Накопили потенции

Вадим Пономарев
20 декабря 2010, 00:00
  Сибирь

Сибирский макрорегион к серьезным нефтегазоносным территориям никогда не относился, хотя его недра и содержат большое количество ресурсов. Сейчас пришло время открыть эти запасники

Фото: Борис Барышников

На фоне Поволжья, а затем и Тюменской области (вкупе с автономными округами), нефтяные запасы Сибири в советские времена никого особо не вдохновляли. Правда, еще тогда эксперты отмечали, что на севере макрорегиона может быть сосредоточена восьмая часть залежей отечественных углеводородов. Но они были весьма тяжелы для разработки, поэтому нефтедобыча скромно сосредоточилась на юге Сибири — в Омской, Томской и Новосибирской областях.

Характерен пример «Новосибирск­нефте­газа» (НСНГ). В 2003 году его купила ТНК-ВР, за последующие пять лет подняв добычу нефти в регионе с 276 тыс. до 2 млн тонн в год. Но не успели региональные власти обрадоваться, как добыча НСНГ начала столь же резко падать, а ТНК-ВР бросилась искать покупателя на новосибирский актив, поскольку посчитала, что запасы нефти в регионе значительно ниже, чем предполагалось (см. «Шагреневая кожа» в «Эксперте-Сибирь» № 38–39 за 2010 год).

Аналогичные процессы шли и с «Томск­нефтью» (ТН), которая десять лет назад была единственным нефтедобытчиком в своем регионе. Ни ЮКОС — старый владелец ТН, ни «Роснефть» — новый ее владелец, ни «Газпром нефть», которая купила в конце 2007 года у «Роснефти» 50% «Томск­нефти», в геологоразведку особо не вкладывались, предпочитая качать то, что есть. В итоге «Томскнефти» не удается сдерживать падение объемов добычи. В прошлом году, по сравнению с 2008-м, падение было 600 тыс. тонн, в этом году — более 500 тыс. тонн (до 7,15 млн тонн), сообщил недавно вице-губернатор Томской области Владимир Емешев. Компания фактически работает на пределе своей рентабельности. Если акцизы и НДПИ сохранятся на сегодняшнем уровне, то предприятие с 2012 года может стать убыточным.

Была у сибиряков, правда, в начале века некоторая надежда на омскую «Сибнефть». Но после того как пять лет назад Роман Абрамович продал ее «Газпрому», стало ясно, что вектор интересов этой компании окончательно переместился в Тюменскую область. И жила бы Сибирь по-прежнему за счет мозгов, трудолюбия и алюминия, если бы не строительство меганефтепровода Восточная Сибирь – Тихий океан (ВСТО). Эта труба действительно дала сибирской «нефтянке» право на полноценную жизнь.

Тропою ЮКОСа

Идея строительства экспортной нефтяной трубы на Восток, в страны АТР, будоражила умы еще советских стратегов. Затем эстафету подхватил ЮКОС (см. «Время открыть заначку» в «Эксперте-Сибирь» № 45–46 за 2010 год). Однако государству не понравилась ни сама нефтяная компания, ни ее владельцы, ни идея частного нефтепровода. Поэтому большинство добывающих подразделений опального ЮКОСа, в том числе и в Сибири, перешло государственной «Роснефти», а сам трубопровод стала строить тоже государственная «Транснефть» (см. «Восточная Сибирь – Тихий океан» на стр. 22). В конце прошлого года компания сдала в эксплуатацию первую очередь ВСТО — от Тайшета (Иркутская область) до Сковородино (Амурская область) мощностью по перекачке 30 млн тонн нефти в год. Осенью этого года был запущен отвод на китайский Дацин мощностью 15 млн тонн нефти в год. А 3 декабря «Транснефть» отчиталась о том, что сварила уже половину — 1 000 км, линейной части второй очереди трубопровода до бухты Козьмина (Приморский край), труба позволит увеличить пропускную способность трубы до 50–80 млн тонн нефти в год.

