Кинематограф крайностей

VII фестиваль «Французское кино сегодня» показал, что некоммерческие европейские картины могут и должны стать частью коммерческого проката

Европейское кино в российском прокате всегда отличалось элитарностью своего положения и обычно проходило по ведомству альтернативного кинематографа. В большинстве своем ленты Старого Света демонстрировались в рамках локальных «недель», фестивалей, форумов национального кино, и путь в широкий коммерческий прокат им был заказан. Но в последние годы стереотип об эстетическом пуризме кинопромышленности Европы, который сложился в нашей стране во многом благодаря непосильной конкуренции со стороны коммерческого голливудского кинематографа, понемногу начинает изживать себя. Относительно унифицировавшись, европейское кино предпринимает дальнейшие шаги по созданию коммерческой альтернативы американскому мейнстриму. Специфический британский кинематограф балансирует между рафинированным европейским киноискусством и коммерческой голливудской индустрией, в Германии работают блокбастеростроители Вольфганг Петерсон и Том Тыквер, во Франции голливудские стандарты воспроизводит Люк Бессон — появляется иной, европейского толка мейнстрим.

Если говорить о специфике французского кино, то от прочего европейского его отличает прежде всего бешеная эмоциональная амплитуда: это кинематограф крайностей, доводящий эмоции до предела, до предела обнажающий любую сущность и исследующий любое явление до самых его глубин. Французы умеют метаться от леденящих душу антропологических метафор жизненной изнанки к разухабистым, полным безудержного веселья комедиям, полицейским историям и шпионским боевикам.

Сейчас кинематограф Франции переживает период качественного обновления, обогащаясь экшнами, боевиками, блокбастерами и другими жанрами, нетипичными для французского кино. Ежегодный фестиваль «Французское кино сегодня» был задуман UniFrance в 2000 году. От других подобных фестивалей данный кинофорум отличается тем, что целенаправленно занимается коммерческим продвижением французского кино в России, выполняя роль своего рода государственного промоушна. «Французское кино сегодня» — это серия предпремьерных показов фильмов, которые уже были закуплены российскими прокатчиками, но еще не вышли на экраны. Несколько лет подряд фестиваль проходил в Москве, но на этот раз организаторы решили показать программу в Нижнем Новгороде и Новосибирске, объяснив свой выбор тем, что в последние годы эти города приобрели новый стратегический статус для прокатчиков и сформировали тип нового нестоличного зрителя, на которого стоит ориентироваться.

VII фестиваль «Французское кино сегодня», которым кинотеатр «Победа» завершил 2006 год, показал, что некоммерческое кино современной Франции — это абсолютно разножанровые фильмы, которые объединяет особая камерная эстетика, чувство вкуса и преобладание нарративности над философским смысловым шлейфом. Впрочем, говорить о каком-либо общем знаменателе в отношении фильмов, представленных на фестивале, весьма затруднительно: все шесть кинокартин если и не конфликтуют друг с другом, то представляют собой альтернативные пути развития эстетики французского кино, в котором меланхолическая созерцательность противостоит экшну, а порой отталкивающий гиперреализм — сказочно-романтическим изысканиям.

Так, в рамках фестиваля были показаны две типичные «воздушные» французские комедии: «Четыре звезды» Кристьяна Венсана и «Шпионские страсти» Венсана де Брюса, демонстрирующих, что «острый галльский ум» — это искрометно, непретенциозно, в меру поверхностно и лишено трагических реплик, свойственных, например, российскому комедийному жанру.

Романтическую притчу-сказку Нильса Тавернье «Принцесса Аврора» можно назвать нетипичным экспериментом в области кинопоэтики. Полная сказочных условностей и фантазий, традиционных для старофранцузского фольклора, трагическая история любви 15-летней принцессы (Марго Шателье) и бедного художника (Николя Ле Риш) привлекает внимание прежде всего своей художественной формой. Режиссер в сложных пропорциях синтезировал балет, театр и куртуазную лирику французских трубадуров, разбавив это неожиданно набоковским эротизмом сцен, в которых малоодетая Аврора томно плещется в озере под напряженным взглядом наблюдающего из-за куста художника.

Натуралистичная драма Брюно Дюмона «Фландрия» — самый шокирующий фильм фестиваля. Режиссер в свойственной ему манере гиперреализма, граничащего с беспощадной физиологией, рассказывает вязкую и беспросветную историю молчаливой девицы (Аделаида Леру), безотказной по отношению ко всем деревенским парням, проходящим мимо; двое ее друзей отправляются на войну, с которой возвращается только один. Язык Дюмона — сухой беспощадный нарратив, лишенный комментария, отвергающий рефлексию и фиксирующий людей и их жизнь буквально на уровне неутешительной органики, оставшейся после того, как с героев, живущих в какой-то французской Колывани, слетает вся шелуха цивилизации и остается животная сущность. С пустыми глазами и статичной мимикой герои месят грязь ботинком, уныло совокупляются в сарае, совершают групповое изнасилование, оцепенело созерцают разорванное в клочья гранатой тело боевого товарища.

Пожалуй, хитом фестиваля стал фильм «Париж, я люблю тебя!» — мозаика из 20 пятиминутных короткометражек, в которых режиссеры показали всевозможные разновидности и истории любви, случившиеся в разных уголках Парижа. Это одновременно жизнеутверждающий и безнадежный, остроумный и безысходный кинопазл, втянувший в круг своих героев мать, потерявшую сына, одинокую карикатурную американку с гамбургером, вампиров, геев, слепого и актрису, пожилых любовников, назначающих свидание в борделе…

VII фестиваль «Французское кино сегодня» показал, что французский некоммерческий кинематограф, как и прочий европейский, стоит на перепутье: с одной стороны, продолжая традиции рафинированного европейского киноискусства, а с другой — делая марш-броски в коммерческом направлении.