Газ — тормоз, нефть — вперед

Спецвыпуск
Москва, 30.08.2010
«Эксперт Сибирь» №32-34 (278)
Нефтегазовый комплекс Иркутской области развивается вопреки ранее написанным сценари-ям. Проекты, считавшиеся наиболее перспективными, фактически заморожены. Зато другие, ранее скромно пребывавшие в информационной тени, сейчас успешно реализуются

ВСибири с черным золотом практически всегда повторялась одна и та же история — поначалу весьма авторитетные специалисты заявляли о бесперспективности поисков нефти в каком-либо регионе. Потом энтузиасты-геологи находили первые месторождения, а через годы или десятилетия начинался счет добытых миллионов тонн нефти и миллиардов кубометров газа. Так было и в Западной Сибири, и на Енисейском Севере. В последние годы похожая ситуация складывается в Иркутской области, которая совсем недавно вошла в «элитный клуб» нефтедобывающих регионов России.

Вопреки прогнозам

Обширная Лено-Тунгусская нефтегазоносная провинция была открыта еще в 1930-е годы геологическими партиями Московского нефтяного института. Но в 1947 году, на специальной конференции, посвященной развитию производительных сил Восточной Сибири, авторитетнейший геолог, иркутянин Сергей Обручев утверждал, что в регионе никогда не удастся обнаружить сколько-нибудь значительных запасов нефти и газа — мол, местные геологические структуры не способствуют образованию месторождений промышленного значения.

К счастью, Обручев ошибался — уже в марте 1962 года вблизи села Марково, северо-восточнее Усть-Кута, геологи вскрыли нефтегазоносный пласт: из скважины ударил фонтан светлой нефти (на ней без всякой очистки работали дизельные двигатели тракторов). Это была первая промышленная нефть Восточной Сибири. После этого междуречье Ангары и Подкаменной Тунгуски стало рассматриваться как новая крупная нефтегазоносная провинция.

Вскоре здесь были развернуты масштабные поисковые работы, давшие весьма обнадеживающий результат: до начала 90-х годов XX века на территории Иркутской области было обнаружено свыше десяти месторождений углеводородов, большинство из которых оказались комплексными, то есть содержащими нефть, газ и конденсат. Крупных месторождений углеводородов в Приангарье открыли два — Верхнечонское и Ковыктинское, зато небольших — целую россыпь (Ярактинское, Дулисьминское, Даниловское, Марковское, Пилюдинское). Общие прогнозные запасы оценивались солидной цифрой — 2 млрд тонн нефти и 0,5 млрд тонн газового конденсата. При этом геологи были единодушны: продолжение поисково-разведочных работ позволит существенно прирастить запасы нефти и газа, ведь прогнозный потенциал области разведан не более чем на 10–15%. Таким образом, вероятность открытия новых нефтегазоносных месторождений и сегодня остается очень высокой.

В удачном месте

Нефть с месторождений Иркутской области отличается хорошим качеством — она легкая (плотность 0,8 г/см3), малосернистая (0,12% серы) и малопарафинистая (около 1% парафинов). Это прежде всего облегчает ее транспортировку по нефтепроводам. А при переработке такой нефти выход ценных легких фракций (бензина, керосина) оказывается выше, чем при переработке стандартной западносибирской Urals. Поэтому такая нефть дороже западносибирской — примерно на 20%.

Но есть у иркутской нефти еще одно ценное преимущество — она находится в очень удобном районе, между двумя потенциально крупнейшими «нефтяными кладовыми» Восточной Сибири, сосредоточенными в Эвенкии и Якутии. Ее запасы географически не обособлены, как, например, нефть Ванкора в Красноярском крае (месторождение осваивает государственная «Роснефть»). В феврале 2006 года в докладе Института региональной политики, озвученном на III Красноярском экономическом форуме, говорилось прямо: расширение поставок углеводородного сырья на рынки АТР станет одним из главных условий экономического развития всего востока России. Именно в расчете на восточносибирскую нефть был построен нефтепровод Восточная Сибирь – Тихий океан (ВСТО), часть которого проходит по северу Иркутской области. Поэтому тот, кто обустроит здесь месторождения и транспортную инфраструктуру, окажется в нужном месте в нужное время.

