«Если инфраструктура тормозит экономику региона, надо менять инфраструктуру»

11 октября 2012, 00:00

Как именно решается проблема создания достаточно плотной сети автодорог в регионе? Каковы технические и экономические особенности строительства дорог в регионах Русского Севера, в частности на Ямале?

«Достаточно плотной» — это пока только наши намерения и мечты. Сейчас главное — связать с Большой землей, в частности, наш административный центр Салехард. До сих пор в город на полярном круге можно добраться только самолетом, летом еще по реке. Как и к нашим соседям: в столицу Ненецкого округа Нарьян-Мар доехать по сети общероссийских дорог невозможно. Но в нашем регионе ждать осталось недолго. Трасса Салехард — Надым уже строится, и строится опережающими темпами: 330 долгожданных километров. Автодорога проходит в одном коридоре с Северным широтным ходом. Проект включен в перечень приоритетных инвестиционных проектов Уральского федерального округа. Назначение дороги стратегическое — устранить инфраструктурные ограничения автономного округа, создать благоприятный инвестиционный климат, а также способствовать комплексному освоению ресурсного потенциала региона. К 2015 году Салехард будет соединен с общероссийской сетью автомобильных дорог. Выход на нее получат еще шесть ямальских населенных пунктов. Ожидаемый объем грузоперевозок в зоне тяготения дороги к 2020 году достигнет 97 млн тонн в год. Финансирование проекта осуществляется из бюджетов ЯНАО и Тюменской области по программе «Сотрудничество» (общий объем средств — порядка 44 млрд рублей; 27,4 — из бюджета ЯНАО, 16,6 — Тюменской области. — «РР»). Следующий этап — строительство автодорог, соединяющих административные центры Ямала с дорожной сетью окружного значения (общий объем расходов окружного бюджета на эти цели составит 96 млрд рублей. — «РР»). Пока же, если говорить в общем, из-за географических и прочих особенностей плотность автомобильных дорог в регионе почти в тридцать раз ниже, чем в Тюменской области, и более чем в двадцать раз ниже, чем в среднем по стране (99 из 118 населенных пунктов ЯНАО не имеют постоянной автотранспортной связи. — «РР»).

Какие выводы были сделаны?

С дискриминацией, если можно так выразиться, боремся программно-целевым методом. За три последних года финансирование содержания автомобильных дорог увеличилось в два раза. В 4,4 раза выросло финансирование ремонта, в шесть раз увеличились бюджетные вливания в капремонт дорог. При этом темпы дорожного строительства наращиваются. Одним из самых крупных транспортных проектов на сегодняшний день на Ямале является уже названная автодорога Надым — Салехард. И знаете, что интересно... Технологии не меняются уже много лет. Но дороги не появлялись долгие годы. Понимая, что инфраструктура тормозит экономику всего региона, ждать не стал. Решил менять инфраструктуру. Сегодня уже никто и не вспомнит, что еще одну важную для нас дорогу Салехард — Аксарка не могли построить 15 лет. Что держало, не мне отвечать. Но в течение полутора лет мы ее сделали. Все ездят и не задумываются: «А целесообразно ли было ее строить и тратить деньги?» Так и с новой дорогой. А технологии, безусловно, природосберегающие. Основные проходки по тундре производились в зимнее время. За пределы обозначенного коридора спецтехника не выходит и сейчас. Все понимают ответственность. Материалы используются самые современные и только адаптированные к нашим арктическим широтам. Дорога согласовывалась с оленеводами. Учитывалось, где и как будут двигаться стада оленей. В итоге установлены специальные места перехода через трассу. Сложность была и психологическая у дорожников, я это тоже знаю. Дорога идет параллельно трагически известной стройке сталинских времен. В одном коридоре с фактически памятником истории — 501–503 стройками. Но строители молодцы, я доволен профессиональным уровнем, все работы ведутся очень аккуратно.

Насколько вообще быстр прогресс в области развития технологий строительства в условиях мерзлоты, в том числе строительства жилых домов?

