Невидимая рука спекуляции

P.S.
Москва, 08.12.2014
«Эксперт Юг» №51 (340)
Я всегда с лёгкой усмешкой относился к алармистам и конспирологам, но ситуация с курсом рубля неизбежно заставляет искать объяснения происходящего где-то за пределами здравого смысла. На момент сдачи этого номера доллар стоил 54,38 рубля, евро — 67,27, и это явно не последний «очередной исторический максимум». Учитывая уже циркулирующие прогнозы в духе «200 рублей за доллар к февралю», банкиры явно задумываются о том, чтобы заказать новые таблички для уличных курсов валют — нынешние, как известно, рассчитаны только на двузначные суммы

Если же серьёзно, то с каждым днём крепнет ощущение, что ЦБ, а заодно и правительство, попросту умывает руки: падает рубль — и пусть, «невидимая рука рынка» всё расставит по своим местам. Главное, что за счёт девальвации наполняется бюджет, а дальше хоть трава не расти. О том, что неуправляемая девальвация принципиально препятствует долгосрочным планам бизнеса, да и напрочь портит пресловутый инвестиционный климат — об этом даже не говорится. Эксперты в один голос твердят о спекулятивной игре против рубля, но будет ли ей оказано сопротивление, просто неясно.

Нынешняя ситуация явно требует исторических аналогий. Во время девальвации образца 1998 года на государство, по большому счёту, никто и не рассчитывал. Премьер Кириенко, уходя в отставку после дефолта по ГКО, честно сказал: «Меня подставили», после чего рубль рухнул на четыре порядка и всем окончательно стало ясно, что надеяться можно только на себя. В 2008-м, наоборот, государство решило залить кризис деньгами, курс сначала хладнокровно держали, а потом ЦБ объявил «плавную девальвацию», в результате чего рубль, что называется, отделался лёгким испугом.

Совсем другая ситуация складывается сейчас. Если прошлый топ-менеджмент ЦБ, не отличавшийся особой открытостью, хотя бы проводил регулярные «словесные интервенции», то нынешнее руководство Центробанка даже не удосужилось сообщить стране, как долго будет лихорадить рубль, а главное — каков его оптимальный курс. Отпуская рубль в свободное плавание, ЦБ сообщил, что при необходимости валютные интервенции будут возобновлены, но когда это произойдёт — неясно настолько, что впору делать ставки в букмекерских конторах. Вместе со ставками на будущий курс.

Повторяю: я не сторонник конспирологических гипотез. Поэтому в том, что нынешняя «говорящая голова» ЦБ Ксения Юдаева обучалась в Массачусетском технологическом институте и Стокгольмской школе экономики, а затем работала в Московском центре Карнеги, я вижу прежде всего не злой умысел пресловутой «пятой колонны», готовящей в России неолиберальный реванш. Нет, это, как гласит знаменитая поговорка, не преступление: это ошибка. Воспитанные в духе поклонения «невидимой руке рынка», люди, ответственные за экономическую политику России, просто не хотят видеть реальность за шорами уютных теоретических конструкций.

Настораживает и оптимизм госбанков. На недавно проведённом нами ежегодном форуме крупнейших компаний ЮФО их региональные топ-менеджеры всячески убеждали представителей бизнеса, что ситуация в экономике сейчас штатная. Более того, один из топ-банкиров намекнул, что как раз сейчас самое время брать долгосрочные кредиты: всё равно инфляция через несколько лет их съест... Фактически это предложение сделать ставку на спекуляцию.

Увы, у подобных предложений всегда есть обратная сторона. Можно, например, вспомнить экономическую предысторию кровавого распада Югославии. Вот красноречивая цитата из статьи сербского экономиста Младжана Динкича с характерным названием «Экономика деструкции»: «Сколько себя помню, Югославия была страной, где инфляция считалась таким же нормальным явлением, как и то, что фабрики принадлежат рабочим, а земля крестьянам. Я хорошо запомнил наставления отца: “Пока у нас социализм, в социалистических банках надо брать как можно больше кредитов, а то инфляция всё съест”».

Конечно, современную Россию социалистической страной назвать сложно, но для того, чтобы догадаться, к чему приведёт затея брать побольше кредитов в расчёте на спасительную инфляцию, не надо быть сотрудником ЦБ РФ. Если отдать этот процесс на волю «невидимой руки», индексы цен и кредитные ставки будут бежать наперегонки, пока инфляция не дойдёт до такого предела, когда любая нормальная экономическая деятельность потеряет всякий смысл. Именно это и произошло в Югославии: во время подогретой кредитной гонкой гиперинфляции начала девяностых в стране, в конечном итоге, осталась только одна функционирующая отрасль легальной экономики — полиграфическая промышленность.

Аналогии с Югославией — вовсе не домыслы. Западные СМИ зачастую воспринимают происходящее в России именно в этом контексте. Так, ещё летом прошла серия публикаций, авторы которых сулили российскому президенту Владимиру Путину незавидную участь сербского президента Слободана Милошевича, который сначала был свергнут в результате «цветной» революции, а затем умер в тюремной камере Гаагского трибунала. Нам понятно, что Путин и Милошевич — фигуры разного исторического масштаба, но, если дать повод, наши западные друзья быстренько вырядят их в одни одежды.

Детонатором, запустившим процесс быстрого распада Югославии, стало превращение коммуниста Милошевича в сербского ультранационалиста. А тут и Владимиру Путину недавно услужливые советники предложили свежеиспечённую формулу русского человека, который «считает себя русским; не имеет иных этнических предпочтений; признаёт православное христианство основой национальной духовной культуры» и тому подобное. Надо ли говорить, что такие формулировки могут лишь подогреть парад национальных идентичностей — татарской, аварской, якутской, чувашской, далее везде. Так что коренные непоправимые превращения могут происходить по историческим меркам почти мгновенно. Не надо потакать спекулятивным настроениям на валютном рынке, это заразительный дурной пример, следовать которому опасно для любой национальной экономики.

У партнеров

    «Эксперт Юг»
    №51 (340) 8 декабря 2014
    Магнит
    Содержание:
    Важно иногда позволять себе лишнее

    Нынешний этап экономического развития Ростовской области и Краснодарского края наводит на размышления о том, какой должна быть региональная экономическая политика — насколько консервативной? насколько агрессивной? какая стратегия надёжнее? какая обеспечивает реальный экономический рост?

    Реклама