По данным Ольги Гайковой, министра природных ресурсов и экологии Иркутской области, в настоящее время суммарные запасы нефти в регионе составляют порядка 400 млн тонн, прогнозные ресурсы — более 2 млрд тонн. Но пока главной особенностью развития нефтедобывающей отрасли Иркутской области остается активность небольших компаний, осваивающих малые нефтяные и газоконденсатные месторождения. Значительная часть из них входит в созданный в 2000 году холдинг — Иркутскую нефтяную компанию (ИНК). По словам Марины Седых, генерального директора ИНК, компания первой в области приступила к промышленной эксплуатации месторождений и до сих пор удерживает лидирующие позиции в этой отрасли. «На момент образования компании в нашем активе было три нефтегазовых месторождения. В 2005–2008 годах на аукционах было приобретено еще восемь перспективных участков, и на сегодня компания является лицензиатом семи месторождений и четырех лицензионных участков углеводородного сырья. Общий объем капитальных затрат компании на геологоразведочные работы в течение 2009–2012 годов запланирован в объеме 4,5 миллиарда рублей. Инвестиции в геологоразведку приносят свои плоды: за два последних года компания открыла три новых месторождения, увеличила геологические запасы нефти до 64,6 миллиона тонн, газа — до 82,3 миллиарда кубометров, конденсата — до 4,3 миллиона тонн», — рассказывает Седых. Таким образом, ИНК не только выполняет все обязательства, предусмотренные лицензионными соглашениями по участкам недр, но и проводит масштабные дополнительные геологоразведочные работы. В текущем году на своих месторождениях ИНК планирует добыть 650 тыс. тонн нефти и конденсата. А в ближайшей перспективе, в 2010-м – начале 2011 года — намерена подключиться к ВСТО и впоследствии поставлять до 3,5 млн тонн нефти с Ярактинского, Марковского и Западно-Аянского месторождений.

Но не у всех «малышей» дела идут хорошо. В прошлом году 99% акций компании «Дулисьма», недропользователя Дулисьминского месторождения, перешли за долги от британской компании Urals Energy Сбербанку. Это месторождение также расположено на севере Иркутской области, его запасы предварительно оценены агентством DeGolyer & MacNaughton в 15 млн тонн нефти, 11,5 млн тонн конденсата и 109 млрд кубометров газа. Объем добычи на месторождении небольшой, в 2006–2007 годах он составлял до 170 тонн нефти в сутки. В апреле 2010 года глава Сбербанка России Герман Греф объявил, что акции этой нефтяной компании будут проданы наряду с другими непрофильными активами.

Своя кладовая

Конечно, присутствуют в Иркутской области и стратегические игроки. Еще в 2005 году сюда пришла государственная НК «Роснефть». Тогда же было объявлено, что компания рассматривает юг Восточной Сибири как один самых перспективных регионов для долгосрочного роста собственной нефтедобычи. В планах «Роснефти» значилось, что месторождения Иркутской области должны стать основным источником для заполнения ВСТО, и эти планы стали очень быстро реализовываться.

