Сохранить бесценное

Общество
Москва, 16.07.2012
«Эксперт Северо-Запад» №28-31 (577)
Миссия ЮНЕСКО по отстаиванию гуманитарных ценностей сегодня не менее актуальна, чем четыре десятка лет назад. Но выполнима она, только если правительства, международные экспертные организации, общественные объединения и СМИ консолидируют свои усилия

Фото: Пресc-Центр Юнеско

В Таврическом дворце в Санкт-Петербурге с 24 июня по 6 июля 2012 года под председательством постоянного представителя России при ЮНЕСКО Элеоноры Митрофановой проходила 36-я сессия Комитета Всемирного наследия ЮНЕСКО. Комитет сформировали делегаты из 21 страны, рассматривавшие в рамках пленарных заседаний ряд задач: во-первых, идентифицировали на основе номинаций, представленных государствами – сторонами Конвенции о Всемирном наследии, культурные и природные объекты, обладающие выдающейся универсальной ценностью, и вносили эти объекты в Список Всемирного наследия. Во-вторых, решали, какие объекты должны быть внесены в Список Всемирного наследия, находящегося под угрозой, или удалены из него.

Примечательно, что именно в этом году Конвенции о Всемирном наследии (базовому документу, на основе которого работает одноименный Комитет ЮНЕСКО) исполнилось 40 лет: она подписана государствами – членами ООН в 1972 году. Как отметила на открытии сессии генеральный директор ЮНЕСКО Ирина Бокова, «за эти годы создана новая карта планеты, пронизанная сетями культурного обмена, включающая в себя около тысячи объектов на всех континентах». Напомнив о высоких научных стандартах и принципе беспристрастности при внесении новых объектов в Список Всемирного наследия, она призвала участников сессии «действовать с мыслями о будущем, чтобы обновить Конвенцию о Всемирном наследии и противостоять вызовам XXI века, особенно в том, что касается устойчивого развития и миротворчества».

Прозрачные намерения

Работа 36-й сессии строилась таким образом, чтобы сделать работу Комитета Всемирного наследия ЮНЕСКО и его вспомогательных организаций – Международного союза по охране природы (IUSN), Международного совета по охране памятников и достопримечательных мест (ICOMОS) и Международного исследовательского центра по сохранению и реставрации культурных ценностей (ICCROM) – более понятной и прозрачной. Необходимость этого назревала давно.

«Как строится работа комитета и вспомогательных организаций? IUSN, ICOMОS и ICCROM выносят экспертные заключения о состоянии объектов и дают рекомендации по включению объектов в Список Всемирного наследия или Список Всемирного наследия, находящегося под угрозой, – объясняет Элеонора Митрофанова. – Но при этом раньше они никогда не оказывали никакой консультативной помощи самим странам, где располагаются рассматриваемые объекты. В результате многие страны оказывались в некотором недоумении после того, как экспертные организации озвучивали перед комитетом свое мнение о тех или иных природных и культурных памятниках. Это, на наш взгляд, абсолютно неправильно. Процесс оценки объектов и их состояния не был транспарентным, а о диалоге между экспертными организациями и странами речь не шла».

Для решения этой проблемы комитетом уже принят ряд мер: во-первых, в его рамках создана рабочая группа, которая пересматривает некоторые положения Руководства по внесению объектов в Список Всемирного наследия (это главный документ для комитета и вспомогательных экспертных организаций). Во-вторых, сама 36-я сессия стала значительным шагом к достижению большей открытости – впервые все пленарные заседания транслировались на официальном сайте сессии, а также в пресс-центре. Кроме того, рабочие документы были доступны для СМИ и всех, кто интересуется деятельностью комитета.

«У нас были опасения насчет последствий онлайн-трансляции. Ведь фактически комитет от полной закрытости чуть ли не мгновенно перешел к полной открытости. Все-таки когда существует некоторая „экспертная интимность“, решения принимаются легче, – признается Митрофанова. – У делегатов может быть разный подход к осуществлению своей деятельности в рамках сессии. Одни, например, считают, что есть выводы экспертных организаций и задача комитета – просто зафиксировать принятое ими решение. И есть, напротив, те, кто полагает: консультанты на то и консультанты, чтобы просто помогать комитету в сборе и оценке информации, а окончательная позиция комитета должна быть результатом обсуждения. При столкновении этих двух точек зрения обычно и возникают самые активные дискуссии. И полная открытость в данном случае, думали мы, может только обострить ситуацию: все-таки делегаты представляют не себя лично, а свою страну, и мы опасались, что это будет оказывать на них двойное давление в условиях публичности. Однако наличие онлайн-трансляции никоим образом не повлияло на ход работы, все чувствовали себя абсолютно свободно, открыто выражали свою позицию».

Почти тысяча

Итогом работы сессии стало внесение в Список Всемирного наследия ЮНЕСКО 26 новых объектов (20 из них культурные, пять – природные, один – смешанного характера). Таким образом, в настоящее время список насчитывает 962 объекта, а число государств, чьи объекты внесены в него, выросло в этом году до 157 с учетом включения первых объектов Республики Чад, Конго, Палау и Палестины.

