Согласия нет

Спецвыпуск
Москва, 14.05.2010
«Эксперт Северо-Запад» №19 (465)
Пока рано давать оценку работе СРО на рынке аудита, но определенные недочеты аудиторы уже отмечают

Большинство аудиторских компаний определились с выбором саморегулируемой организации (СРО) еще в конце прошлого года, однако некоторые тянули с решением этого вопроса до последнего. По новым правилам рынок аудиторских услуг начал функционировать с января 2010 года, поэтому результаты работы СРО оценивать рано. Однако уже сейчас понятно, что регуляторам придется решать много задач, таких как отсев нечистоплотных участников отрасли и борьба за интересы аудиторского сообщества. А пока в среде аудиторов особого оптимизма не наблюдается: многие не без оснований опасаются, что худшие времена для рынка еще впереди и как раз это может стать тестом на жизнеспособность СРО.

На сегодня в государственном реестре зарегистрированы шесть саморегулируемых организаций аудиторов: Аудиторская палата России (АПР), Институт профессиональных аудиторов (ИПАР), Московская аудиторская палата (МоАП), Гильдия аудиторов региональных институтов профессиональных бухгалтеров (ГА ИПБР), Российская коллегия аудиторов (РКА) и Аудиторская ассоциация «Содружество» (ААС). Лидер по количеству членов – АПР (24,2%), в нее же вошли все компании «большой четверки». Немного отстают ГА ИПБР и МоАП (21,2%), далее следуют РКА (14,5%) и ААС (12,9%), в ИПАР состоят 6% всех зарегистрированных аудиторских компаний. Последнее обновление реестра аудиторских организаций на сайте Минфина РФ произошло 28 апреля – список пополнился 78 компаниями. Всего в реестре 4802 компании, из них 566 зарегистрированы на Северо-Западе.

Отложенная чистка

На момент введения на рынке аудита механизма саморегулирования предполагалось, что это, в частности, позволит очистить рынок от игроков, которые откровенно демпинговали и выдавали фиктивные аудиторские заключения заказчикам, проводящим проверки для галочки. Ожидалось, что СРО, рассматривая претендентов на членство в организации, будут тщательно их проверять и отсеивать недобросовестных коллег. Однако пока этого не произошло. «Введение системы саморегулирования не позволило отсеять мелкие компании, оказывающие некачественные услуги, поскольку условия вступления в СРО, по сути, являются формальностью», – констатирует директор петербургского филиала «2К Аудит – Деловые Консультации» Олег Семенов. По его словам, для вступления в ассоциацию направляется стандартный пакет документов, а реальной проверки внутрикорпоративных стандартов и качества оказания услуг не проводится. «Вступительный взнос достаточно низкий – его может позволить себе любая аудиторская компания. Во всем мире подход к саморегулированию более серьезный», – говорит Семенов.

Издержки аудиторов ощутимо увеличились, в том числе и за счет необходимости работы со СРО, тогда как прибыль почти не растет

Действительно, при включении в СРО аудиторские компании тщательной проверки соблюдения стандартов не проходили, осуществлялся только предварительный контроль, основанный на предоставленных документах. Но эта процедура им еще предстоит, уточняет директор аудиторской компании «Что делать Консалт» Оксана Зейкан. «Произойдет это в текущем году, и, возможно, тогда нечестные игроки отсеются. При формировании СРО строгого отбора не было, ведь чтобы быть зарегистрированными в качестве СРО, организации должны были набрать не менее 500 членов – юрлиц или 700 физлиц и такая „квота“ делала нецелесообразным отсев претендентов», – поясняет она.

Однако предположение о предстоящей «фильтрации» остается открытым, так как пока непонятно, станет ли эта чистка рядов экономически выгодной для СРО в дальнейшем.

Ведь каждая аудиторская компания, входящая в состав организации, – это источник доходов: кроме единовременных выплат (вступительного взноса и взноса в компенсационный фонд) существуют регулярные членские взносы, размер которых назначается в процентах от выручки аудиторской компании. Есть и другая финансовая нагрузка, например членские взносы за аудиторов – работников организации (многие компании взяли эту нагрузку на себя). «Если раньше за одного аудитора мы платили ежегодно 1800 рублей, то теперь эта сумма выросла почти на 30%, – рассказывает Зейкан. – И это только один пример. В целом издержки аудиторов ощутимо увеличились, в том числе и за счет необходимости работы со СРО, тогда как прибыль почти не растет, ведь отрасль еще не полностью восстановилась после кризиса».

Другой пример приводит заместитель генерального директора «АФК-Аудит» Ксения Янковская. По ее словам, часть средств, выплачиваемых аудиторами за прохождение ежегодного обучения в рамках повышения квалификации, теперь будет оседать в СРО. «С 2010 года 20% стоимости обучения будет оставаться в СРО, а остальное – перечисляться обучающему центру. Фактически для аудиторов это означает повышение стоимости обучения, а для обучающих центров – уменьшение доходов», – размышляет Янковская.