Понятно, что этот главный российский трубопроводный проект последнего десятилетия имеет прежде всего геополитическое значение. Но он также дал мощный толчок к освоению тех нефтяных месторождений Сибири, которые ранее считались недоступными из-за отсутствия структуры для транспортировки черного золота. «Сегодня  ресурсный потенциал месторождений Восточной Сибири можно оценить на уровне 1,6–1,9 миллиарда тонн по сумме извлекаемых запасов. При объемах транспортировки 80 миллионов тонн в год эти ресурсы обеспечат наполнение нефтепровода Восточная Сибирь – Тихий океан в течение 22–25 лет. Дальнейшая добыча нефти будет зависеть от геологоразведочных работ на территории Восточной Сибири. По месторождениям основной объем формируют и будут формировать Ванкор, Талакан и Верхняя Чона, Алинское месторождение. В принципе, пик добычи на разведанной базе наступит в 2015 году, а ее текущий уровень может составить 38–48 миллионов тонн в год», — считает начальник отдела аналитических исследований ИГ «Универ-капитал» Дмитрий Александров.

Крупнейшее из этого списка — Ванкорское месторождение, расположенное на юге Таймыра в Красноярском крае. «Роснефть» ввела его в промышленную эксплуатацию в августе прошлого года (см. «Откупорили заначку» на стр. 34). В этом году на нем планируется добыть 12,5 млн тонн нефти, а с 2014 года выкачивать по 25,5 млн тонн в год. Совокупная же добыча со всех месторождений Ванкорской группы может превысить 100 млн тонн нефти в год. «По расчетам специалистов, эта провинция будет ежегодно дополнительно давать более 115 миллионов тонн нефти и конденсата, что, конечно же, серьезно укрепит сырьевую базу российской экономики, наш экспортный потенциал, позволит на полную мощность загрузить перспективные маршруты — и на восток, и на северо-запад, будет участвовать в наполнении как нефтепровода ВСТО, так и второй очереди Балтийской трубопроводной системы», — заявил по этому поводу премьер-министр страны Владимир Путин. При существующем уровне мировых цен нефть Ванкора принесет за время эксплуатации этого месторождения 4,5 трлн рублей налогов во все уровни бюджета, что составляет почти половину нынешнего годового бюджета России.

Параллельно с этим на юге Якутии ввел в промышленную эксплуатацию Талаканское месторождение «Сургутнефтегаз» (СНГ). За 2004–2009 годы компания вложила в его разработку, строительство дорог, линий электропередачи и объектов социального назначения в поселке Витим 102 млрд рублей. В ближайшие пять лет СНГ намерен инвестировать в Восточную Сибирь еще 276 млрд рублей и довести ежегодную добычу нефти на Талакане до 6 млн тонн. К 12 лицензиям в этом регионе на добычу нефти компания в текущем году приобрела еще четыре участка и получила две лицензии на ранее открытые ею месторождения. Еще даже не выйдя на плановые объемы добычи, СНГ занял второе место после «АЛРОСЫ» по объему выплат в регио­нальные и местные бюджеты.

«В Иркутской области в связи с запуском ВСТО добыча нефти к 2015 году должна вырасти в пять раз и составить 8 миллионов тонн в год», — заявил начальник управления недропользования региона Владимир Назарьев. Основной резерв — Верхне­чонское месторождение, лицензия на разработку которого принадлежит ТНК-ВР. В 2008 году его соединили трубой длиной 85 км с ВСТО, благодаря чему всего за год добыча выросла с 152 тыс. до 1,2 млн тонн. ТНК-ВР планирует вложить сюда 4–5 млрд долларов и к 2014 году увеличить объем добываемой нефти до 7 млн тонн в год. За это же время, по словам Владимира Назарьева, промышленные запасы нефти в регионе по категории С1 за счет геологоразведки должны увеличиться в два раза — до 400 млн тонн.

