Попытались обновиться

Тема недели
Москва, 17.03.2008
«Эксперт Юг» №5 (11)
Итоги региональных выборов в парламенты на юге России мало что изменили в раскладе политических сил, но о проверке местных элит на прочность говорить всё же уместно

2 марта региональные органы законодательной власти выбирали в Ростовской области, Калмыкии и Ингушетии. Победа «Единой России» с большим отрывом и относительный успех КПРФ — пожалуй, единственное, что «роднит» итоги выборов в этих трёх регионах. В наиболее стабильной Ростовской области результаты голосования самые консервативные, а кипящая противоречиями Ингушетия оказалась едва ли не самой демократичной — если судить по количеству прошедших в парламент партий. Правда, именно в Ингушетии выборная кампания привела к объявлению очередных акций протеста против «произвола республиканских властей».

Степной колорит

Одним из регионов, где «Единая Россия» на местных выборах набрала сравнительно низкий процент голосов, стала Калмыкия. Результат партии власти — 55,12%, что даёт «единороссам» 17 из 27 мест в Народном Хурале (парламенте республики). Ещё 10 распределятся между КПРФ (22,38%) и Аграрной партией (7,88%).

Калмыцкий неуспех партии власти напрямую связан с расколом элит, наметившимся в республике достаточно давно. По мнению наблюдателей, калмыцкая оппозиция является оппонентом вовсе не «Единой России», а лично главу Калмыкии Кирсана Илюмжинова — на думских выборах в декабре «ЕР» здесь поддержали 72,79%, а в марте за Дмитрия Медведева проголосовали 71,64%.

В конце прошлого года межэлитные противоречия в Калмыкии вылились в досрочный роспуск республиканского парламента, а также в почти публичный конфликт Илюмжинова с мэром Элисты Радием Буруловым, которому глава Калмыкии предложил добровольно уйти в отставку, но встретил неожиданное сопротивление. Изменить расстановку сил в республике должны были выборы нового состава Хурала, спешно назначенные на 2 марта. «Сейчас Илюмжинову было жизненно важно удержать ситуацию под контролем и сформировать как можно более лояльный парламент. Поэтому выборы проходили фактически под его личным контролем — он открыто вмешивался во всё — в агитацию, в списки. Это, естественно, сказалось на результатах голосования», — считает эксперт Центра политической конъюнктуры Оксана Гончаренко.

В итоге Кирсану Илюмжинову удалось нейтрализовать начинавших набирать силу политических конкурентов — в частности, бывшего спикера Игоря Кичикова, который, по словам местных наблюдателей, «давно вёл свою игру» и рассматривался как один из кандидатов на пост главы республики в случае отставки Илюмжинова. Серьёзно ослабли и позиции Радия Бурулова, у которого в прежнем составе Хурала была весомая «группа поддержки» из депутатов, обязанных ему своим избранием — в новом парламенте «буруловцев» практически нет. «После выборов снова начнётся атака Илюмжинова на органы местного самоуправления — с применением сил правоохранительных и судебных органов. Это коснется не только Бурулова, но и глав районных администраций, которые так или иначе выражали ему поддержку», — считает беспартийный депутат Николай Очиров, избранный в новый состав Народного Хурала по списку КПРФ.

К слову, сам г-н Очиров (известный в регионе предприниматель, генеральный директор ЗАО «НИКойл — Калмыкия») тоже давно ведёт нечто вроде «своей игры» против Илюмжинова. После декабрьского «увольнения» Народного Хурала (Николай Очиров входил и в прежний состав парламента) он инициировал судебные иски о признании незаконным как решения о самороспуске, так и назначения даты выборов — по мнению депутата, в обоих случаях были допущены нарушения действующего законодательства. Любопытно, что, даже получив мандат в новом Хурале, оппонент Кирсана Илюмжинова намерен продолжать отстаивать свою точку зрения в суде. «Для меня это дело принципа — должен торжествовать закон. Если все решения судов будут отрицательными, я готов в знак протеста даже отказаться от полученного депутатского мандата — других средств достучаться до судов, принимающих политические решения, не вижу», — сказал Николай Очиров «Эксперту ЮГ». Судебная кампания депутата Очирова может рассматриваться, скорее, как PR-ход — восстановить полномочия «старого» Хурала при избранном «новом» вряд ли удастся, несколько судебных инстанций уже вынесли отрицательные решения по обоим искам.