Подобные моменты ставят под сомнение тот факт, что СРО активно возьмутся за выявление халтурщиков. «Не в интересах СРО проверять состоящие в них аудиторские компании и давать отрицательную оценку их деятельности», – считает председатель совета директоров Института проблем предпринимательства Владимир Романовский. По его мнению, постепенно СРО превратятся из элемента гражданского общества в отдельный прибыльный бизнес. Закон об аудите требует тщательной доработки. Он не решает проблемы недобросовестной конкуренции, демпинга и некачественного аудита, отмечает Романовский.

Еще одна потенциальная опасность – бюрократизация процесса взаимодействия со СРО. Уже сегодня аудиторы признают, что документооборот существенно усложнился, вследствие чего некоторые компании вынуждены нанимать сотрудника, в обязанности которого входит работа с регулятором. «Так, до 2010 года договор на повышение квалификации напрямую заключался с учебно-методическим центром (УМЦ), сертификат о прохождении обучения выдавался также УМЦ. Теперь договор будет заключаться со СРО и свидетельство будет выдаваться там же, – объясняет Янковская. – Таким образом, возрастут почтовые расходы, особенно у региональных компаний, усложнится процесс документооборота, а в СРО появятся чиновники, которые будут заниматься этими вопросами, несмотря на то что работники действующих УМЦ ранее прекрасно справлялись с этими обязанностями».

В режиме ожидания

Однозначные выводы об эффективности новой системы регулирования аудиторского рынка делать еще рано. Четыре месяца – совсем небольшой срок для того, чтобы механизм заработал в полной мере. «Первый год функционирования СРО не предполагает активной фильтрации членов, так как их соответствие или несоответствие требованиям СРО можно выявить только в работе, – уточняет партнер, руководитель аудиторской практики консультационной группы „Прайм Эдвайс“ Олег Гладких. – Необходимо подождать хотя бы год, чтобы увидеть, как на практике будет функционировать эта система».

От СРО аудиторы ждут конкретных действий, направленных не только на очистку рынка от недобросовестных игроков, но и на поддержку честно работающих компаний. «Прежде всего многие ждут методологических наработок, внутренних стандартов, программных продуктов наконец, – рассказывает Оксана Зейкан. – Рынок аудита достаточно закрытый, и многие компании, особенно небольшие, основываются лишь на федеральных стандартах, поскольку просто не имеют средств на разработку собственных. Здесь могли бы оказать существенную помощь методологические комитеты СРО. Возможно, прошло слишком мало времени, и мы надеемся, что такие шаги в перспективе будут предприняты».

Не менее важной миссией СРО должно стать представление интересов аудиторского сообщества в диалоге с властями и законодателями. «Благодаря СРО у аудиторов должно появиться больше возможностей для участия в развитии аудиторской деятельности в стране, в разработке законодательной и методологической базы в данной сфере», – считает Ксения Янковская.

Удар по малым

Будут ли СРО выполнять возложенные на них задачи, зависит не только от сознательности каждой из них, но и от ситуации на рынке аудита в целом. О стабильности в этой сфере говорить пока рано, и не только из-за провала отрасли в кризис. На данный момент аудиторы замерли в ожидании новых законодательных изменений, которые могут существенно повлиять как на их бизнес, так и на возможности СРО.

В конце апреля Госдума РФ в первом чтении одобрила изменения в проект Закона об аудиторской деятельности. В частности, предполагается увеличение порога выручки и активов для компаний, которым в обязательном порядке требуется аудиторское заключение о подтверждении достоверности бухгалтерской отчетности. Сегодня это правило распространяется на юридические лица с выручкой свыше 50 млн рублей и активами более 20 млн. Законопроект предлагает установить показатели 400 и 160 млн соответственно. Аудиторское сообщество единодушно заявило, что новый порог слишком высок. Сразу после появления проекта руководители всех шести СРО обратились с письмом к председателю Госдумы Борису Грызлову с просьбой приостановить рассмотрение проекта.

По замыслу авторов законодательных новаций, изменения призваны разом убить двух зайцев – снизить нагрузку на малый бизнес, который вынужден тратить средства на обязательный аудит, и сократить количество компаний, выдающих фиктивные заключения (к ним чаще обращаются именно малые предприятия). Однако участники рынка сомневаются, что подобные меры дадут ожидаемый эффект. «Во-первых, по данным исследования, проводимого членами СРО, в которой состоим и мы, на обязательный аудит малый бизнес тратит 0,1-0,3% годовых доходов, что не является такой уж непосильной нагрузкой для большинства предприятий, – говорит Оксана Зейкан. – Во-вторых, малые предприятия, которые хотели избежать аудита, находили и другие способы это сделать, не обращаясь к „черным аудиторам“. Введение столь высокого порога приведет к тому, что аудиторы, в клиентской базе которых средние и малые компании занимают весомую долю, лишатся существенной части доходов, а многие и вовсе покинут рынок».

