Суровое сибирское образование

Русский бизнес
Москва, 14.03.2011
«Эксперт Сибирь» №9-10 (290)
Сибирские центры бизнес-образования не боятся столичной экспансии, полагая, что привыкшие к цивилизованным методам ведения бизнеса москвичи просто не справятся с местным хаотичным рынком

Фото: Борис Барышников

Российское бизнес-образова­ние (БО) четко делится на три круга. Первый, наиболее цивилизованный и высоко­оплачиваемый, расположен, разумеется, в Москве. Второй простирается от ближнего «замкадья» до Урала. Здесь до кризиса успел сформироваться рынок, ведущие участники которого поделили основных клиентов и зоны влияния. Все остальное — третий, «дикий» круг, terra inkognita, где едва ориентируются даже бывалые бизнес-тренеры.

Рынок не дорос

Собравшись в отеле Double Tree by Hillton за круглым столом, организатором которого выступил журнал «Эксперт-Сибирь», представители новосибирских и томских бизнес-школ сначала честно силились определить емкость и состав сибирского рынка БО. Но вскоре сдались: изменения там вроде и происходят, но следить за ними некогда — надо деньги зарабатывать. Исполнительному директору корпоративного университета ЭКСWord Татьяне Залетовой удалось припомнить, что в кризисный период с рынка ушла яркая компания «Ход конем», называвшая себя «агентством стимулирования продаж». Других существенных изменений в составе игроков эксперты не заметили.

«Исследования рынка БО — вещь крайне абстрактная, — сетует руководитель отдела маркетинга бизнес-школы «Самолов и Самолова» Иван Самолов. — Аналитики не могут толком сосчитать даже годовой оборот столичных тренинговых компаний, которые несопоставимо более открыты, чем региональные». Директор Международной бизнес-школы Новосибирского государственного университета экономики и управления (НГУЭиУ) Михаил Гусев и вовсе заявил, что стандартизированного рынка БО в Сибири нет: вот в Европе рынок БО — устойчив, а у нас он только формируется — сегменты зарождаются, предложения определяются, но пока все очень непрочно. Коллеги поддержали эту точку зрения: по общему мнению, на данном этапе ни о какой сегментации не может быть и речи. Тренинговые центры готовы продать хоть коучинг, хоть программы личностного роста, хоть тренинги продаж — был бы покупатель. Именно поэтому все сибирские бизнес-тренеры — универсалы. В мировой практике такой профиль давно считается анахронизмом.

Но помимо очевидных минусов, связанных с низкой стоимостью образовательных услуг в регионе, такой расклад обеспечил неожиданное конкурентное преимущество сибирских тренинговых компаний перед московскими, делающими попытки зайти в Сибирь. В отличие от столичных коллег, наивно полагающихся на честность клиентов, местные бизнес-тренеры привыкли никому не верить. «Ушлые провинциалы приглашают столичных провайдеров на многочисленные встречи, радушно принимают, просят «посмотреть» наработки, а потом передают их своим HR-специ­алистам, и те проводят обучение сотрудников «по столичным программам», не заплатив разработчикам ни копейки», — рассказывает президент бизнес-школы «Самолов и Самолова» Ульяна Самолова. Эксперты вспомнили случай, когда крупная местная компания приглашала нескольких подряд федеральных провайдеров БО провести у них демо-тренинги — как будто с прицелом на будущее сотрудничество, бесплатно. И таким образом целый год обучала свой персонал, не тратя денег.

Все-таки эти потешные истории не меняют печального факта: цены на услуги сибирских тренинговых компаний значительно уступают столичным. В «Самолов и Самолова» сравнили цены на обучение продажам двенадцати менеджеров. В Новосибирске стоимость такого курса составила 30–60 тыс. рублей в месяц, в Москве — 140 тыс. «Столичная стоимость управленческого тренинга — 160–280 тысяч рублей. Есть отдельные бизнес-тренеры, которые стоят до 450–550 тысяч плюс НДС, — говорит Иван Самолов. — В Новосибирске максимальная цена — 150 тысяч за двухдневный управленческий тренинг, обычно берут около 100 тысяч. Причем сибирские компании охотно идут на снижение заявленной цены». Заместитель министра образования, науки и инновационной политики Новосибирской области Дмитрий Метелкин подтверждает: «Мы имеем дело с издержками становления рынка. Мы не готовы требовать высокую плату и не умеем внятно позиционировать себя, в результате беремся за что угодно, лишь бы заработать».

Под гнетом спроса

Чтобы удержать заказчиков, участники рынка БО идут навстречу их требованиям. Директор центра программ МВА Института инженерного предпринимательства (Томск), кандидат экономических наук, доцент Галина Алехина сетует, что иногда в угоду клиентам приходится переписывать утвержденный учебный план: «На втором году обучения по программе МВА одна из наших групп попросила добавить дисциплины по экономике и комплексному анализу предприятия, потому что им недостает базового экономического образований». Таким образом, идет борьба за крупных заказчиков из числа государственных монополий: «Такие клиенты, в отличие от необязательных представителей среднего и малого бизнеса, обеспечивают нам стабильность. Чтобы планировать бюджет и спокойно работать, приходится идти на уступки».

