Прямая линия

Актуально
Москва, 12.02.2009
«Русский репортер» №5 (84)
Девятиклассницы из поселка Зингейка Челябинской области помогли руководителю администрации Кизильского района Александру Смирнову попасть в СИЗО. Главу района арестовали при получении взятки, а в школу вернули тепло. Корреспонденты «РР» встретились с героинями этой истории

Александра Смирнова называли «непотопляемым» — на своем посту он продержался 17 лет. Пока чиновник строил себе и семье добротные особняки, покупал дорогие машины, жители Кизильского района мерзли в школах и детских садах, неделями ждали «скорой помощи» и давно смирились с мыслью, что начальство «брало, берет и брать будет».

Терпение лопнуло не у взрослых — у детей. Пятнадцатилетняя Айжан и четырнадцатилетняя Сандулаш, ученицы зингейкской средней школы, дозвонились на прямую линию Владимиру Путину и пожаловались на невыносимый холод в классах. Не прошло и пары недель, как заместитель начальника главного управления МВД по Уральскому федеральному округу Андрей Тараненко заявил: «Мы внимательно присмотрелись к деятельности городской власти и быстро нашли ответ на вопрос о ее добросовест­ности». Но и это «последнее предуп­реждение» не возымело действия: спустя еще несколько недель Смирнова взяли с поличным при получении взятки в 300 тыс. рублей.

От райцентра Кизильского до Зингейки около 60 км. О муниципальном транспорте здесь не слышали — частная «газелька» ходит раз в день, да и то не всегда. Местная школа обдает нас жаром: топить тут начали сразу же после ареста Смирнова. Останавливаем в школьном коридоре стайку девчонок: «Кто звонил Путину?»

«Ну, мы, а что?» — отвечают две симпатичные казашки.

О прямой линии с премьером они услышали по телевизору. Ни на что толком не надеясь, набрали бесплатный номер — а вдруг?

— Нам ответил автоответчик, вежливый такой, — подружки перебивают друг друга и очень волнуются. — Мы продиктовали свои фамилии, адреса, телефоны. А потом нам предложили рассказать о проблемах. Ну, мы рассказали.

— А когда узнали, что мэра в тюрьму посадили, что подумали?

— Я, если честно, обрадовалась, — ответила Айжан. — Смирнов — он очень казахов не любил, это все знают. И взятки брал. Любого спросите — это всем известно.

Знали о взяточничестве главы района и представители право­охранительных органов, но ход делу почему-то решили дать только после детского звонка в Кремль.

— Работа по Смирнову началась еще в 2007 году, — рассказал «РР» в неофициальной беседе источник в прокуратуре Уральского федерального округа. — Было очень много поводов, по которым его можно было задержать еще несколько лет назад: от халатности до фактов коррупции. Низкая температура в школах и детских садах была потому, что в силу своего разгильдяйства районные власти выделяли учреждениям недостаточные лимиты на электроэнергию. Многие кизильские фермеры рассказывали нам, где, когда и сколько они давали Смирнову за выделение сельхозземель, но жаловаться официально отказывались. Случаи присвоения главой района бюджетных средств нам тоже известны, но делал он это юридически грамотно — не подкопаешься. Поэтому когда решили, что терпеть его больше нельзя, был выбран единственный надежный путь — повязать чиновника на взятке с поличным.

Любовь Смирнова, супруга арестованного главы района, до сих пор работает в администрации начальником контрольно-счет­ного аппарата. В ее кабинете по-домашнему уютно: кактусы, иконы, календарь с кошечками. Она совсем не похожа на жену взяточника-миллионера.

— Поступили с ним по-свински! — на глазах у Смирновой слезы. — Дали бы хоть полгода до пенсии доработать. Он не виновен, его подставили, это я вам как жена говорю и как начальник контрольно-счет­ного аппарата.

Поверить ей хочется, но не получается: слишком много неприятных фактов.

У фермера Сергея Пушкарского большое хозяйство: 6 тыс. га земли, десятки рабочих мест. Но, если бы не глава района, эти показатели можно было бы удвоить.

— Проблемы у меня начались года четыре назад, — рассказывает Пушкарский. — Хотел расширяться, пришел к Смирнову, а тот говорит: «Землю дам, но только если возьмешь моего зятя в соучредители». — «А как же затраты?» — «А затраты — твои проблемы». То есть прибыль поровну, а работаю я один. Я отказался и с тех пор спокойной жизни не знал. Договоры аренды он со мной заключал максимум на одиннадцать месяцев, а в последний раз и вовсе на семь. То есть ты урожай вырастил, а приходит время его собирать — извини-подвинься, земля не твоя.

В прокуратуре уверены, что чиновник сядет надолго. Вертикаль власти сработала, и это хорошо. Но над ее укреплением продолжают трудиться тысячи таких же чиновников, и это плохо. Отважных школьниц на всех не хватит.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №5 (84) 12 февраля 2009
    Бедность
    Содержание:
    Фотография
    От редактора
    Вехи
    Без рубрики
    Путешествие
    Реклама