Правда, проникновение компании в регион началось с покупки блокирующего пакета акций компании «Верхнечоннефте­газ», владеющей лицензией на разработку Верхнечонского нефтегазоконденсатного месторождения. При этом контролирующим акционером компании осталась ТНК-BP (доли в проекте: «Роснефть» — 26%, ТНК-BP — 62,71%, Восточно-Сибирская газовая компания — 11,29%). Промышленная добыча на Верхнечонском месторождении началась менее двух лет назад, в октябре 2008 года. Нефть стала транспортироваться по еще не достроенному трубопроводу ВСТО — уже введенный в строй участок работал в реверсном режиме, качая сырье не к Тихому океану, а в обратную сторону, до Тайшета и далее — на Ангарский НПЗ в Красноярском крае. А через год, когда экспортная труба была достроена, нефть пошла на восток, чтобы через экспортный терминал попасть в танкеры. Всего в 2009 году на месторождении было введено в эксплуатацию 38 нефтяных скважин, что позволило добыть до 1,2 млн тонн. Пик добычи (7 млн тонн) здесь ожидается в 2014 году. Общий объем инвестиций в Верхнечонский проект уже составил более 1 млрд долларов и может достичь 4–5 млрд долларов в зависимости от необходимого количества скважин. На сегодня разведанные запасы месторождения составляют 200 млн тонн углеводородов.

За последние четыре года «Роснефть» также активно участвовала в аукционах, приобретая лицензии на геологическое изучение, разведку и добычу углеводородного сырья в Приангарье: были куплены лицензии на Восточно-Сугдинский, Санарский, Могдинский, Даниловский и Кулиндинский и некоторые другие участки. В результате за короткое время был сформирован немалый портфель активов — на лицензионных участках «Роснефти» объем перспективных ресурсов (в соответствии с отчетом DeGolyer & MacNaughton) на начало 2010 года составил примерно 1 млрд тонн и 0,8 трлн кубометров газа. К тому же неподалеку (по сибирским меркам, конечно же) от уже известных месторождений севера Иркутской области находятся лицензионные участки Юрубчено-Тохомского месторождения Эвенкии. Они также входят в область интересов «Роснефти», поскольку лицензиями на них владеет дочерняя Восточно-Сибирская нефтегазовая компания, купленная «Роснефтью» в 2007 году.

Жемчужина без блеска

В конце июня этого года Ольга Гайкова, региональный министр природных ресурсов, обратила внимание на ситуацию с газовыми проектами в Иркутской области. Балансовые запасы газа иркутских месторождений составляют порядка 4 трлн кубометров, а ресурсы превышают 8 трлн кубометров. Регион готов ежегодно добывать более 30 млрд кубометров газа. Но здесь до сих пор не создана инфраструктура, не определены потребители, не существует даже конкретных перспектив использования природного газа.

А ведь еще три–четыре года назад в этом направлении существовали вполне определенные перспективы. Связаны они были прежде всего с Ковыктинским газоконденсатным месторождением — самым крупным не только в Иркутской области, но и на всем востоке России. Интерес для инвесторов Ковыкта представляла не только своими запасами, но и относительно близким расположением к индустриально развитым южным районам области, где находятся мощные химические предприятия: «Саянхимпласт», «Усольехимпром», Ангарский нефтехимический комбинат и Ангарский завод полимеров, а также тепловые электростанции, цементные заводы и прочие потенциальные потребители газа. По первоначальным планам российско-британской нефтяной компании ТНК-ВР, ежегодная добыча на этом месторождении к 2010–2012 годам могла дойти до уровня 35–40 млрд кубометров газа; большую часть предполагалось по специально построенному газопроводу экспортировать в страны азиатско-тихоокеанского региона.

Лицензия на месторождение принадлежит компании «РУСИА Петролеум», специально созданной для освоения Ковыкты еще в 1992 году. Ее основными акционерами были структуры уже упоминавшейся ТНК-ВР (62,9% акций), а также ОГК-3 (24,99% акций) и администрация Иркутской области (10,78% акций). За 17 лет «РУСИА Петролеум» провела на Ковыкте доразведку, чем обеспечила прирост запасов с 346 млрд до 2 трлн кубометров газа, а также построила ряд объектов инфраструктуры, временные трубопроводы. С 2001 года на месторождении началась опытно-промышленная эксплуатация, которая так и не стала масштабной — в 2009 году объем добычи составил 41,7 млн кубов газа и 2,1 тыс. тонн конденсата.