  Фото: ИТАР-ТАСС
Фото: ИТАР-ТАСС

Фактически Кирсан Илюмжинов своей цели достиг, сменив неугодный парламент на вполне подконтрольный. Однако межэлит­ные противоречия в республике никуда не делись, и в перспективе могут доставить главе региона немало головной боли. Так, по мнению руководителя региональных программ Фонда развития информационной политики (ФРИП) Александра Кынева, большая часть депутатов Народного Хурала лояльна к Илюмжинову весьма условно. «В Калмыкии элита крайне сегментизирована и все коалиции носят временный характер — исходя из личной выгоды та или иная группировка могут довольно быстро переориентироваться, — поясняет эксперт. — Прошедшая в республиканский парламент Аграрная партия очень меркантильна — в принципе, они лояльны к властям региона, но ровно до того момента, пока это выгодно лично им. Среди депутатов от “Единой России” есть те, кто считается “людьми Илюмжинова”, но называть их верными соратниками было бы преувеличением. Они его поддерживают, но не являются опорой, а это не одно и то же». По мнению Александра Кынева, даже подавление группы мэра Элисты Радия Бурулова в итоге мало что даст Илюмжинову в политическом смысле: «Конечно, в перспективе очень сильно ослабеет группа того же Радия Бурулова. Но это ничего не значит, потому что одну группу обязательно заместит другая».

Особенности ингушской демократии

Ингушетия, если неискушённым взглядом посмотреть на результаты выборов в Народное собрание республики, может показаться неким оазисом демократии. В парламент прошли все партии, принявшие участие в кампании.

Но 2 марта многие избиратели в Ингушетии не смогли ответить на вопрос — кого из кандидатов, включённых в партсписки, они хотели бы видеть в республиканском парламенте? «А тех, кто идёт в депутаты, мы не знаем», — сказали корреспонденту «Эксперта ЮГ» на одном из участков. Был и такой ответ: «Там нет никого, за кого можно было бы голосовать, мы вообще за Медведева голосовать пришли».

По данным избиркома, явка на выборах в Ингушетии составила 92,32%. Голосование за «Единую Россию» — 74,09%, что даёт партии 20 из 27 депутатских мандатов. В республиканский парламент также прошли ЛДПР (3 мандата), КПРФ и «Справедливая Россия» (по два депутатских места). 11 из 12 депутатов-«единороссов», работавших в прежнем составе парламента, благополучно перешли в новый. Остальные, вне зависимости от партийной принадлежности, стопроцентно лояльные республиканской исполнительной власти. Среди избранных — советник президента Ингушетии, министр образования республики, два главы сельских администраций, а также представители крупного бизнеса — гендиректор ООО «Ингушнефтепродукт» Хумид Албаков и глава «Ингушрегион­газа» Магомед Горчханов. Председателем Народного собрания остался прежний спикер Махмуд Сакалов. «Состав нового Народного собрания практически тот же по возрасту и политическим взглядам. Лично мне разонравилось быть депутатом. Туда нужно идти в пенсионном возрасте, это сухая и скучная работа», — прокомментировал итоги выборов лидер регионального отделения партии «Яблоко» Дауд Гаракоев, депутат предыдущего созыва.

Местная оппозиция поспешила заявить о фальсификации итогов голосования и обнародовала свои данные о явке избирателей — 3,5%. «Я лично на выборах не был, не голосовал. Все мои родственники, имеющие право голоса, тоже не участвовали в выборах, — рассказал “Эксперту ЮГ” один из оппозиционных лидеров Магомед Хазбиев. — Не слышал, чтобы люди толпами шли голосовать. Такого нет здесь уже давным-давно и все ингуши прекрасно это знают. На выборы люди по капельке тянутся. Известно, правда, что работающим гражданам была дана установка прийти на выборы и привести с собой 10 человек. Иначе 3 марта на работу можно не приходить». Наблюдения оппозиционера подтверждает и эксперт московской хельсинской группы по Северному Кавказу Асламбек Апаев: «Результаты голосования не достоверны. Наши наблюдатели работали на 12 участках, по два человека на каждом, и они подтверждают, что высокой явки не было — на некоторых участках пришли по пять-семь человек за весь день».

Главным раздражающим фактором для ингушской оппозиции стал сам принцип формирования партийных списков. Дело в том, что в северокавказских республиках при формировании органов власти традиционно учитывается так называемый межклановый баланс - основным национальным и родовым группам обеспечивается более или менее равное представительство. Соблюдение этого неписаного закона до сих пор являлось залогом легитимности местных органов власти. На этот раз партсписки в Ингушетии составлялись без учёта этого "баланса". В итоге представительства в Народном собрании республики не получили несколько весьма влиятельных ингушских тейпов. Ещё в начале февраля представители "обойдённых" тейпов заявили о намерении сформировать так называемый "альтернативный парламент" из делегатов от "всех ингушских родов".