Эта ситуация повлияла и на добычу нефти в Томской области, которая, несмотря на падение добычи у «Томск­нефти», увеличит объемы по итогам этого года на 4,3% — до 10,5 млн тонн. Произойдет это, по словам вице-губернатора Владимира Емешева, за счет менее крупных (во всяком случае пока) компаний. В 1,7 раза (до 780 тыс. тонн) увеличила добычу Imperial Energy (входит в индийскую ONGC), в 1,5 раза (до 1,3 млн тонн) — «Газпром нефть Восток», в 2,2 раза (до 590 тыс. тонн) — «дочки» «Востокгазпрома» «Томскгазпром». До 2013 года в шесть раз (до 1 млн тонн в год) намерена увеличить добычу на Столбовом месторождении в Томской области и «РуссНефть», которая из-за коллизий с создателем и совладельцем компании Михаилом Гуцериевым чуть было не потеряла три лицензионных участка в регионе.

Кроме того, вслед за поставками по ВСТО восточносибирской нефти в Японию, из страны восходящего солнца начали поступать и инвестиции в добычу нефти в Сибири. «Япония планирует значительно увеличить инвестиции в поиск и освоение нефтегазовых месторождений Восточной Сибири. Можно предположить, что таким образом страна планирует обеспечить увеличение объемов транспортировки нефти ESPO по ВСТО. Кроме того, сорт ESPO имеет хорошие перспективы стать маркером в АТР. Вполне логично, что Япония, вкладываясь в разработку месторождений, заранее пытается гарантировать себе рост поставок восточносибирской нефти», — обосновывает позицию японских инвесторов аналитик ФК «Уралсиб» Алексей Кокин.

Очевидно, по мере нарастания мощи нефтепровода ВСТО, на территории Сибири будет увеличиваться и количество нефтедобывающих проектов. После Ванкора на очереди у «Роснефти» сейчас стоит разработка другого гигантского месторождения, также расположенного на севере Красноярского края — Юрубчено-Тохомского (по величине прогнозных ресурсов нефти, природного газа и конденсата Красноярский край вообще занимает второе место в России после Тюменской области). Лицензия на него также принадлежала ЮКОСу, но тот без нефтепровода так ничего и не смог сделать. Поэтому на месторождении, обладающем суммарными запасами 1,2 млрд тонн нефти и свыше 2 трлн кубометров газа, до сих пор добывается не более 50 тыс. тонн нефти в год. Однако, по решению правительства, «Роснефть» вместе с «Транснефтью» в ближайшие три-четыре года построит нефтепровод от Юрубчена до ВСТО стоимостью 63 млрд рублей, который даст возможность добывать на юге Эвенкии 18–20 млн тонн ежегодно. Бюджет Красноярского края при этом будет пополняться ежегодно на 14–15 млрд рублей.

Неудавшееся счастье

Отсутствие «большой трубы» предопределило и судьбу добычи природного газа в Сибири. Наиболее амбициозный проект в этой отрасли пыталась осуществить ТНК-ВР на Ковыктинском газоконденсатном месторождении в Иркутской области (см. «Газовая пауза» в «Эксперте-Сибирь» № 42–44 за 2010 год). Но на пути компании встал «Газпром», который сначала имел планы на это месторождение, но не так давно заявил, что Ковыкта ему не нужна.  Поэтому судьба крупнейшего сибирского газового месторождения будет зависеть от того, кто станет его новым хозяином. Наиболее вероятный кандидат — крупнейший независимый газодобытчик «НоваТЭК», которому российские власти последние два года оказывают беспрецедентные для отрасли знаки внимания. Если процесс расширения влияния «НоваТЭКа» будет проходить такими же темпами, как сейчас, то труба до Ковыкты может протянуться гораздо быстрее, нежели того хотели бы топ-менеджеры «Газпрома». Для Сибири подобный поворот событий был бы только благом.