Падение тигров

Высокий экономический рост последних лет в странах Балтии может смениться рецессией

Минувший год, возможно, стал последним, когда экономика стран Балтии продемонстрировала высокие темпы роста. Согласно свежим прогнозам, в 2008 году рост ВВП в Литве снизится с прошлогодних 9,1 до 5,5%, в Латвии – с 10,9 до 4%, в Эстонии – с 7,1 до 2%. Макроэкономические показатели вызывают озабоченность не только финансовых властей этих стран, но и международных организаций. В марте этого года рейтинговое агентство Standard & Poor’s назвало Латвию, Эстонию и Исландию самыми уязвимыми странами Европы, подверженными риску рецессии в условиях замедления темпов роста мировой экономики и глобального кризиса ликвидности. Этот вывод сделан на основании того, что бюджеты балтийских стран остаются дефицитными, а отрицательное сальдо платежного баланса продолжает расти. В Латвии по итогам года дефицит платежного баланса достиг 27% ВВП, в Эстонии – почти 16, в Литве – около 13%.

Относительно дешевые кредиты (в первую очередь ипотечные), которыми обеспечивали экономику государств Балтии скандинавские банки, привели к буму на рынке недвижимости. Высокий, поистине «тигриный» рост ВВП достигался главным образом не за счет наращивания промышленного производства и экспорта, а за счет подъема строительной индустрии и безудержного увеличения внутреннего спроса. Стал возрастать импорт, а конкурентоспособность местных предприятий, напротив, снижалась. Инфляция, которая и раньше была в Балтии значительно выше среднего уровня в ЕС, стала ускоряться вследствие возрастания мировых цен на энергоносители и продовольствие. Годовой уровень инфляции в Латвии к марту 2008 года достиг 16,8%, в Эстонии – 10,9%, в Литве – 9,8%. Правительства всех трех стран вынуждены идти на непопулярные шаги (например, снижение бюджетных расходов), чтобы загнать инфляцию в приемлемые рамки. Ясно, что антиинфляционные меры будут сопровождаться значительным снижением экономического роста.

Чемпион Европы

Высокий рост ВВП балтийских стран обеспечивался не наращиванием промышленного производства и экспорта, а развитием строительной индустрии и безудержным увеличением внутреннего спроса

Вступление Латвии в ЕС явилось для жителей страны источником оптимизма, они ожидали, что вот-вот заживут, «как на Западе». Поначалу эти ожидания отчасти оправдывались, поскольку в стране укрепились иностранные банки (главным образом шведские), которые стали предоставлять дешевые ипотечные и потребительские кредиты. По данным Financial Times, шведский Swedbank имеет в Латвии и Эстонии больше клиентов, чем у себя на родине, а треть его прибыли приходится на регион Балтии. Не случайно поэтому по мере возрастания экономических рисков в балтийских странах курс акций Swedbank снизился на треть.

Экономика Латвии во многом зависит от устойчивой работы скандинавских банков (Swedbank, Hansabanka, SEB, Nordea), так как других кредиторов у нее, по сути, нет. Население должно брать кредиты, для того чтобы в стране продолжался потребительский бум, обеспечивая тем самым поступление налогов в казну. Чтобы граждане аккуратно расплачивались по кредитам, должны расти зарплаты, причем темпами, опережающими инфляцию. «Правительству остается надеяться на то, что население будет инвестировать в экономику новые деньги», – объясняет этот феномен главный экономист лондонского отделения Deutsche Bank Томас Мейер. С другой стороны, дальнейший рост зарплат может подстегнуть новый виток инфляции.

«Проблема заключалась в том, что деньги раздавались бесконтрольно, даже тем, кому их в принципе нельзя было давать. Люди настолько привыкли к деньгам, что начали их очень активно тратить на все, что хотелось, и в результате ценность денег как таковых стала падать», – говорит директор Института экономики Латвии Райта Карниете. Явным показателем избыточного количества денег в обращении стал резкий рост цен на недвижимость, который продолжался с 2003-го по 2007 год. В результате цены на жилье, причем зачастую невысокого качества, поднялись более чем в три раза. Недвижимостью и строительством стали заниматься многие, так как спекуляция квартирами была доступна почти каждому. Стоимость приобретенной квартиры через полгода возрастала на четверть, поэтому хранить деньги на банковских депозитах, по общему мнению, не имело никакого смысла.