10 марта в республике прошёл "5-й чрезвычайный съезд ингушского народа", созванный представителями новой оппозиционной структуры. Съезд принял обращение к Владимиру Путину и Дмитрию Медведеву с просьбой "навести порядок в Ингушетии". Оппозиционеры также заявили о проведении в апреле целой серии митингов протеста, которые запланированы сразу в нескольких населённых пунктах республики. Межпартийная борьба за депутатские мандаты в других регионах на этом фоне выглядит сущим обменом любезностями.

Опять "двойка"

Из 11 регионов России, 2 марта выбиравших местные законодательные органы власти, Ростовская область стала единственной, где в парламент прошли всего две партии "Единая Россия" и КПРФ. Кандидаты от "Единой России" победили во всех 25 одномандатных округах, ещё 20 человек прошли по партийному списку (результат голосования за партию составил 71,88%). Коммунисты, набравшие по итогам выборов 15,81% голосов, получили право на пять депутатских мандатов. И на создание собственной фракции в новом парламенте. Последнее, кстати результат правки областного законодательства, предпринятой предыдущим составом Законодательного собрания. "Если раньше для создания депутатской группы было необходимо желание десяти депутатов, то теперь достаточно двух, - комментирует итоги выборов в Ростовской области политолог, глава исполкома ростовского городского отделения
"Единой России" Сергей Чуев. - Законом установлена планка - в парламенте должно быть как минимум две фракции. А реформа избирательного законодательства дала возможность пройти кандидатам от КПРФ, которые иначе вряд ли получили бы мандаты. Фактически, кандидаты от КПРФ должны быть благодарны "Единой России", которая подарила им дополнительные места".

Коммунисты, впрочем, особой благодарности не чувствуют. "По опросам общественного мнения, которые проводились на участках, определялось 25-30% избирателей, готовых голосовать за нашу партию, то есть мы вправе были претендовать на то, чтобы получить вдвое больше. Но, судя по количеству жалоб, поступивших от наших наблюдателей, ситуации искусственно не позволили развиться так, как она должна была развиваться", - сказала "Эксперту ЮГ" второй секретарь ростовского обкома КПРФ Вера Тишкова.

Наличие малочисленной фракции КПРФ на законотворческую деятельность вновь избранного парламента фактически не повлияет. Но представительство коммунистов в региональном парламенте для партии - своего рода стратегическое достижение. "Мы получили трибуну для общения с избирателями, надеемся, что получим, наконец, доступ к СМИ - это даст возможность развивать успех политической работы", - считает Вера Тишкова. По её словам, фракция готова выступить и с рядом законодательных инициатив в частности, о социальных льготах для жителей Ростовской области. К слову, КПРФ на мартовских выборах осуществила заметный "прорыв" она прошла в парламенты всех 11 регионов, в которых баллотировалась, причём во многих - с большим процентом голосов, чем на декабрьских выборах в Госдуму РФ. "Это важный момент для КПРФ, особенно с точки зрения имиджа партии, её жизнеспособности на федеральном уровне. Партия показала, что она жива, успешна, что она собирает свой электорат. Если бы не отчётливо видимый административный ресурс, то в Ростовской области именно коммунисты могли бы получить больший процент голосов - у других партий шансов практически не было", считает политолог Оксана Гончаренко. По её мнению, итоги выборов в донской парламент оказались едва ли не самыми предсказуемыми в мартовской "обойме региональных кампаний: "В Ростов ской области политическое поле зачищено губернатором от оппонентов давно и успешно. Если бы не регулярные слухи о том, что Владимир Чуб скоро оставит должность по состоянию здоровья, картина вообще была бы безоблачной", - отмечает Оксана Гончаренко.

Очередным поводом для "регулярныхслухов" о скорой отставке Владимира Чуба стало включение сразу нескольких ключевых игроков его команды в партсписок Единой России" на выборах в региональный парламент. В частности, в этом списке оказались три вице-губернатора - Сергей Кузнецов, курирующий кадровые вопросы и местное самоуправление (многие небезосновательно его считают "правой рукой губернатора в решении политических вопросов), Александр Бедрик, отвечающий за социальную политику, министр экономики Виктор Дерябкин, а также председатель комитета по связям с политическими партиями Валентина Маринова. Этот предполагаемый исход чиновников обладминистрации в Законодательное собрание
вполне мог оказаться "мягкой зачисткой структуры исполнительной власти под грядущую смену губернатора.