От России в этом году на внесение в Список Всемирного наследия претендовали два объекта: серийная номинация «Кремли России» в составе архитектурных памятников Астрахани, Углича и Пскова, а также природный парк «Ленские столбы». В отношении первого из них комитет вынес отрицательное решение, высказав соображения, что комбинация именно из этих конкретных архитектурных монументов не дает максимально полного представления о русском фортификационном зодчестве. Что же касается природного памятника «Ленские столбы», то он стал последним объектом Всемирного наследия, внесенным в список в ходе данной сессии.

Кроме того, Комитет Всемирного наследия добавил пять объектов в Список Всемирного наследия, находящегося под угрозой: храмовые комплексы в Тимбукту, гробница Аския (Мали), место рождения Иисуса Христа – Базилика Рождества Христова и тропы паломников в Вифлееме (Палестина), фортификационные сооружения на атлантическом побережье Панамы между Портобелло и Сан-Лоренсо (Панама) и город мореходов и торговцев Ливерпуль (Великобритания).

Также на сессии обсуждалось состояние объекта «Девственные леса Коми». Эксперты Международного союза охраны природы выразили обеспокоенность тем, что на его территории ведется подготовка к золотодобыче. Однако российской стороне удалось доказать, что подготовительные работы хоть и ведутся, но не затрагивают охраняемую территорию, поэтому «легкие Европы» не попали в Список Всемирного наследия, находящегося под угрозой. Вместе с тем комитет принял решение исключить два объекта из этого списка в связи с успешными усилиями по их сохранению: форт и сады Шалимар в Лахоре (Пакистан) и рисовые террасы в филиппинских Кордильерах (Филиппины).

Преступление против истории

В целом работа сессии и ее итоги могли бы оказаться исключительно позитивными, если бы не события в малийском городе Тимбукту, ставшие настоящей трагедией для всего цивилизованного мира. 27 июня комитет принял решение внести Тимбукту и расположенную в нем гробницу Аскиа в Список объектов Всемирного наследия, находящихся под угрозой. Но уже на следующий день три древние мусульманские святыни в этом африканском городе были варварски разрушены. Боевики заявили, что намерены разрушить все 16 уникальных гробниц и мавзолеев, находящихся в Тимбукту и входящих в Список Всемирного наследия ЮНЕСКО.

Ситуация в Мали уже давно находится в фокусе внимания ЮНЕСКО. Директор Центра Всемирного наследия ЮНЕСКО Кишор Рао, комментируя ситуацию, подчеркнул, что ЮНЕСКО отреагировала немедленно, как только повстанцы появились на севере страны. Было опубликовано послание к властям Мали и соседних государств, а также подготовлено обращение в Интерпол. Комитет Всемирного наследия, не имеющий ни бюджета для сохранения и восстановления памятников, ни полномочий для введения миротворческих сил в зоны вооруженных конфликтов, на тот момент сделал все от него зависящее для стабилизации ситуации, однако этих усилий оказалось недостаточно.

3 июля Комитет Всемирного наследия выступил с открытым заявлением по поводу разрушения памятников Тимбукту. Делегаты сессии назвали происходящее в Мали «преступлением против истории» и призвали «не позволить варварам стереть с лица земли эти памятники, которые являются свидетелями великих событий прошлого, обладающих особым значением для истории человечества».

Разрушение памятников культуры в Тимбукту показало, что миссия ЮНЕСКО по отстаиванию гуманитарных ценностей и пропаганде принципов устойчивого развития сегодня не менее актуальна, чем четыре десятка лет назад. Но проблема в том, что ни Комитет Всемирного наследия, ни ЮНЕСКО в целом не имеют достаточных полномочий, чтобы влиять на события: решения этих организаций носят характер моральных обязательств, но никак не закрепленных законом правил.

«Оценка ЮНЕСКО имеет определенный вес, и факт внесения того или иного памятника в Список Всемирного наследия, находящегося под угрозой, в большинстве случаев стимулирует власти страны, где он располагается, принимать меры по его сохранению. Но принятие этих мер зависит от возможностей конкретного государства и сознательности его властей, – резюмирует Элеонора Митрофанова. – С этой точки зрения наша задача, которая всегда стоит в списке приоритетных, – это совершенствование механизмов взаимодействия с государствами – членами ЮНЕСКО, их властями, экспертным сообществом, местным населением. Сохранение культурного и природного наследия планеты – задача, выполнить которую можно только путем консолидации усилий». Окажется ли этот призыв услышан мировым сообществом, покажет уже следующая, 37-я сессия Комитета Всемирного наследия, которая пройдет в Пномпене (Камбоджа) в июне 2013 года.   

Санкт-Петербург

Новости партнеров

«Эксперт Северо-Запад»
№28-31 (577) 16 июля 2012
Индустриальные парки
Содержание:
Конкуренция с прошлым

Бизнес будет постепенно отказываться от размещения новых производств в промзонах, существующих с советских времен, считает Владимир Вишневский

Реклама