Городов огромных на Ямале не будет. Даже с учетом супертехнологий. Мы в таких арктических широтах, без сомнений, освоились: пример — Салехард, плывущий над землей город на сваях. Но все, что находится выше полярного круга, а это национальные поселки, будет не расти, а совершенствоваться. У нас есть опыт Яр-Сале — села с современными домами, самыми комфортными школами и центрами оздоровления, — по этому пути и намерены идти. Если наши населенные пункты в арктических широтах придется накрыть большим куполом, чтобы людям там было комфортно жить, мы это сделаем. Такова мировая практика: приезжаешь, например, в северную страну Норвегию и не видишь разницы по уровню развития и комфорта проживания с Францией и Германией — это европейская страна. У нас в России тоже не должно быть крайностей и различий. Что касается технологий, главное — не навредить экологии и самобытности региона. Для нас ценно, что с увеличением промышленной нагрузки растет и численность коренных малочисленных народов Севера. Демография не растет в регионе, где не хочется жить. Сегодня каждый шаг, который мы делаем на арктической территории Ямала, инновационный. Потому что до нас этого не делал никто. Например, применяемые материалы — мы пользуемся тем, что лежит под ногами. Песок, щебень — это природное, наше. Мы можем создавать у себя заводы удобрений, инновации связаны с заменой металлов на композит — это та же органика и газохимия. Думаю, что современный мир будет меняться с переменой материалов, используемых в строительстве. На Ямале мы идем по этому пути.

Каков опыт ЯНАО в развитии авиационного сообщения? Как вообще можно стимулировать доступность услуг авиаперевозок между отдаленными частями нашей страны?

Развитие региональной авиации, компенсирующей недостаток автомобильных дорог, имеет особое значение. Сегодня в ЯНАО субсидируются 26 межмуниципальных и 11 межрегиональных социально значимых маршрутов. Льготные тарифы установлены на уровне 45–60% от экономически обоснованных. Проводится поэтапная замена устаревших воздушных судов. За последние два года приобретено 16 единиц техники (восемь самолетов «Боинг-737», один А-320, семь CRJ. — «РР»). Реализуется региональная программа по развитию аэропортов на территории ЯНАО до 2020 года, цена которой — 10,5 млрд рублей. Задача — предоставить населению возможность свободного передвижения по своей территории. Я обратился к министру транспорта с просьбой включить в федеральную целевую программу софинансирования мероприятий по строительству площадок для малой авиации в национальных поселках Мужи, Горки и Яр-Сале. Мы эти площадки строим, но их недостаточно. Ямалу необходимо обеспечить доступ малой авиации еще к семи населенным пунктам. Свою региональную авиакомпанию «Ямал» мы будем поддерживать, но очевидно, что без внебюджетных и федеральных средств округу быстро не справиться. Ключевые транспортные узлы — крупные аэропорты — мы благодаря решению президента РФ перевели в собственность округа. Сейчас планируем масштабную реконструкцию с последующим получением статуса международных. Точно нужен международный терминал в Салехарде и Новом Уренгое. И это не только ради деловой авиации, прежде всего запрос есть у населения. Сегодня, чтобы попасть в ближнее и дальнее зарубежье, ямальцы проделывают слишком долгий и затратный путь.

Насколько более оживленным станет Северный морской путь в результате завершения начатых инфраструктурных проектов, включая строительство порта в Сабетте?

При активной эксплуатации Северного морского пути 60 миллионов тонн в год — это не предел. Безусловно, это проекты не одного года и даже не пяти лет. Это очень сложная инфраструктура, самая северная в мире. Связать Северный широтный ход с портом Сабетта непросто, но это новый ресурс для многих регионов. Мы рассматриваем Сабетту не только как порт для экспорта углеводородов. Новый морской транспортный терминал может стать многофункциональным портом для экспорта и импорта разных грузов. У него уникальное месторасположение: до Парижа и до Пекина от Сабетты одинаковое расстояние. А это значит, что мы можем соединить рынки Азии и Европы, рынки Америки. Севморпуть при той загрузке, которая планируется, практически не будет замерзать. Ледоколы будут вскрывать льды для круглогодичного хода. Мы сможем использовать этот коридор ежедневно —  для экспорта газа Ямала, металла Урала, зерна Сибири, угля Кемерова, продукции Казахстана… Многие регионы и республики, которые сегодня не имеют выхода к Арктике, получат надежный северный путь доставки. Такая же история с импортом.