Тем самым Латвия поставила еще один европейский рекорд: она обогнала своих соседей по ЕС не только по уровню инфляции и дефицита платежного баланса, но и по темпам роста цен на недвижимость. «Глядя на минувшие события, понимаешь, что больше всех в этой ситуации выиграла Рига, которая была основательно отремонтирована и получила множество красивых зданий. Проигравшими же оказались те, кто воспринимал рынок недвижимости как бесконечную пирамиду. У тех, кто вовремя не остановился, сейчас значительные долги, так как цена приобретенной ими недвижимости неуклонно падает», – рассказывает эксперт компании Colliers International Михаил Морозов.

По сравнению с весной прошлого года стоимость 1 кв. м жилья упала на четверть, и, по оценкам аналитиков, падение будет продолжаться. Но снижение благосостояния задело не только относительно благополучных владельцев недвижимости. Как объявило Латвийское статистическое управление, потребление продуктов питания в апреле по сравнению с прошлым годом снизилось на 3,6%. Кризис добрался до карманов малообеспеченных слоев населения.

Альтернативы нет

Экономика Латвии напрямую зависит от устойчивой работы скандинавских банков, потому что других кредиторов у нее просто нет

Экономические сложности Латвии усугубляются проблемами на рынке труда. С 2001 года средняя зарплата в стране увеличилась почти в два с половиной раза. Если прежде западные инвесторы считали Латвию выгодным местом для создания новых предприятий, то сегодня они думают о сворачивании бизнеса в этой стране. Так, выросшие издержки заставили закрыть фабрику в Латвии одного из крупнейших производителей мебели в Балтии владельца компании Amber Furniture датчанина Нильса Ларсена. «Латвия прошла путь от одного из самых дешевых на востоке Европы мест для создания бизнеса до одного из самых дорогих. Мы не можем справиться с расходами, которые в последние три года обрушились на нас, как настоящий шторм», – жалуется Ларсен Financial Times.

Стоимость рабочей силы в Латвии растет также по причине открытого рынка труда в «старых» странах ЕС. В них среднемесячный уровень оплаты труда составляет примерно 2900 евро, тогда как в Латвии – около 580. Поэтому многие трудоспособные граждане страны уехали на работу за рубеж, главным образом в Великобританию и Ирландию. В ряде отраслей ощущалась нехватка рабочей силы, что также способствовало росту оплаты труда.

Поскольку финансовые власти не могут девальвировать национальную валюту (во всех балтийских странах она жестко привязана к евро), им остается бороться с инфляцией и дефицитом платежного баланса налогово-фискальными методами и манипуляциями с учетной ставкой. Антиинфляционная программа латвийского премьер-министра Ивара Годманиса получила одобрение экспертов МВФ, но ее реализация не сулит быстрых результатов. Кардинально исправить экономическую ситуацию можно было бы резким наращиванием производства и экспорта, но для этого у Латвии не хватает мощностей и рабочих рук.

«В Латвии нет массового производства, на котором были бы заняты работники средней и низкой квалификации. Они вынуждены уезжать на Запад на сезонные заработки. Здесь есть много людей высокой квалификации, но они подчас не могут найти себе применения, потому что вузы страны готовят не тех специалистов, которые требуются для развития экономики», – отмечает профессор экономики Стокгольмского университета Ханс Линдхольм. В этих условиях правительству остается уповать на то, что кризис ликвидности не подорвет стабильность шведских банков.

Отстающий передовик

Побывавший в конце февраля в Литве руководитель миссии МВФ Джон Морсин выразил уверенность в способности литовской экономики противостоять кризисным явлениям. Его рекомендации сводились к необходимости минимизации бюджетного дефицита и проведения жесткой фискальной политики. Морсин настаивал также на снижении темпов роста кредитования за счет ужесточения требований к заемщикам. По его мнению, число выдаваемых кредитов, особенно жилищных, чрезмерно высоко. Премьер-министр Гедиминас Киркилас тоже настроен оптимистично, поскольку считает, что макроэкономические показатели ухудшаются в основном из-за внешних факторов (рост цен на энергоресурсы и продовольствие, удорожание заемных средств на банковском рынке, нарастающие трудности с экспортом из-за спада в экономиках стран ЕС). Провоцирующие инфляцию внутренние факторы (увеличение акцизов, компенсация потерянных рублевых вкладов населения, выплаты собственникам за национализированную недвижимость), по мнению премьера, необходимо провести как можно раньше, для того чтобы выйти на относительно невысокий уровень инфляции к 2010-2011 годам, что позволит Литве вступить в еврозону.

