Под боком у «Норникеля»

26 ноября 2012, 00:00
  Сибирь
Фото: Виталий Волобуев
Геннадий Пивень (справа) заявил, что «Русская платина» пришла в Красноярский край «всерьез и надолго»

Группа «Русская платина», управляющая активами владельца НК «Альянс» Мусы Бажаева в сегменте цветных металлов, презентовала в Красноярске свои планы по развитию Черногорского месторождения. Владелец лицензии — ООО «Черногорская ГРК», в свое время принадлежавшее ГМК «Норильский никель», а в процессе знаменитого раздела активов между Владимиром Потаниным и Михаилом Прохоровым отошедшее последнему (попав в состав «Интергео»), было куплено «Русской платиной» (основным активом которой является артель старателей «Амур» в Хабаровском крае) в апреле 2011 года. Запасы Черногорки — 143 млн тонн руды, содержащей никель, медь, кобальт, золото, серебро и другие ценные компоненты. Но более 60% от общей стоимости товарной продукции, получаемой из этих руд, составляют металлы платиновой группы.

По данным генерального проектировщика — компании Bateman Engineering (входит в группу Tenova) — к концу 2015 года на месторождении планируется построить современный горно-металлургический комплекс по добыче и переработке руды, включающий обогатительную фабрику (ОФ), карьер, плавильный завод, хвостоотвалы и склады, ТЭЦ, полигон отходов, автодорогу от Норильска и причал на Енисее. Проектировщики подчеркивают, что все будет сделано по современным стандартам. К примеру, предприятие будет полностью бессточным, а хвосты будут пятого класса опасности (то есть почти безвредные) — и, уложенные в сухом виде, быстро зарастут растениями. Уникальными будут и технологии обогащения руды. По словам управляющего директора компании «Бэйтман СНГ» Юрия Гаврилова, технологические решения, предлагаемые Черногорской ГРК, в полном объеме еще не были реализованы ни в одном подобном проекте.

Мощность ОФ, строительство которой планируется начать в 2013 году, составит 6 млн тонн руды в год, из которой будет производиться 250–300 тыс. тонн коллективного концентрата. Из него при металлургической переработке получится 30 тыс. тонн файнштейна (концентрат с высоким содержанием металлов). «Добычу руды на данном месторождении планируется начать уже в 2013 году, до пуска фабрики руду будут складировать. В 2015 году планируется добыть 2–3 млн тонн руды, а с 2016 года, после запуска в строй обогатительной фабрики, компания выйдет на плановые показатели», — рассказал директор департамента развития проектов ООО «Черногорская ГРК» Константин Злотников. Существующих запасов хватит как минимум на три десятилетия стабильной работы. С 2016 года планируется производить ежегодно 7–9 тыс. тонн никеля, 13–16 тыс. тонн меди, 6 тонн платины, 12–13 тонн палладия и 500 кг золота.

Правда, все озвученные «фишки» и цифры являются предварительными. Как и некоторые другие решения. Например, компания может построить на Енисее собственный порт — если не договорится по тарифам с портом в Дудинке, который контролируется «Норникелем» (ТЭО проекта строительства терминала уже готовится, общая его стоимость может составить 2 млрд рублей). Не окончательным является и решение по строительству горно-металлургического цеха в Красноярске — город, активно сопротивляющийся строительству ферросплавного завода, может отнестись к новому проекту, мягко говоря, неоднозначно. Тогда, по словам первого вице-президента ГК «Русская Платина», управляющего директора ООО «Черногорская ГРК» Геннадия Пивня, его построят либо в ближнем (например, в Казахстане), либо в дальнем зарубежье. Компании также пришлось заключить соглашение о сотрудничестве в области перевозок генеральных и наливных грузов из Дудинки в порт Архангельска (и в обратном направлении) с ОАО «Северное речное пароходство». Енисейское речное пароходство, посетовал Пивень, навстречу новому крупному заказчику не пошло; хотя понятно, что грузы с Черногорского месторождения пойдут не сразу, а вот оборудование, металлоконструкции и другие необходимые для строительства его инфраструктуры материалы — уже очень скоро.

В целом общий объем инвестиций в весь проект может превысить 1,2 млрд долларов (из них 400–500 миллионов — в строительство ОФ), в Норильском районе будет создано почти 2 тыс. современных рабочих мест. При этом использовать для их жизни планируется Норильск, благо Черногорка от него всего в 15 км. Пока, правда, местные власти «Русской платине» не рады. Особенно в свете того, что компания этой весной произвела фурор, став победителем конкурса Роснедр на разработку месторождения «Норильск-1». Монополия ГМК «Норильский никель» на недра Таймыра могла быть впервые в истории разрушена. Итоги того конкурса не были утверждены, их отмена сейчас оспаривается в судах, чем и когда все закончится в итоге — не известно. Тем не менее мэрия Норильска затягивает с выдачей землеотводов под строительство авто­дороги к месторождению, из-за чего компания не может приступить к работам, а руководство Таймырского Долгано-Ненецкого муниципального района отказало в аренде земли для строительства грузового терминала в Дудинке. «Но я хочу подчеркнуть, что все это противодействие — на уровне мелких чиновников, которые, видимо, просто чего-то не понимают или руководствуются страхами. Мы — большая компания, мы пришли сюда всерьез и надолго, мы умеем законно сопротивляться и обязательно доберемся до своего месторождения», — заявил Геннадий Пивень, полушутя добавив, что недавно купил часы с двумя циферблатами — на них у него московское и красноярское время.

Руководитель пресс-службы НК «Альянс» Андрей Румянцев добавил, что компания пока не обращалась за под­держкой к губернатору Красноярского края Льву Кузнецову, поскольку ничего «экстраординарного» ей на данном этапе и не требуется. «Говорить о какой-то поддержке, наверное, не нужно. Мы работаем по законодательству. Наш проект для нас понятен, вопрос инвестиций — тоже. У нас не должно быть проблем с властями. Мы всегда находим общий язык с регионами. Наша позиция очень простая — расти наша компания может только с рынком, вместе с регионом, в котором она работает. Если случается какое-то недопонимание, то мы этот вопрос решим, объясним, если что-то нужно. Я уверен, что найдем общий язык, а какой-то особой поддержки нам не нужно». Впрочем, в это верится с трудом: и особое положение «Норникеля» в экономике Красноярского края, и недавний скандал с проектом ферросплавного завода показывают — поддержка крупного инвестора главой региона становится необходимым, если не определяющим элементом в реализации масштабного проекта. Но «Русская платина», в отличие от других крупных компаний, на Енисей действительно зашла своеобразно — нарушить монополию «Норникеля» на Таймыр еще никто не пытался. А значит, ей придется побороться за свое место под «местным солнцем».