже 10 млн кв. метров в месяц и увеличит выпуск до 12 млн кв. метров упаковки. Таким образом, мы снимаем проблему поисков рынков сбыта картона АЦБК - поставляем его самим себе. При наличии в структуре АЦБК трех-четырех таких заводов получится полностью замкнутый технологический цикл. Сейчас помимо Подольского у нас есть также "упаковочные" производства в Архангельске и Мурманске, и еще два предприятия мы планируем построить.

- Строительство этих двух заводов - ваш главный инвестиционный проект?

- Нет, производство гофротары я бы не назвал главным проектом. Сегодня основной инвестиционный приоритет АЦБК - строительство под Москвой завода по переработке макулатуры, которое начнется в наступающем году. Мы привлекаем к этому проекту шведских инвесторов, и суммарные инвестиции составят 100-120 млн долларов. В результате строительства завода у нас будет не только картон из чисто целлюлозного сырья, но и более дешевый - макулатурный.

Второй наш приоритет - строительство завода по выпуску мелованной бумаги высокого качества, на которой печатаются журналы. Объем инвестиций окончательно не определен, но, видимо, будет еще более внушителен, чем по "макулатурному" проекту. Мы отрежем финнов от поставки мелованной бумаги в Россию. Бумага АЦБК будет дешевле финской хотя бы потому, что нам не надо платить таможенные пошлины. Кроме того, мы будем пользоваться и другими конкурентными преимуществами, основанными на едином технологическом цикле... Я, кстати, считаю, что строительство предприятий "с нуля", которые оснащаются самой новой техникой, произведенной в мире, - единственный эффективный путь развития отечественной лесобумажной отрасли. В противном случае конкурировать со шведскими и финскими компаниями, от которых российские предприятия сейчас отстают по технологиям на 10-15 лет, не удастся.

- Сейчас правительство РФ разработало новую концепцию развития лесопромышленного комплекса. Там, кажется, как раз говорится о строительстве новых предприятий.

- Но говорится, на мой взгляд, не совсем так, как надо бы. Насколько мне известно, российское государство намерено возводить большие ЦБК, что называется, "в чистом поле". Замечу, что каждое предприятие обойдется государству более чем в 1 млрд долларов. Плюс к тому, вокруг придется строить целый город, чтобы это предприятие обслуживать. Это нерационально: если нужны новые целлюлозно-бумажные производства, надо их строить при уже существующих ЦБК, где создана инфраструктура, налажены транспортные потоки, обучены специалисты. Допустим, работает Котласский ЦБК - постройте при нем еще один производственный комплекс. Вообще же, целлюлозно-бумажная промышленность - относительно благополучная часть российского лесопромышленного комплекса. Если государство найдет политическую волю прекратить тот беспредел, который творится в этом году - я имею в виду нецивилизованный захват предприятий отрасли, предпринятый некоторыми группами, - то другой помощи нам от него и не нужно. Мы сами найдем инвесторов для строительства новых объектов. Вот на лесозаводах (иными словами, деревоперерабатывающих предприятиях) ситуация действительно критическая. Уже через два года они могут оказаться не то что в глубоком кризисе, а в тупике. Например, на Соломбальском лесозаводе работает 3000 человек. Эта армия занимается исключительно тем, что распиливает стволы, высушивает их и отправляет на продажу. По моим оценкам, штат такого завода, как Соломбальский, должен составлять максимум 150-200 человек. Этого будет достаточно и для распиловки тех объемов древесины, с которыми комбинат справляется сегодня, и для выпуска готовой продукции: строганого погонажа, мебельных и строительных щитов и так далее. Тогда доходы с кубометра древесины окажутся на 50-70 долларов выше. Но для реализации указанного мною сценария потребуется, конечно, полная реконструкция лесозавода - возможно, эффективнее будет даже снести старые корпуса и построить на этой территории новые производства.

Не менее тяжелая ситуация и в леспромхозах - большинство из них с трудом выживают. Иначе и быть не может: в среднестатистическом российском леспромхозе работает 700-1000 человек, при этом он заготавливает около 100-150 тыс. кубометров леса. Такое соотношение трудозатрат и результата просто чудовищно: те же 150 тыс. кубометров древесины, при наличии хорошей финской техники, могут заготовить 20 человек.

- Полагаете, у государства есть деньги на закупку для леспромхозов финской техники или модернизацию лесозаводов?

- Честно говоря, сомневаюсь. Но государство может действовать иначе: например, отдавать леспромхозам попенную плату, которую отчисляют все лесопромышленники. Требовать, чтобы они направляли эти деньги на внедрение в лесу новых технологий и на строительство лесных дорог. Таким образом, увеличится заготовка леса, значительно снизится его себестоимость и вся лесобумажная отрасль получит толчок к развитию.

- Вы упомянули "беспредел", который происходит в лесной отрасли в этом году. Каков ваш прогноз развития российских "лесных войн"?

- Группа "Базовый элемент" и входящий в нее "Континенталь-менеджмент" от своих намерений получить контроль над крупными лесопромышленными предприятиями не отказались, так что противостояние будет продолжаться, нанося отрасли огромный ущерб. Достаточно сказать, что на большинстве ЦБК крупными пакетами акций владеют иностранные компании, и вот миноритарные акционеры буквально отбирают у них собственность. Легко ли нам будет после этого привлекать инвестиции на Западе? В России же тех сотен миллионов долларов, которые требуются для развития целлюлозно-бумажных предприятий, не найти.

- Может, эти деньги есть как раз у "Континенталь-менеджмента" и компания вложит их в развитие отрасли?

- Я рассуждаю так: если у людей есть желание участвовать в развитии лесопромышленного комплекса, они построят новые предприятия ЛПК, а не будут отбирать уже существующие. И я предлагал Олегу Дерипаске - давайте реализуем тот или иной совместный проект, вместе построим хороший, современный завод. Если же кто-то попытается силой взять контроль над Архангельским ЦБК, мы будем биться. Мы с нашими западными акционерами выстояли в тяжелейших ситуациях 1997-1998 годов, когда приходилось полностью перестраивать комбинат, гасить огромные долги и задолженность по зарплате. Сегодня, когда у АЦБК с экономикой все в порядке, тем более выстоим.

Архангельск - Санкт-Петербург

Новости партнеров

«Эксперт Северо-Запад»
№40 (101) 28 октября 2002
Большой теннис
Содержание:
Реклама