В Москве простились со стрит-артом

Актуально
Москва, 23.09.2019
«Русский репортер» №17-18 (483)
В Москве вместе с рекламными настенными рисунками начали закрашивать и известные граффити. По новым правилам, несогласованные работы российских и иностранных уличных художников должны быть уничтожены, если они не соответствуют требованиям постановления правительства Москвы № 877-ПП. Нарисовать новые граффити в Москве станет значительно сложнее из-за бюрократических процедур и тематических ограничений. «Русский репортер» разобрал несколько пунктов постановления с уличным художником, организатором фестивалей стрит-арта Славой Птрк

Gennady Grachev/CC BY 2.0

Рисунок на тему искусства

Допускается нанесение изображений, популяризирующих выдающихся личностей, исторические события, спорт и искусство. Нанесение изображений иных тематик не допускается (2.1. Приложение 1).

Сколько потенциально талантливых рисунков такая формулировка отсекает?

Да все. Скажите мне, как выглядят изображения монументального искусства на тему искусства? Не знаю! Видимо, документ писали чиновники, которые не понимают, с чем имеют дело. Пять лет назад в Москве проводился фестиваль уличного искусства «Лучший город земли», когда по всему городу были созданы росписи, часть из которых сохранилась до сих пор. Когда художники работали, к ним не подходил чиновник и не упрекал их в том, что они не популяризируют исторические события! Все рисунки этого фестиваля все равно проходили отбор, их согласовывали, но в новые требования ни один из них не вписался бы. Получается, их надо уничтожить.

Закон, выходит, имеет обратную силу. Их и уничтожают.

Наше сообщество высказало сразу две позиции. Первая: все очень плохо и будет только хуже — в Москве вводится цензура и пытаются сделать все для того, чтобы никто ничего не рисовал кроме каких-то монументальных изображений вроде тех, что создавались в Советском Союзе. Вторая позиция: это не наши проблемы, в Москве и так все закрашивают, пускай сами разбираются.

И мне сначала тоже было по фигу, но когда я увидел, какие рисунки начали уничтожать, стало очень жалко. Как говорят, какое-то «Министерство вандализма Москвы».

У вас была выставка в Москве «Не нужен там. Не нужен тут», которая посвящена в том числе 90-м. Как вы думаете, это вписалось бы в категорию «популяризация исторических событий»?

Конечно, нет. Не вписалось бы. Последняя работа, которую я делал в Москве, — рисунок около аэропорта Внуково. Я изобразил на будке героев «Брата-2», совмещенных с «Черным плащом». Может быть, это похоже на популяризацию искусства? Закрасили спустя месяц. Но я, естественно, ничего не согласовывал. А если бы я попытался согласовать такой объект на фасад в Москве, у меня не было бы шансов. Я принимаю участие в организации фестивалей и часто слышу от московских ребят: «Нет, это нам никогда не согласуют». Или: «Нет, нам сказали, что слишком мрачно». Я вижу, что есть порывы пойти в администрацию и добиться того, чтобы постановление отменили. Потому что процедура необоснованно сложная. Сроки согласования, ограниченный список тем и большая папка документов, которые нужно отправить в… я не знаю, какое ведомство в этой многоголовой гадюке отвечает за то, чтобы тебе дали порисовать!

Запрещается нанесение и размещение изображений, содержащих рекламу, в том числе социальную рекламу, политическую рекламу, спонсорскую рекламу и логотипы (2.3.5. Приложение 1).

Как вы думаете, почему социальная реклама тоже в этом списке?

Сначала я подумал, что в Москве такое постановление могло возникнуть как раз в целях борьбы с рекламой. Например, Lay’s, Аэрофлот, Skoda и другие компании — рисунки разного качества и эстетического уровня. Айфоны были хорошо нарисованы, а вот Lay’s — чудовищно. И главное, росписи были явно сделаны в обход закона, потому что по факту это широкоформатная реклама, как и баннер. Но то, что список так существенно расширили и добавили сюда же социальную рекламу, — это просто перегиб! Если любое изображение, которое готовятся нанести на фасад московского здания, нуждается в таком строгом согласовании и должно пройти несколько бюрократических процедур, это, наоборот, может спровоцировать коррупцию.

 

Уличный художник Слава ПТРК 023_rusrep_17-2.jpg из личного архива Славы ПТРК
Уличный художник Слава ПТРК
из личного архива Славы ПТРК

Рисунок со сроком годности

Графические материалы дизайн-проекта… включают:

-    фотофиксацию объекта (в перспективе улицы с расстояния 20–100 метров)…, объект с прилегающей застройкой (два-три здания);

-    фотомонтаж (графическая врисовка изображения в месте его предполагаемого нанесения);

-    техническое заключение о состоянии внешней поверхности объекта (3.1.2.2. и 3.1.3.3. Приложение 1).

Эти технические требования реально выполнить художникам?

Вполне. Вот это как раз обычная процедура, на многих фестивалях требуют того же. Я недавно летал в Норвегию и делал то же самое.

А как же спонтанность?

Стрит-арт многогранен. Понятно, что важна свобода духа, когда ты взял краску, пошел и нарисовал. Но то, что мы с вами обсуждаем, — это, скорее, паблик-арт. И он работает немного по другим законам — он действительно почти всегда согласуется. Вопрос в другом — в уровне адекватности требований.

В срок не позднее трех рабочих дней со дня принятия Межведомственной комиссией решения о целесообразности согласования дизайн-проекта Департамент принимает решение о согласовании дизайн-проекта, содержащее в том числе срок, на который размещается изображение, указанный в Заявлении, но не превышающий 5 лет (3.10. Приложение 1).