  Фото: Федор Ларин
Фото: Федор Ларин

В итоге никакой "зачистки" не произошло, а команда Владимира Чуба равномерно распределилась по двум ветвям областной власти: Сергей Кузнецов и Александр Бедрик остались во власти исполнительной, Валентина Маринова и Виктор Дерябкин перешли во власть законодательную, причём последний - в качестве спикера вновь избранного парламента. Сам Владимир Чуб, возглавлявший на выборах список "единороссов", место работы решил не менять.

Состав фракции "Единой России" в Заксобрании области претерпел качественные изменения не только за счёт бывших чиновников из губернаторской команды. В региональные парламентские кресла пересели в недавнем прошлом депутаты Госдумы
РФ - Владимир Гребенюк и Владимир Катальников. Депутатские мандаты получили несколько весьма влиятельных в области фигур - например, глава УФНС по Ростовской области Юрий Зерщиков, управляющий областным отделением Пенсионного фонда Андрей Харченко, глава "Донэнерго Геннадий Локтионов. Молодое поколение депутатов пополнили Наталья Вакула и Денис Станиславов. В целом фракция "Единой России" обновилась не менее чем на треть.
ЛДПР и "Справедливая Россия" стали аутсайдерами кампании в Ростовской области, набрав соответственно по 5,77% и 5,06%. Сами проигравшие винят во всём пресловутый административный ресурс, эксперты же объясняют столь очевидный неуспех результатом неверной тактики, избранной самими партиями. "ЛДПР начала кампанию неблагоприятных условиях - после выборов в Госдуму у них сменилось руководство регионального отделения, - анализирует итоги выборов руководитель фонда "Прикладная политология" Сергей Смирнов. Кроме того, они практически не вели кампанию - кроме пресс-конференции скандально известного депутата Госдумы Андрея Лугового и пары листовок больше ничего и не было. "Справедливая Россия" выставила кандидатов во всех одномандатных округах, когда им следовало не распылять ресурс и сосредоточиться на общем списке. В итоге партии получилась не общая кампания, набор "одномандатных" кампаний, у которых изначально не было перспектив". На одной из предвыборных прессконференций кандидат от "Справедливой России" на вопрос, какое количество мандатов в будущем парламенте партийцы сочли бы своей победой, ответил философски: Если будет всего один или два мандата, то к этому можно относиться, как к половине стакана воды, - пессимист назовёт такой стакан полупустым, оптимист - наполовину полным". По итогам выборов "Справедливой России" совсем не осталось поводов для оптимизма - она стала аутсайдером кампании в Ростовской области, набрав всего 5,06%. Впрочем, на мартовских выборах "эсеры" провалились практически "на всех фронтах", не преодолев 7%-го барьера в большинстве регионов,
где избирались органы законодательной власти. "Партия не нашла своего места на "левом" поле, не смогла занять свою нишу, и неизвестно, что с нею теперь будет. Перспективы "Справедливой России" пока неутешительны - левый электорат собирают, в основном, коммунисты, протестный электорат - ЛДПР, а "эсеры" висят между небом и землёй, потому что своего избирателя у них нет, а функция по отъёму голосов у других политических сил, ради которой эта партия задумывалась, уже выполнена и неактуальна. По сути, "Справедливая Россия" - единственная партия, по-настоящему проигравшая эти выборы", считает политолог Оксана Гончаренко.


По словам депутата Госдумы Михаила Емельянова, возглавлявшего список "Справедливой России" на ростовских выборах, "эсеры" готовы анализировать свои ошибки и двигаться дальше - на муниципальных выборах, которые пройдут осенью этого года сразу в нескольких городах и районах области, партия тоже намерена выдвигать своих кандидатов. ""Справедливая Россия" - сегодня наиболее динамично развивающаяся партия. Пределы роста других партий уже известны. На что способна "Справедливая Россия" - пока не знает никто - просто не было ситуаций, в которых партия могла бы себя таким образом проявить", - считает Михаил Емельянов.

Не собирается долго сидеть у пустого корыта и ЛДПР - в её региональном отделении, скорее всего, последуют очередные кадровые перемены (в последние годы руководство реготделения менялось несколько раз, что не добавляло ЛДПР политического авторитета в регионе). "Будем укрепляться более серьёзными людьми, заинтересованными в приходе во власть на местном уровне. А по отношению к областной администрации мы станем более жёсткой оппозицией, чем были прежде", - пояснил региональные перспективы партии куратор ЛДПР по ЮФО Игорь Садовой.


 

Новости партнеров

«Эксперт Юг»
№5 (11) 17 марта 2008
Выборы
Содержание:
Реклама