Директор Института свободного рынка Ремигиюс Шимашюс считает, что рост цен в Литве в первую очередь стимулируется внутренними факторами. По его оценке, в период с 2002-го по 2007 год количество денег в Литве выросло в два с половиной раза, чему способствовали как дешевые кредиты иностранных банков, так и поступления от почти полумиллиона литовцев, работающих за границей. Как бы то ни было, литовский Минфин был вынужден скорректировать прогноз среднегодовой инфляции в сторону увеличения – с 8 до 9,25%.

Впрочем, экономическая ситуация в Литве выглядит намного привлекательнее, чем в Латвии и Эстонии. Эксперт Hansabankas Томас Андрияускас поясняет, что экономический цикл Литвы задерживается относительно эстонского и латвийского, а кроме того, страна обеспечивает высокий уровень экспорта (в 2007 году его рост составил 23,4%, в 2008-м ожидается около 20%). Другой представитель Hansabankas, Лина Врубляускене, связывает надежды на экономическое выздоровление с Россией: «Богатые нефтью и другими природными ресурсами государства накопили огромные денежные запасы. Поэтому мы вправе рассчитывать на российский инвестиционный потенциал».

Дамоклов секвестр

Эстонскому правительству до ухода парламента на летние каникулы придется внести законопроект о секвестровании госбюджета. Эксперт Фонда развития Эстонии Хейдо Витсут считает эту меру крайне запоздалой. «Уже осенью прошлого года стало понятно, что 2008 год будет хуже 2007-го из-за общего замедления темпов роста экономики и сокращения поступления налогов. Но правительство упорно повторяло, что все хорошо. И даже в начале 2008 года, когда окончательно стало ясно, что дела идут все хуже, оно продолжало повторять, что все нормально. Поэтому я не могу понять, где заканчивается риторика и начинается здравый смысл», – цитирует удивление Витсута деловое издание Aripaev.

Как заявил на недавнем заседании правительства Эстонии министр финансов Ивари Падар, финансирование всех министерств, за исключением Минобороны, будет сокращено на 7-9%, причем секвестр произведут «в оперативном порядке». Начинаются определенные сложности и в потребительском секторе. Согласно проведенным Институтом конъюнктуры (ИК) исследованиям, 54% жителей Эстонии вынуждены экономить на еде. При этом 23% опрошенных покупают столько же продуктов, что и год назад, но выбирают более дешевые и менее качественные товары, 18% покупают то же, что и раньше, но в меньших количествах, а 13% – и меньше, и дешевле. По сведениям ИК, больше всего за год подорожали продукты питания – в среднем на 17,1%. А по данным Статистического управления Эстонии, житель республики тратит на еду около четверти своих доходов, что почти в два раза превышает аналогичные расходы граждан развитых стран.

Как показал другой опрос, проведенный организацией Faktum&Ariko, примерно 60 тыс. жителей Эстонии (или около 10% трудоспособного населения страны) испытывают трудности с возвратом взятых потребительских и жилищных кредитов. В погашение долгов на торги в одном лишь Таллине выставлено более 170 квартир. Однако продано пока менее 10% заложенной недвижимости, поскольку в столице не удалось реализовать около 10 тыс. новых квартир. Эксперты сходятся на том, что снижение потребительской активности приведет к еще большему замедлению экономического роста в Эстонии.

Бывший премьер-министр Эдгар Сависаар считает, что банковская система должна повернуться лицом к реальному сектору экономики. По его подсчетам, из 15 млрд евро выданных кредитов лишь десятая часть (1,5 млрд) была направлена на создание и развитие экспорта. Остальные 90% средств были инвестированы в потребление и недвижимость, благодаря чему и был достигнут кратковременный экономический рост. Выводы Сависаара отчасти подкрепляются статистическими данными: падение производства продолжалось весь прошлый год, а в марте 2008-го достигло рекордной после 2000 года отметки 4,9%.

Сейчас на страницах местных СМИ идут дискуссии о том, будет ли «приземление» балтийских экономик мягким или жестким. Известный экономист Danske Bank Ларс Кристенсен вынес свой вердикт: «Спад от двузначных показателей роста до уровня менее 4% говорит о том, что жесткое приземление уже состоялось».

Санкт-Петербург – Рига – Вильнюс – Таллин

Новости партнеров

Реклама