Письма читателей

Дискуссия
Москва, 21.01.2013
«Эксперт Северо-Запад» №3 (600)
Опубликованный в №1-2 журнала «Эксперт Северо-Запад» от 24 декабря 2012 года специальный доклад «Интеллектуальный потенциал Северо-Запада», в котором мы подвели итоги исследования «Человек года», вызвал широкое обсуждение.

«Обречены на реформы»

«Переход количества в качество – это о чем угодно, только не о российских вузах. Отечественной высшей школе необходимо кардинально меняться»

– За изящными выходами из разного рода дискуссий дело, разумеется, не станет – кто бы сомневался. Что до практики, то, по-моему, поздно метаться: додискутировались и доэкспериментировались до того, что на место специалиста в производственный бизнес можно с равным результатом брать хоть выпускника с университетским дипломом, хоть охранника из первого попавшегося охранного предприятия. Охранники даже лучше – по крайней мере хоть в оружейной автоматике разбираются.

И дело тут, по моим наблюдениям, не столько в специфике российского образования, сколько в специфике семейной атмосферы и, соответственно, общества в целом. И та и другая сегодня работают на тотальную дисквалификацию всех и вся – якобы эксперты, якобы парламентарии, якобы журналисты, якобы судьи, якобы дизайнеры, якобы мастера и т.п. Вот изящных дискуссий – тех всегда в избытке. 

Norsk

«Взбесившиеся лифты»

«Не государство, а мы сами устроили такую систему образования, которая предопределяет снижение интеллектуального потенциала страны»

– Статья хорошо демонстрирует, насколько убито образование в России за последние годы. Суть-то проблем в другой плоскости. Уничтожение образования началось задолго до перестройки, когда учителя начали переходить к преподаванию знаний как информации, уходя от обучения пониманию сути предметов. Спрашиваешь школьника: «Что вы проходите: арифметику, геометрию, алгебру?» – «Математику». Для него нет разницы между геометрической фигурой, законами ее построения и числами, буквами. Он не знает внутренней сущности предмета. Все размыто. Этому способствуют и учебники, которые не дают четких формулировок, связей. В результате выходят из школ ученики, которые даже в столбик умножать не умеют, а о том, чтобы осуществить серьезное многооперационное тригонометрическое преобразование, и речи быть не может.

Так же и с чтением. Гонят читать на скорость. А толку от этого? Спрашиваешь о прочитанном. Ребенок информационно передаст дословно, но копнешь в суть прочитанного – полная растерянность. Он не анализирует смысл текста. Он его фиксирует фотографически. И какое у него будет после этого понимание?

И это, повторяю, началось еще в преддверии перестройки. Потом, в перестройку, из школ ушли все те, кто мог устроиться в жизни без бесконечных отчетов за мизерную зарплату. Пришедшие на их место уже не были учителями и педагогами. Они просто начали рвать деньги с родителей, и образование окончательно упало.

Другой фактор падения образования – невостребованность профессий. Кто будет тратить годы и силы на обучение, чтобы потом работать уборщицей или маникюршей? Нищета, в которую загнаны ученые, – самая лучшая антиреклама для молодежи. Третий фактор – кризис в науке. Когда ученые мейнстрима переходят на удержание своих кресел и званий, душатся все живые ростки. Кто при этом придет в науку? Да те, кому сама наука не нужна. Нужны бабло, звания, почести, за которые они готовы без зазрения совести лгать, воровать, травить. Что сейчас и наблюдается повсеместно.

Чему при этом будет учиться молодежь? Правильно. Вот тому и учится, но с наукой, развитием, технологиями это уже не связано. Выпускники борзо перебирают символы безотносительно к их сущности и связям, определений не знают, границы применимости концепций для них – темный лес. Точно как неандертальцы на компьютерах. Весь этот ужас сотворили сами люди – ученые, педагоги. Кто из боязни потерять место, кто из ощущения своей бесплодности в науке, кто из бизнес-соображений. Но результат таков, и расхлебывать придется очень долго и большой кровью, поскольку сложившаяся система достаточно устойчива, многолюдна и хорошо умеет оборонять свою воинствующую безграмотность. 

Сергей Каравашкин

«Последний бой интеллигенции»

«Нежелание вузов меняться ни по указке сверху, ни по собственной инициативе – верный признак отставания высшей школы от изменяющегося российского общества»

– Плохо, конечно, что на родной Пушкинской исчезла «Техническая книга», но гораздо хуже то, что исчезает книга как таковая. Из-за полного отсутствия к ней интереса. Лакмусовой бумажкой стало банкротство большинства питерских (да и не только питерских) букинистов. Резон? «У нас все склады под потолок отличными книгами забиты, но никто их не покупает – всем подай гламур, устинову и мистику».

Спору нет, технологически последнее столетие было просто рогом изобилия: начинали со скромных бипланов Сикорского и первых телеграмм Попова, а закончили роботами, спутниковой связью, компьютерными инновациями. Но была у бурного технического развития и обратная сторона – гуманитарная: начинали с Блока, Ахматовой, Бунина, Булгакова, а закончили банкротством букинистов. Да и с Поповыми-Сикорскими, судя по Пушкинской, процесс тоже шел по нисходящему вектору – от здравия к заупокою: литература там предлагалась только (за редчайшими исключениями) по зарубежным разработкам. Можно, конечно, восторгаться расцветом всеобщего киндл-чтения, но… Но толку от того чтения как-то все не просматривается. Решительно нигде – ни в производстве, ни в общении, ни в резюме соискателей.       

Norsk

У партнеров

    Реклама