Работа на выход, а не на вход

Культура
Москва, 18.05.2015
«Эксперт Северо-Запад» №20-21 (706)
Федор Чистяков: «Внутренняя жизнь гораздо большее для меня имеет значение, чем внешние обстоятельства»

ФОТО: wikimedia.org

После очередного периода молчания музыкант Федор Чистяков снова выходит на большую сцену и представляет новый проект – «Аккордеон Рок». Вместе с еще тремя баянистами он исполняет мировые рок-хиты таких легенд, как Deep Purple, Led Zeppelin, The Beatles, Queen. Сегодня музыкант считает, что публике необходима позитивная эмоция: эпоха «тяжелых» песен прошла. Как прошла и эпоха знаменитой группы «Ноль» – по крайней мере, для него лично.

– Федор, сразу к делу. Как возник «Аккордеон Рок»?

– Эпизодические разработки в области баянных каверов на хиты мирового рока я начал уже давно. В 1997 году сделал обработку песни группы The Doors, которую до сих пор играю на своих концертах. Впоследствии, время от времени, я записывал и исполнял и другие оригинальные версии известных произведений. Но тогда это была скорее изящная добавка к «основному блюду» – собственным песням и композициям. Чтобы сделать проект, который целиком и полностью был бы посвящен «року на баянах», этого даже не было в мыслях. С другой стороны, в нашем замечательном городе есть очень неформальный продюсер Алексей Лямин – большой поклонник «Битлз» и аккордеонов. Он называет свое состояние «аккордеонозависимостью». И вот достаточно давно он организовал группу, задачей которой было исполнение песен «Битлз» на баянах. Группа называлась Puttin’ OntheBeatlesStyle, или сокращенно Puttinbeatles. Это название произошло от названия песни одного из предшественников и вдохновителей «Битлз» – Лонни Донегана (Lonnie Donegan). Название можно перевести на русский язык как «втискиваться в стиль». Ну и группа Puttinbeatles со своими баянами тоже пыталась втиснуться в рок-н-ролл. Сергей Чипурнов и Оксана Короткая (которых вы могли видеть на сцене в составе «Аккордеон Рок») были одними из первых участников этой группы. Еще в 2008 году я помогал группе в записи альбома. Но о совместной деятельности тогда речь не заходила. Идея витала в воздухе. Что если сыграть на баянах не «Битлз», а самые различные образцы классики рока, причем желательно экстремальные, не ассоциирующиеся с баянной музыкой вообще? Прошло еще несколько лет, в группе появился аккордеонист Евгений Лысков. И к концу 2014 года идея нового проекта стала кристально ясной. Рок – это народная музыка большого города. Это музыка, которая реально живет в сердцах людей. А баян по-настоящему народный инструмент. Соединяя эти компоненты воедино, мы возвращаемся к корням во всех смыслах. К тому же такая тенденция сегодня существует во всем мире. В 80-е все было принято играть в стиле рок: классика – в стиле рок, джаз – в стиле рок, фолк – в стиле рок. Но сегодня происходит обратный процесс. Можно услышать песни AC/DC в джазовой, фолковой, кантри-обработках. В исполнении симфонического оркестра пока не слышал, но уверен, что есть и такое. Рок-музыка стала классикой, и перед новым поколением открывается большой простор для интерпретаций. Мы будем играть эту замечательную и любимую музыку на баянах.

– Вам бы хотелось, чтобы записи этих каверов попали к музыкантам? Скажем, чтобы сам Пол Маккартни оценил ваше творчество? А сами вы, как музыкант, следите, как ваше творчество начинает жить своей отдельной жизнью? В программе «Голос» нередко звучала «Песня о настоящем индейце». В фильме «Стиляги» – «Человек и кошка».

– Про Маккартни я не думал. Это можно сравнить с чудом. Вряд ли это возможно. А в отношении собственного творчества я только за то, чтобы оно развивалось уже отдельно от меня, если, конечно, это интересно делается. В фильме «Стиляги» моя песня «Человек и кошка» исполнена очень достойно. Это отличная работа.

– Вы ведь недавно сами занялись съемками фильмов.