Сложилась странная ситуация: месторождение готово к тому, чтобы на нем ежегодно добывали более 30 млрд кубометров газа, но газ этот некуда было девать — строительство газопроводов к нему заморожено. Связано это прежде всего с позицией «Газпрома», изначально усмотревшего в этом проекте угрозу своему положению монопольного поставщика газа на экспорт в азиатском направлении (такое право ему было дано в 2006 году). Воспользовавшись тем, что только у него в руках в нашей стране есть единая газотранспортная сеть, по которой перекачивается газ, он фактически вынудил акционеров «РУСИА Петролеум» замкнуться в рамках отдельной взятой Иркутской области, которая сейчас потребляет лишь около 2,5 млрд кубометров в год, и тем самым нарушить лицензионные соглашения (по условиям лицензии, «РУСИА Петролеум»  должна была выйти на ежегодную добычу в Ковыкте в 9 млрд кубометров газа еще четыре года назад).

На основании этого Роснедра за четыре последних года два раза грозились отобрать у компании лицензию на Ковыкту. Первый раз ее «спас» сам «Газпром», с удовлетворением заявивший, что согласен купить долю ТНК-ВР в самом операторе Ковыкты и Восточно-Сибирской газовой компании (оператор газификации Иркутской области). Но сначала стороны никак не могли договориться о цене, потом в ТНК-ВР случился корпоративный конфликт, затем наступил кризис… В итоге в начале февраля этого года Алексей Миллер, глава правления «Газпрома», заявил, что Ковыктинское ГКМ национальному газовому концерну вообще не нужно.

В ответ на это Виктор Вексельберг, один из акционеров ТНК-ВР, сообщил прессе, что покупателем Ковыкты выступит госкомпания «Роснефтегаз», и за цену от 700 млн до 800 млн долларов сделка будет закрыта до конца года. Игорь Сечин, вице-премьер правительства, комментируя тогда возможность отзыва лицензии у «РУСИА Петролеум» на Ковыкту, довольно благодушно сказал, что «решение в любом случае будет справедливым» и «все будут счастливы», имея в виду, что недропользователю компенсируют затраты на разработку многострадального месторождения.

Но еще в середине мая ТНК-ВР предъявила «РУСИА Петролеум» требования о досрочном погашении части займов, предоставленных ей для разработки месторождения. И та направила в арбитражный суд Иркутской области заявление о собственном банкротстве. После этого тон высказываний федеральных чиновников о Ковыкте сразу изменился. Игорь Сечин заявил, что «Роснефтегаз» не будет ее покупать («Там они друг с другом разобраться не могут. Зачем покупать то, что в банкротстве находится?» — спрашивал вице-премьер, отвечающий в правительстве за российский ТЭК.). Зато Юрий Трутнев, министр природных ресурсов РФ, заявил, что, скорее всего, лицензия на разработку Ковыктинского месторождения все-таки отойдет государству, в нераспределенный фонд. Компенсировать затраты недропользователя на разработку месторождения, если он не выполнил условий разработки, по словам министра, государство не обязано. «Это просто значит, что следующий недропользователь, наверное, будет иметь какие-то мотивы для приобретения оборудования и активов, если эти активы остались на месторождении», — пояснил он. Таким образом, продолжение освоения Ковыкты все равно будет. Но уже силами какой-то из государственных нефтегазовых компаний и тогда, когда этому будет благоприятствовать стабильный рост спроса и цены на газ.   

Новости партнеров

«Эксперт Сибирь»
№32-34 (278) 30 августа 2010
Местное самоуправление
Содержание:
Паны дерутся

История с отрешением от должности мэра Барнаула Владимира Колганова достигла кульми-нации. Несмотря на ожесточенное сопротивление, шансов сохранить пост у градоначальника почти не осталось — слишком велика разница в политическом весе губернатора и мэра

Реклама