Ульяна Самолова категорически не соглашается с таким подходом: «Мы не должны подстраиваться под запросы клиентов. Один тренинг разрабатывается два-три года, и мы не можем сиюминутно разворачиваться вслед за спросом». Бизнес-тренеры рассказывают, что службы персонала часто совершенно не понимают, как строится учебный процесс. Например, заказывают для своих топов тренинг по принятию управленческих решений, хотя те еще не научились оперативному управлению. «Мы со своей стороны должны задавать стандарты, — говорит Самолова, — должны учить их не по тем моделям, про которые они где-то слышали и им понравилось название, а по оптимальным для их конкретных рабочих процессов. Мы должны слушать клиентов, но слышать не заявки, а проблемы». Михаил Гусев подытоживает: «Мы должны быть диетологами, а не официантами».

Исполнительный директор, управляющий партнер и ведущий тренер тренинг-центра «СТАТУС» Татьяна Зотова предлагает придерживаться золотой середины: «Для своих заказчиков мы проводим точечную диагностику, чтобы выявить проблемные места, а потом предлагаем несколько разных схем решения на выбор».

МВА: популярен, но необязателен

Одним из самых действенных образовательных инструментов по-прежнему считаются курсы МВА. По оценкам экспертов, в Новосибирске качественно эту услугу оказывают порядка десяти компаний. Спрос в Сибири на МВА растет, на эти программы приходят по рекомендациям. Бизнес-школы с гордостью заявляют, что теперь они сообщают клиентам о курсах МВА с помощью имиджевой рекламы — прямые продажи в этом вопросе уже не требуются, несмотря на то что это самый дорогостоящий из образовательных продуктов. По словам Михаила Гусева, в их центре МВА стоит 240 тыс. рублей за международный курс и 300 тыс. — за российский, государственного образца.

На рынке сегодня представлены как классические двухгодичные курсы, так и всевозможные программы «по мотивам» — так называемые «мини-МВА», дистанционные МВА и прочие вариации. По словам Галины Алехиной, в вопросе МВА по-прежнему наблюдается конкуренция со стороны Москвы и зарубежья: «Некоторые особо состоятельные бизнесмены уезжают за границу, чтобы учиться на full-time МВА (ближайший аналог «блочно-модульное обучение с отрывом»). Но год отсутствовать на рабочем месте, снимать квартиру и учиться за границей могут позволить себе единицы». Часто это дети состоятельных родителей, им есть на кого оставить на год-два бизнес. По словам экспертов, стоимость такого обучения в несколько раз превышает местные предложения.

По наблюдениям экспертов, выпускники МВА часто создают некие объединения типа клубов для реализации совместных проектов. Дмитрий Метелкин вспоминает, что существует похожая Президентская программа подготовки управленческих кадров, которая помогает людям, имеющим общую теоретическую базу, обмениваться наработками в неформальном режиме. Но при всей внешней привлекательности курсов МВА вопрос их практичности остается открытым. Управляющий партнер кадрового агентства «Люди Дела» Светлана Смольникова рассказывает, что всего 10% работодателей, подыскивающих топ-менеджеров на территории СФО, требуют от кандидатов наличие диплома МВА. Остальные делают ставку на опыт: «На рынке труда пройденные курсы МВА не востребованы — они нужны скорее для внутренней уверенности соискателя в своих силах». Директор филиала HeadHunter по Сибири Алена Алферова говорит, что курсы МВА становятся применимы у собственников компаний крупнее ста человек — там больше потребность в технологиях, чем в личных контактах и интуиции. Как правило, на курсы приходят люди опытные — топ-менеджеры либо менеджеры среднего звена.

«Слушатели редко платят за себя самостоятельно — как правило, это делает работодатель», — оговаривает Алена Алферова. Этот момент как раз настораживает многих работодателей. Дмитрий Метелкин рассказывает, как несколько лет назад участвовал в проведении программы МВА для крупной сибирской корпорации. Каждый обучаемый обошелся компании в 250 тыс. рублей. Но при всех договорах, которые заключал работодатель со своими сотрудниками, через год после завершения учебы компания лишилась 70% переобученных. «Наш Трудовой кодекс устроен так, что с работника, нарушившего договор об обязанности отработать в компании не менее определенного количества лет после завершения учебы, ничего не возьмешь. В отсутствие внятной кадровой политики внутри компании любые инвестиции в кадры будут дискредитированы. Представители бизнеса боятся обучать своих менеджеров». Татьяна Зотова на это возражает: «Если мы инвестируем серьезный капитал в обучение сотрудника, то нужно проработать и механизм его удержания. Инвестиции — это всегда риск».

Компании в сфере бизнес-образования по объему образовательной деятельности в денежном выражении
Количество обученных по тематикам образова- тельных программ в 2008–2010 годах

У партнеров

    «Эксперт Сибирь»
    №9-10 (290) 14 марта 2011
    Иностранные инвестиции
    Содержание:
    Поле битвы — водоканал

    Водоснабжение Томска поручено французам. Российским инвесторам в «коммуналку» местные власти больше не верят

    Реклама