– Мне неловко слышать об этом после упоминания столь масштабного произведения, как «Стиляги». Конечно, я занят этим, но не на столь серьезном уровне. Сделал несколько работ, но по большому счету моя деятельность носит пока что прикладной характер. С камерой в руках и на монтаже звука и видео чаще всего «обслуживаю» свои музыкальные проекты и иногда делаю что-то для друзей. Лучше всего, конечно же, делаю музыку. В 19 лет я уже стал известным музыкантом. С этого времени только и делал, что записывал альбомы и выступал на сцене. А кроме этого я больше ничего делать, собственно, и не умел. Поэтому мне захотелось попробовать что-то еще. Например, видеосъемку. (Для справки: Федор Чистяков хочет создать фильм, основанный на видеоматериале, снятом во время его концертов и интервью. Проект планируется реализовать с помощью краудфандинга. Весной 2013 года на DVD был издан документальный фильм «Чистяков Trip», в котором музыкант рассказывает о своей творческой жизни, начиная с момента основания группы «Ноль». – «Эксперт С-З».)

Заткнуть уши

– Что значила для вас музыка таких рок-легенд, как Deep Purple, Led Zeppelin, Frank Zappa, The Beatles, и что значит сейчас?

– Если говорить о каких-то моих ощущениях, то музыку «Битлз» я полюбил с самого детства. У моего отца были пластинки. Их я заслушал до дыр. Да, все эти пластинки и кассеты было трудно достать. У нас в стране все тогда было трудно достать. Но то, что я отчетливо помню, так это был удивительный эффект от рок-музыки. Она совершенно никак не соотносилась с той, которую мы слышали по радио и телевидению. Я помню черный рынок в Автово по продаже всего этого добра. Помню, что там толпами ходили люди по какой-то грязи. Что-то друг другу предлагали. Потом крики: «Милиция!» Все разом прекращалось – и все убегали. Когда есть дефицит, то к товару повышенный интерес. И это было тем, что требовалось именно тогда.

– У вас остались пластинки с тех времен? Вы занимаетесь коллекционированием?

– Нет, сейчас, на данный момент, я не меломан. Музыку слушаю редко. У меня есть какой-то набор в телефоне: в основном это джаз-рок, не содержащий текстов. Я использую такую музыку, когда очень хочется заткнуть уши. В недрах мегаполиса это часто бывает просто необходимо.

– А на концерты тех же зарубежных рок-исполнителей вы ходите? Одно время они очень часто приезжали…

– Я был буквально на нескольких концертах зарубежных рок-групп. То, что там увидел, позволило мне перенять очень ценный опыт. Но в целом для меня это не так важно. Я немного на другом топливе нахожусь – благодаря вере… И та жизнь, которой, вероятно, для большинства людей вообще не существует, для меня очень многое значит. Кроме того, я не нуждаюсь в большом количестве эмоций. Мне не нужно, чтобы меня развлекали. Внутренняя жизнь гораздо большее для меня имеет значение, чем внешние обстоятельства. Я работаю на выход, а не на вход.

– Ваш проект «Чистяков Бэнд» с группой «Кафе» заканчивается, и услышать песни группы «Ноль» теперь уже будет невозможно. Почему вы решили прекратить эту историю?

– Программа из старых песен больше не будет исполняться в столицах – Москве и Санкт-Петербурге. Я исполняю ее в последний раз на крупных концертах в московском и питерском «Главклубах» в мае и июне. Далее эти песни больше не будут звучать. Столичные концерты – это очень важно. Каждый сезон я снова являю себя. С моей точки зрения, все эти песни – это уже какая-то старая жизнь, старая эпоха, как костюм, из которого я уже вырос. И надевать этот костюм я больше не хочу.

– Мне кажется, что вы наконец-то ответили на вопрос, который часто можно услышать от публики, что ходит сегодня на концерты русского рока в надежде услышать «В последнюю осень» ДДТ и «Бродячий цирк» «Алисы»: мол, почему не играют старое?

– Наверное, есть такое понятие, как усталость материала. Хотя, конечно, для рок-группы важно играть свои хиты. Люди хотят видеть тебя вечно молодым. И получается, для определенного числа людей ты должен быть всегда одним и тем же.

– Как Мик Джаггер из Rolling Stones?