Многие граффити становятся известными как раз потому, что они существуют давно и много людей их успели заметить. Пять лет — это много или мало для уличного рисунка?

В Москве есть рисунки, которые существуют более пяти лет. Но вообще для стрит-арта это действительно долго. В Берлине есть граффити с изображением космонавта, которое создал португальский художник Виктор Эш еще в 2007 году, и никакому местному чиновнику не придет в голову усомниться, не истек ли срок годности рисунка и не облупился ли он настолько, что пора замазывать. Знаковые произведения становятся символом если не города, то отдельных районов точно — это ведь новые городские достопримечательности. А теперь их уничтожают, и это выглядит довольно абсурдно с точки зрения туризма, потому что стрит-арт не воспринимается как явление, привлекающее людей из других городов.

Надписи, изображения, запрещенные к нанесению в соответствии с Правилами, подлежат удалению лицами, организовавшими или выполнившими нанесение надписей, изображений… в срок не позднее 15 календарных дней со дня вступления в силу настоящего постановления (2.2).

Можно себе представить ситуацию, что уличный художник возвращается к своей работе, чтобы закрасить ее?

Смешно! Только если художника в процессе рисования поймал хозяин здания и надавал ему по заднице. Получается, в законопроекте смешивается все — от надписи на стене или наклейки до профессиональных граффити руки художников, известных на весь мир. Есть целая плеяда мастеров, которые гастролируют по миру и рисуют фасады. Как вы себе представляете, что они возвращаются и, допустим, спустя пять лет сами закрашивают свои работы? Например, целая банда таких художников приезжала в августе в Одинцово. Человек путешествует по миру, он вообще-то звезда, а потом правительство Москвы ему говорит: «Возвращайся, срок аренды твоего фасада истек». Мне даже неловко это обсуждать, если честно. Все выглядело как плохая шутка до того момента, как начали закрашивать рисунки. Даже граффити Финтана Мэги из Австралии между Чистыми прудами и Трубной закрасили, а он по-настоящему известный художник, его мечтает заполучить любой город.

«Послание» — графиффити австралийского художника Финтана Мэги на улице Рождественка 024_rusrep_17-1.jpg Fintan Magee
«Послание» — графиффити австралийского художника Финтана Мэги на улице Рождественка
Fintan Magee

Нанесение изображения на внешние поверхности объекта осуществляется… в период с 1 апреля по 1 ноября при среднесуточной температуре не менее 10 градусов по Цельсию (4.1. Приложение 1).

Зимой и правда ничего не получится?

Вообще-то и зимой можно. Я рисовал в январе и в декабре, и другие художники рисуют круглый год. Есть технические особенности, ты не можешь использовать водоэмульсионную краску, потому что она застынет. Но художники сами решают эти вопросы.

Средняя температура по России

Почему происходит именно так, по-вашему?

Москва — это город начальства, город, в котором сосредоточены все политические и силовые ресурсы. На благоустройство тратятся огромные средства, и граффити, внешний вид наружных стен, тоже относится к этой сфере. В Москве работает гигантская армия дворников, которые круглосуточно занимаются обходами и контролируют территорию. Почти все рисунки в столице уничтожаются очень быстро. Есть слепые зоны, в которых удается надпись оставить или наклейку наклеить, но их становится все меньше и меньше. Притом для стрит-арта в России это нетипично — так только в Москве и в Питере. Стрит-арт развивается там, где власть немного ослабляет контроль над городским пространством. Так произошло в Нижнем Новгороде, в Екатеринбурге, в пригородах некоторых региональных центров. Это обусловлено еще и меньшим количеством полиции, которая не ходит и не патрулирует улицы каждую минуту.

Если в Екатеринбурге закрасили рисунок, это что значит? Нарисовали что-то совсем из ряда вон?

Это ничего не значит! Уличное искусство вне правового поля, и это значит, что оно может быть уничтожено в любой момент. Если это происходит, никто уже не задается вопросом, почему. Скорее, появляется вопрос, почему работы в одних местах живут дольше, а в других — меньше. А что закрашивают — это нормально: значит, дали команду привести стенку в порядок.

Вам не кажется, что разумный закон, который регламентирует граффити на фасадах, все-таки необходим? Или вообще любая регламентация на законодательном уровне рушит стрит-арт?

Да нет. Я думаю, что можно было бы просто обратиться к опыту зарубежных коллег — узнать, как в Берлине, Риме, Барселоне регулируется нанесение этих рисунков, как там решают, что закрашивать, а что не закрашивать. А пока у нас решили всех одним махом прикрыть, и в первую очередь постановление создаст проблемы тем, кто организует фестивали.

Вы говорите, что в Москве ситуация сильно отличается от регионов. Но стрит-арт остается все-таки свободным высказыванием, или есть тенденция к широким ограничениям и в регионах?

Нет такой тенденции. Я даже за собой замечаю, что больше хочется поехать в другой город, чем в Москве проходить через множество процедур ради небольшого рисунка. В России в целом все неплохо — появляется много новых молодых художников, которые активно творят, затрагивают важные темы. И фестивалей довольно много проводится по стране, в каждом крупном городе должен быть хоть и небольшой, но стрит-арт фестиваль. Конечно, в этом принимают участие художники разной степени зрелости и адекватности. Но стрит-арт как вода: в одном месте заткнули — из другого выльется.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №17-18 (483) 23 сентября 2019
    Нитки «Московского дела»
    Содержание:
    Фотография
    Краудфандинг
    Репортаж
    Прогрессор
    Реклама