Про инновации и госкорпорации

Павел Попов
31 августа 2009, 00:00
  Сибирь

Что важно в реализации инновационного продукта? Разработка, производство, а также скорость распространения. Все это связано с грамотным управлением проектом, финансированием, различной степенью государственной поддержки. К сожалению, практически во всех компонентах мы имеем огромные ограничения, а степень понимания этих проблем чиновниками, принимающими решения по данным вопросам, не позволяет прогнозировать более-менее массовый инновационный прорыв на мировые рынки, по крайней мере, в ближайшие пять лет.

 Первейшей огромной проблемой для нас станет подготовка кадров для инновационного прорыва. Для сравнения рассмотрим, как была организована подготовка технических кадров в совет­ское время. Начиналось все с детского технического творчества, выявления талантов и привыкания к конструированию и технике, затем накачка теоретическими данными в технических вузах, техникумах. Параллельно с теоретическим практическое обучение на производствах и в конструкторских бюро создавало целую технологическую цепочку по производству высококвалифицированных технических кадров. Сейчас данная цепочка разрушена, причем и за счет гораздо более низкой мотивации у молодежи к технической сфере. По сути, страна до сих пор продолжает эксплуатировать тот технологический задел, который был сделан старшим поколением — вот у кого можно поучиться конструкторской мысли и производительности. Но на сколько лет нам его хватит? В каких же организациях тогда будут рождаться инновации и решения, которые должны обеспечивать наш оборонный потенциал, переводить почти полностью сырьевую экономику на производство продукции высокого передела, да еще и с претензией на мировую конкурентоспособность?

В качестве ответа на эти вопросы госаппарат предлагает ориентироваться на госкорпорации — всевозможные Роснанотехностройэкпортимпортинновации. Можно с уверенностью сказать, что это может стать нашей катастрофической ошибкой. Максимум, что можно оставить госкорпорациям в сегодняшнем мире, — это формирование заказа отечественным предпринимательским структурам, обеспечение его финансирования и последующей приемки. Невозможно представить, что госкорпорация на равных будет соревноваться с Siemens, General Electric, Mitsubishi Electric, Toshiba, Alstom, ABB, Schneider, Microsoft. Для начала у нее просто в разы слабее мотивация по сравнению с транснациональными частными корпорациями на мировом рынке. А разработка и внедрение или вход на внешний рынок со своей продукцией (произведенной в России) — это битва, требующая нестандартного подхода, стратегического видения, смелых управленческих решений, которых бесполезно ждать от чиновников, управляющих госкорпорацией. Это высшая лига мирового бизнеса, в котором нас не ждут, а формат госкорпорации на этом поле, что подтверждает мировой опыт, всегда будет даже не на втором, а на третьем плане. Что уже и начинает подтверждаться даже в тех отраслях, в которых мы раннее доминировали или имели более-менее сильные позиции (авиастроение, энергетическое машиностроение). В условиях отсутствия полноценной мотивации у госкорпорации к поиску свободных рыночных ниш и менеджерскими проблемами в освоении высокотехнологичных продуктов, потока инновационных разработок оттуда ждать не приходится. Что остается?

 Частное предпринимательство с масштабной государственной поддержкой. Только помогая вырасти и окрепнуть собственным частным компаниям, занимающимся разработкой и внедрением высокотехнологичных продуктов, можно осуществить инновационный прорыв на внутреннем и внешнем рынках. По сути, речь идет о совместной большой работе госаппарата и предпринимателей по организации и развитию нового витка научно-технического прогресса в нашей стране. Однако подобная частная инициатива в этой области сейчас практически неосуществима в связи с полным отсутствием взаимного доверия у предпринимателей и государственного аппарата. Невнятная экономическая политика, почти полное отсутствие господдержки малого бизнеса и главное — существующие коррупционные ограничения — не позволяют предпринимателям планировать проекты даже со сроками реализации более двух–трех лет. Какие тут инновации со сроками планирования 5, 10, 20, 30, 50 лет!

Безусловно, без поддержки государства, самостоятельно новая технологическая инновационная волна не появится. Но надо признать, что в развитии инноваций государство ни в коем случае не должно подменять собой реальные рыночные процессы. Оно должно на долгий срок сосредоточиться над созданием инфраструктуры для инноваций, финансированием фундаментальных разработок, а также над укреплением соцпакета для всех граждан России. Инновации невозможны в нищей стране. Последние восемь лет наше государство пошагово строило свои вертикали власти, централизуя все что нужно и ненужно, выполняя необходимую, конечно, задачу по воссозданию государства. Но теперь необходимо будет научиться децентрализации, которая необходима при реализации массовых инноваций, а значит, и большого количества проектных по своей сути программ. Управление проектами само по себе является наиболее трудоемкой работой, требующей высочайшей квалификации — это подтвердит любой грамотный менеджер. Не имея подобной квалификации и мотивации к ее получению, необходимо констатировать: государственное управление инновационными проектами в сегодняшней объективной реальности обречено на провал. Только реальными программами поддержки конкретных частных предприятий, работающих на инновации, формированием институтов госзаказа на инновационную разработку частным организациям, реорганизацией технического образования в стране, развивая программы финансирования и поддержки собственного экспорта наукоемкой и высокотехнологичной продукции можно действительно осуществить перевод сырьевой экономики на инновационное развитие. И тогда понадобятся практически бесполезные сейчас технопарки, технограды, научно-внедренческие зоны.

 Надо признать наконец, что в современном мире это единственный оптимальный путь для демократического государства построить сильную инновационную экономику. Надеюсь, что все-таки наш путь.