– Да, и в этом нет ничего плохого. Вопрос весь в том, насколько сам исполнитель может и готов с этим мириться: петь ему старые песни или нет. Кому-то, может, это в принципе не кажется проблемой. Но время идет, и мы меняемся. Может, в те советские годы ты пел свои песни и хотел, чтобы тебя услышали, а теперь получается, что тебе собственные песни не дают быть заново услышанным с новым материалом. «Аккордеон Рок» сейчас для меня свежая идея, она приносит мне массу положительных эмоций. Я считаю это находкой, как это ни парадоксально звучит, говоря об исполнение каверов. Поймите, я ведь не легкий автор, который поет про шашлычок. Я – тяжелый. Могу серьезно загрузить. И это тяжело. В первую очередь мне самому. И я все больше понимаю, что «загруз» сегодня не актуален. В то время, когда мы были молодыми и жили в Советском Союзе, было очень ценно говорить хоть какую-то правду. Потому что вокруг был вакуум. И это, действительно, чего-то стоило. Сейчас «правдой» занимаются все, кому не лень. И ценность ее уже не та. Я заметил, что на концертах «Чистяков Бэнд» есть люди, которые, слушая «тяжелые песни», не очень их воспринимают. Не хотят.

– Почему?

– Просто люди хотят позитива и хороших эмоций. Чтобы не давило на них излишне ничего. Сейчас такое время, что всего дополна – и уже хочется освободиться…

– Вы в любую эпоху пытаетесь отвечать на вызовы времени, меняя свой репертуар?

– Я думаю, что многие к этому стремятся.

– И все-таки, что вас подкупает в этом новом проекте «Аккордеон Рок»? Это ведь исключительно инструментальная музыка. Вероятно, и публика будет на ваши концерты ходить другая…

– Это ставит для нас более высокую планку. Здесь надо работать конкретно и делать музыку. Например, концерт в Санкт-Петербурге в музее современного искусства «Эрарта» прошел очень хорошо. Танцевали в проходах между кресел. Хотя, конечно, есть определенная группа людей, которая считает, что артисту (то есть мне) нужно выдавать какие-то мега откровения и рвать души людей. Чем я раньше и занимался. А когда я заявляю, что просто буду играть каверы, с чьей-то стороны могут прозвучать комментарии, что, мол, вот, докатился… Но мне сегодня важно другое: чувствовать, что мое дело, мой новый проект освобождает от ненужного налета времени, создавая музыку в чистом виде.

Досье

Федор Чистяков родился 28 декабря 1967 года в Ленинграде. В возрасте восьми лет начал заниматься в музыкальном кружке при общеобразовательной школе по классу баяна. Позже продолжил обучение в музыкальной школе им. Римского-Корсакова. В школьные годы участвовал в создании рок-групп. К середине 1986 года был записан первый альбом, причем коллектив получил название «Нулевая группа» (позже – просто «Ноль»). Пик популярности группы пришелся на 1991 год, когда был выпущен альбом «Песни о безответной любви к Родине», многие из которых стали хитами и по сей день не сходят с эфиров радиостанций. «Песня о настоящем индейце» включена в хит-парад «100 лучших песен русского рока в XX веке». В 1992 году Федор Чистяков вместе с группой «Ноль» выезжает в Москву для записи альбома «Полундра», который многие считают переломным – и действительно, вскоре после серьезного нервного срыва Федор Чистяков был вынужден прервать музыкальную карьеру. В 1995 году он вступил в ряды «Свидетелей Иеговы». В 1997 году музыкант начал выступать с новой группой («Чистяков Бэнд»). Был записан альбом «Когда проснется Бах». Альбом большей частью состоял из инструментальных переработок И.С. Баха – в то же время на концертах иногда пел старые песни (в сильно отредактированном виде). В 2000-х в течение долгого времени Федор Чистяков вообще не занимался музыкой, но в 2009 году официально заявил о возвращении на сцену – не в составе группы «Ноль», а совместно с музыкантами петербургской группы «Кафе». Летом 2010 года представил программу «Концерт на улице Ленина. 20 лет спустя». Осенью 2011-го был опубликован альбом «UPDATED 2012». Сейчас музыкант активно занят реализацией проекта «Аккордеон Рок».

У партнеров

    Реклама