Аудиторы уверены, что критерии причисления организаций к субъектам малого и среднего предпринимательства – 400 млн и 1 млрд рублей без учета НДС, – введенные с января 2008-го Законом РФ №209 от 24 июля 2007 года, не соответствуют реальности. «Ну какой же это малый бизнес с годовыми оборотами почти 0,5 млрд рублей и средний со 1,18 млрд с учетом НДС? – удивляется Янковская. – Конечно, вышеуказанный закон приблизил нас к странам ЕС, Америке, Японии в части законодательной базы, но фактическое состояние малого и среднего бизнеса России катастрофически отстает от этих стран». Малый и средний бизнес в развитых странах составляет в валовом национальном продукте в среднем более 50%, а в отдельных отраслях экономики – до 70-80%, уточняет Янковская. В России же на долю малого бизнеса приходится не более 10% ВВП.

«Таким образом, рассматриваемая законодательная инициатива в сфере аудиторской деятельности фактически привязывается к критериям Закона №209, но не учитывает реальные границы малого и среднего предпринимательства в нашей стране. Она может привести не к достижению заявленных разработчиками закона целей, а к развалу малого и среднего аудиторского бизнеса, выведению из-под сферы аудита социально значимых организаций (ЖКХ, транспорта и т.п.), получающих значительные государственные субсидии, дотации. Фактически можно говорить о том, что контроль достоверности отчетов таких организаций будет существенно снижен», – говорит Янковская.

Владимир Романовский добавляет, что необходимо не только пересмотреть в сторону понижения пороговые значения, которые предлагает законопроект, но и изменить перечень организаций, подлежащих обязательному аудиту. В него должны войти государственные корпорации, субъекты естественных монополий, организации, составляющие консолидированную отчетность и осуществляющие лицензионную деятельность, предприятия, получающие бюджетное финансирование. «Если предлагаемые законопроектом пороговые значения будут приняты, а перечень организаций не пересмотрен, то целые секторы экономики выйдут из-под независимого контроля», – убежден Романовский.

Фактор нестабильности

Принятие изменений в закон напрямую повлияет и на ситуацию со СРО. Сокращение выручки аудиторских компаний, работающих с малым бизнесом, вынудит их искать возможности для снижения расходов, а значит, они будут искать СРО, где членские взносы и прочие платежи наименее существенны. «В результате аудиторы могут снова начать метаться между СРО, – полагает Оксана Зейкан. – А это не только дестабилизирует рынок и вызовет опасения у клиентов, но и даст возможность недобросовестным игрокам дольше удерживаться на плаву, теряясь в общем потоке. Уход с рынка части аудиторских компаний приведет к сокращению состава СРО и ужесточению конкуренции между ними за новых членов. В итоге СРО в большей степени будут заняты конкурентной борьбой, нежели выполнением возложенных на них обязанностей». Тем более что сокращение доходов может сказаться на возможностях СРО поддерживать своих членов и устоявшие аудиторы будут вынуждены искать наиболее благополучные с финансовой точки зрения организации. А это те СРО, в реестре которых весома доля крупных аудиторских компаний.

Пока такие последствия – только прогнозы, но существующая на рынке неопределенность явно не способствует его стабилизации. И вряд ли в такой ситуации можно ожидать динамичного восстановления отрасли после кризисного падения. Ведь неясные перспективы не только вынуждают аудиторов откладывать планы по развитию, но и делают более осторожными заказчиков. «Законодательные изменения однозначно приведут к переделу рынка аудиторской деятельности и, как следствие, к еще большей нестабильности. Нельзя говорить о качественных изменениях в подобной ситуации. В развитие нужно вкладывать средства, совершенствовать теоретическую и практическую базы. Это требует соответствующих интеллектуальных и финансовых возможностей, – рассуждает Янковская. – А стремление в основном только к контролю, увеличение числа „чиновников“ в профессии, в том числе в самих аудиторских организациях, явно не будут способствовать качественным изменениям».   

Санкт-Петербург

У партнеров

    «Эксперт Северо-Запад»
    №19 (465) 17 мая 2010
    Национальные парки
    Содержание:
    Расчет ближний и дальний

    Туристический потенциал Мурманской области можно расширить за счет развития действующей инфраструктуры. Но более рациональный шаг – создание новых проектов, в том числе национального парка «Хибины»

    Реклама